Ville-hearts & Marsis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ville-hearts & Marsis » Творчество » Слэши и фанфики


Слэши и фанфики

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Предлагаю сюда выкладывать различные слэши и фанфики с участием финских групп ( и не только финских). Можно свои, можно чужие - здесь много талантиливых личностей, может что-то произвело на вас огромное впечатление и вы хотите этим поделиться.... 8-)

Не сочтите меня извращенкой :flirt: это моё любимое, может кто-то ещё оценит:

Буду выкладывать по частям - очень длинное.
I

…- Отец меня спрашивает: «Сынок, а кто к тебе вчера приходил, пока нас с мамой
не было дома?» Я ему: «Папа, это Юска приходил, помогал мне делать физику». А
папаша улыбается так нехорошо и говорит: «Юска? Я тут кое-что нашел под твоей
кроватью… С каких это пор Юска носит такие вещицы?» И достает из-за спины
трусики Лины!

Слушающие покатились со смеху.

- Да-да, такие маленькие белые кружевные трусики, - воодушевленно закивал
головой Юха-Матти. – Знаете, такие, с вырезом сзади… как они называются?
- Танга? – подсказал кто-то сведущий.
- Ага, точно. Крошечная штучка, сплошные веревочки и кружева – как она это
натягивает на свою задницу, ума не приложу! Задница-то у нее в два раза больше,
чем голова… Но выглядит она в этих танга шикарно! – Юха-Матти, рыжий нахальный
парень с курносым веснушчатым носом, порочно улыбнулся словно в ответ своим
воспоминаниям. Сделал большой глоток из бутылки, делая вид, что не замечает
завистливых взглядов окружающих.
- М-да-а, - меланхолично протянул Антти. – А меня отец убил бы на месте, если бы
нашел у меня что-то подобное. Поэтому я никогда девчонок к себе домой не
приглашаю.
- Зато Вилле с отцом повезло, - Юсси легонько ткнул в бок своего соседа,
молчаливого длинноволосого юношу, который бесконечно курил и вымученно улыбался
рассказу Юхи-Матти. – Да, Вилле? Небось клёво, когда твой предок торгует
резиновыми членами и складирует дома порнуху?

Все дружно заржали, только Вилле нахмурился: его совсем не радовала перспектива
в тысячный раз пересказывать байку про то, как он в детстве играл с
фаллоимитаторами. Он молча кивнул.

- Повезти-то повезло, только мне мама не разрешала ходить к нему в гости, когда
мы в начальной школе учились, - заметил Микко, сидевший рядом с Вилле.

Но разгоряченных юнцов уже невозможно было унять; они сели на своего любимого
конька и теперь соревновались в остроумии, оглашая темную квартиру взрывами
гомерического хохота.

- Да, Вилле, ты-то у нас небось настоящий профессор в этих делах! – подытожил
наконец Юха-Матти. - Небось девственность потерял еще в детском саду, да?

Вилле неопределенно пожал плечами.

- Ну уж в начальной школе-то точно… Интересно, с кем? Эй, Микко, вы же вроде с
ним с третьего класса дружите? Уж не с тобой ли?
- Заткнись, засранец! – Микко добродушно оскалился и сделал вид, что хочет
кинуть в Юху-Матти пепельницей. Юсси и Антти продолжали сгибаться пополам от
смеха.
- Нет, правда, Вилле, расскажи нам, как оно было? А?
- Что было? – Вилле очнулся от мрачных раздумий.
- Ну твой первый раз, самый первый.
- Да, да, расскажи!
- Не ломайся, Вилль!

Вилле покорно вздохнул и на секунду прикрыл глаза, вспоминая сюжеты своих
любимых порнофильмов.

- Ну в общем… давно это было. И с двумя девчонками сразу.
- Вау!
- Да ты чё?!
- Рассказывай давай!
- Познакомились мы в… не помню уже где. Одну звали Тарья, она местная, блондинка.
А вторую – Кристина, она шведка, с такими длинными темными волосами. Обе
студентки.
- Да, шведки – они будь здоров…
- Нехилое знакомство…
- Ну, короче, я их угостил выпивкой, поболтали там о том, о сём… пригласил их
домой, сюда… Тут тоже выпили… ну и тут всякое бла-бла, «детка-конфетка», сами
знаете, что обычно говорится…
- Да, да, - нетерпеливо закивали все. – Это понятно, ты продолжай, что дальше
было.
- А дальше они решили станцевать мне стриптиз.
- Ух ты!
- Круто!
- Ага, вот на этом самом месте, под сборник хитов Элвиса. И вот так они
танцевали… и друг друга вот так вот… и по-всякому… да…
- Охренеть…
- Ну я сижу, смотрю на них, пивко потягиваю… готов к труду и обороне в общем…
Тут Тарья ко мне подходит, и на ней уже ничего нет, даже никаких танга… начала
меня целовать, раздевать… А Кристина в это время села на пол, расстегнула мне
штаны и…
- Ы-ы-ы!
- Ну и в общем я… да… А потом Тарья легла на диван, и я… с разбегу практически!
И начал её… А она: «Ах! Ох! Быстрее! Глубже!»
- Гы-гы!
- Ну, и дальше что?!
Вилле сделал театральную паузу и нарочито лениво затянулся сигаретой. Он вошел в
раж и сам уже почти верил в свой рассказ.
- И что, вы думаете, я так сразу? Не-е-т… это долго было… И вот, я уже близок,
всё приехали, и тут… Кристина садится на меня сверху!
- Э-э, погоди, как это сверху?
- Ну как, как… На тебя что, никогда сверху не садились?
- Да ты же вроде как лежал на Тарье задницей кверху, на что там еще садиться?
- Гы-гы, Вилле, у тебя что, еще и сзади что-то растет? – Юха-Матти чуть не
подавился пивом от смеха. Остальные тоже зашлись ржанием.
- Да, Вилле, а мы и не знали! Покажи-ка нам!
Вилле не мог вымолвить ни слова, только грыз сигаретный фильтр и прятал пылающее
лицо во мраке комнаты.
- Тупицы, блин, шуток не понимаете! – нахмурился Микко. – Хватит уж ржать,
сходили бы лучше за добавкой, а то вылакали уже всё… Давай, Рыжий, сгоняй на
кухню, там еще два «Будвайзера» в холодильнике.
- А чего я-то? – возмутился Юха-Матти.
- Потому что ближе всех к двери сидишь. Давай, вперед и с песнями… там еще чипсы
с подоконника прихвати!

***

Гостей удалось выдворить из квартиры только во втором часу ночи, когда всё было
выпито и съедено. Галдящая компания подростков выкатилась на улицу и отправилась
пугать запоздалых прохожих. Микко остался ночевать у Вилле, как часто бывало. Он
лег на диване, Вилле на своей кровати; они еще долго не спали, разговаривая.
Вилле продолжал курить – четвертую пачку за прошедший день. Впрочем, следующий
день уже наступил, так что эту пачку можно было считать первой.

- Слушай, Микко… это же просто vittu полная…
- Ты о чем?
- Ну о том, что мне уже восемнадцать лет, а я все еще девственник.
- Уже восемнадцать! Вот если бы тебе было уже сорок…
- Ну у тебя во сколько лет это было?
- Э-э… в семнадцать. Нет, в шестнадцать с половиной.
- Ну вот. А я всё никак, и не предвидится… А с кем у тебя было?
- С Тииной, ну знаешь, эта длинная девица, которая в позапрошлом году школу
закончила.
- А, эта дылда… ты разве с ней встречался?
- Я хотел встречаться, но после этого первого раза у нас всё и закончилось.
- Что, так плохо было?
- Не плохо, а просто стрёмно как-то, в первый раз-то… Мне еще повезло, что она
опытная была. Если бы она мне не помогала, я бы вообще никуда не попал.
- Гы-гы…
- Смейся, смейся, еще сам намучаешься с этим, когда время придет…
- Боюсь, уже не придет…
- Вилле, понимаешь, с этим делом не нужно торопиться. Главное, встретить
правильного человека… и быть морально готовым… И ты обязательно поймешь, когда
наступит время для этого.
- Ты что, подростковых журналов начитался? «Поговорим о сексе», да?
- Хех… Но это же правда, поверь мне.
- Да я верю… Знаешь, я ведь действительно хочу, чтобы это было не как-то так, а
с девушкой, которую я люблю, по-настоящему люблю. Чтобы это была моя настоящая
любовь.
- Серьезные запросы у тебя. Если повезет, так и будет. А если нет… тогда долго
ждать придется.
- Во-во, я о том же. Ждать-то не хочется. Обидно так… Я ведь даже целоваться
толком не умею.
- Тренировка, дружок! На помидорах не пробовал? Или может у твоего отца в
магазине какие-нибудь поцелуйные тренажеры есть?
- Заткнись ты…
- Да ладно, не обижайся. Ты же вроде целовал Санну на дискотеке в прошлом году,
я сам видел.
- Да, но она не захотела со мной встречаться после этого. Променяла меня на
этого кретина Яни, сам знаешь… И еще пару девчонок я пытался поцеловать, но
только по морде от них получал.
- Конечно, они не любят, когда всякие пьяные придурки к ним лезут.
- А трезвый я и подойти-то к ним боюсь. Нафиг я им нужен? Чучело такое… куда мне
до Яни…
- Слушай, ну перестань… никакое не чучело… Всё еще будет, встретишь ты свою
любовь.
- Угу, лет через тридцать… а до этого в монастыре поживу. Ты не знаешь, в
Лапландии монастыри есть?
- Почему в Лапландии именно?
- Ну там так красиво… и печально… мы с отцом туда ездили, когда мне лет десять
было… самое место для девственника.
- Черт, да хватит уж нудеть, лапландский старец! В конце концов если уж так
невтерпеж, то ты же не безрукий, вот и помоги себе сам.

Вилле обиженно засопел и начал искать, чем бы швырнуть в Микко. Подушка была
только одна, и пришлось отказаться от идеи артобстрела.

- Ладно тебе, не обижайся…И не надо в меня ничем кидать… Извини. Давай лучше о
деле подумаем.
- О каком?
- Как о каком? О группе. Это не дело что ли?
- Ну так и что?
- А то, что надо начинать что-то с ней делать. Не всю же жизнь в гараже
репетировать.
- Да я не придумал еще, что делать. И с чего начинать.
- У меня тут идейка есть… Я вчера поговорил со старшим братом Юски, и он
рассказал об одной группе, 69 Глаз…
- Сколько глаз?
- 69. Какая нафиг разница? В общем, это те парни, которые играли на фесте в
Тампере прошлым летом, такие припанкованные готы, помнишь их?
- Припоминаю что-то… Им же лет по тридцать наверное. Ископаемые такие.
- Вроде того. Но дело в том, что их солист – Юрки его зовут – имеет кучу связей
в шоу-бизнесе, и , говорят, охотно помогает начинающим группам. По крайней мере
может порекомендовать нужных людей. Понимаешь, к чему я?
- Ну да. Надо с ним законтачить?
- Лучше всего будет дать ему послушать нашу демо-кассету. Иначе нафиг мы ее
записывали? В лучшем случае он кого-то порекомендует, в худшем – скажет, какие у
нас есть провалы и над чем еще надо работать.
- Дело говоришь. И где его найти?
- Он ди-джеем подрабатывает, играет по готик-клубам. Завтра крутит пластинки в «Кело»,
там и надо его отловить и дать ему демо.
- Отловим. Во сколько пойдем?
- Я не могу пойти, у меня свидание.
- Значит, надо Линде позвонить…
- Линде со своей девушкой уезжает на уик-энд.
- Ну вот… мне что, одному тащиться туда?
- А что? Сходишь один…
- Да ну…
- Ты что, боишься что ли?
- Я-то? Чего мне бояться?
- Ну мало ли… Говорят, они все вампиры, а Юрки питается исключительно кровью
мальчиков-девственников, - Микко загробно заржал.
- Vittu! - подушка всё-таки полетела в сторону дивана и тупо стукнулась о стену.
- Спокойно, не буянь, Вилль… Всё будет хорошо, он не успеет тебя съесть.
- Я серьезно. Мне не нравится, когда меня посылают разруливать какие-то дела,
как будто я крайний. Это из-за того, что я из вас самый мелкий что ли?
- Это из-за того, что ты вроде как лидер в группе, забыл? Хватит уж ломаться… я
знаю, что ты всё равно пойдешь, потому что тебе нужна наша группа и ее успех.
Больше, чем нам всем. Ты же в лепешку разобьешься ради группы. Не так что ли?
- Посмотрим… может и не пойду еще никуда…
- Как хочешь. Лови подушку, кстати. И давай спать.
- Угу. Спокойной ночи.
- Спокойной. И хватит курить уже в конце-то концов, всю комнату задымил…

II

…- А перед тем, как завершить нашу инфернальную вечеринку, я предлагаю вашему
вниманию этот дьявольски прекрасный ремикс! «Bela Lugoshi is dead», классика
тёмного жанра! Слушайте, дети ночи, и пусть эта музыка наполнит ваши сердца
своей мрачной красотой! А с вами весь вечер был вампир из Хельсинки, Юрки 69!

Этот низкий глуховатый голос походил на голос, рассказывающий байки из склепа.
Его обладателя было не разглядеть, только длинный силуэт за ди-джейской
вертушкой изредка появлялся в алых вспышках прожекторов на сцене. Готическая
вечерика в «Кело» удалась на славу, как впрочем и любое мероприятие с участием
этого персонажа из числа хельсинкской богемы.

Да, Вилле все-таки отправился в тот вечер в «Кело», прихватив демо-кассету своей
группы. Идти, мягко говоря, не хотелось, но Микко был прав: кажется, выпал шанс
что-то реально сделать для их метал-бэнда, и упускать его ни в коем случае
нельзя. Встреча с сомнительной личностью – не самое неприятное из того, что,
возможно, еще предстоит сделать в будущем, а Вилле действительно был готов
сделать многое.

Сколько он себя помнил, он всегда играл в группах, иногда в нескольких сразу, с
того юного возраста, когда научился держать в руках бас-гитару. Играл на ней, и
на обыкновенной гитаре, и на ударных, и на клавишных. А год назад, когда они с
Микко и Линде решили организовать собственную группу, его неожиданно выдвинули
на передний план, к микрофону. Он в общем-то любил петь, но позволял себе делать
это только в ванной, под душем, либо на вечеринках, в невменяемом состоянии; у
микрофона он чувствовал себя неуютно, завидуя Микко, который отобрал у него роль
бас-гитариста. Но похоже, это было правильное решение, потому что он один
сочинял слова и музыку для всех песен группы, а кто еще должен был бы озвучивать
этот поток чувств восемнадцатилетнего поэта? Песни Вилле были частью его самого;
слушать, сочинять и исполнять музыку было для него так же необходимо и
естественно, как дышать кислородом. Даже больше, потому что дышать ему иногда
было нелегко, а вот музыка его никогда не подводила. Прошло уже несколько лет с
тех пор, как он осознал со всем спокойствием и ясностью: вот оно, его
единственное предназначение в жизни. Он еще подумывал о серьезном занятии
живописью, но все же чаще видел себя в будущем именно музыкантом – известным,
разумеется, вроде Оззи Осборна, а его группа когда-нибудь будет из тех, чьи
названия эквивалентны слову «легенда». Пока же у группы не было даже названия,
хотя они перебрали сотни штук, одно другого страшнее, пока они просто играли
хэви-метал в гараже отца Вилле, изредка выступали на вечеринках для пары
десятков друзей и мечтали о славе, а Вилле мечтал еще и о настоящей любви.

Одно было тесно связано с другим, ведь как известно, у рок-звезд отбоя нет от
поклонниц, они слетаются на звездное тело, как мухи на мёд, и уж тогда-то Вилле
точно сможет познать все прелести плотской любви и выбрать из числа поклонниц ту
самую, одну-единственную. До сих пор в личной жизни ему исключительно не везло,
он не пользовался популярностью у противоположного пола и его жалобы лучшему
другу прошлой ночью были обоснованны. Впрочем, в роли кумира молодежи,
окруженного восторженными фанатками, он тоже представлял себя слабо. Слишком
хрупкий, чтобы быть парнем, и слишком угловатый, чтобы сойти за девчонку – таким
не место на обложках солидных рок-журналов. Разве приличная метал-звезда может
быть таким долговязым и худющим созданием, у которого с трудом можно обнаружить
какие-то намеки на мускулы, зато ключицы, коленки, локти и ребра во всех местах
выпирают через бледную кожу? Разве секс-символ может иметь такое лицо –
состоящее, кажется, из одних сплошных глаз и большого, нервного рта? Лягушонок
Маугли, да и только. Губы у него были по-детски полные, в самый раз для того,
чтобы обиженно надувать их, выпрашивая что-нибудь у родителей, но никак не для
роковых ухмылок повидавшего жизнь мачо. К тому же отвратительная щель в передних
зубах давно отучила его широко улыбаться и вообще открывать рот без повода.
Глаза у него были светлые, прозрачно-зеленые, казавшиеся огромными из-за
болезненных темных теней, вечно их окружавших. Ко всему этому безобразию
прилагался острый подбородок, высокий лоб и сильно выступающие скулы, а довершал
печальную картину вздернутый кверху нос – внеочередной пропуск на все главные
роли в фильм о трех поросятах. Пытаясь хоть как-то отыграться у надругавшейся
над ним природы, Вилле отрастил длинные волосы, классику рок-жанра. Они
дотянулись до плеч и спустились чуть ниже, но дальше расти не желали ни в какую.
Вместо этого они вились, путались и вообще делали, что хотели, особенно в сырую
погоду. Вилле отчаянно завидовал своему другу Линде, у которого была роскошная
густая грива до пояса, натурального золотистого цвета. Его же собственные кудри
не давали ему права называться ни брюнетом, ни нордическим блондином, они имели
цвет самого унылого осеннего финского вечера, как и его ресницы – светлые,
пушистые и неприлично длинные, как у девчонки.

В очередной раз перебирая в голове все эти неутешительные факты о себе самом,
Вилле уныло плелся в ресторанную часть клуба. Ди-джей, окончив свой сет, судя по
всему отправился туда, и Вилле готов был поспорить, что он находился в центре
шумной компании в углу зала. Там несколько столиков были сдвинуты вместе и
уставлены бутылками и стаканами, а за столиками собралось человек десять – все
черной блестящей коже и металлических украшениях, все шумные, пьяные и громко
смеющиеся. Вилле спросил у официанта, не там ли сидит ди-джей, только что
отыгравший сет – официант утвердительно кивнул.

Они, похоже, были самыми готическими готами на этой готик-вечеринке и во всем
Хельсинки. На них были кожаные штаны, куртки и плащи, ботинки с заклепками,
массивные цепи на шеях и кольца на пальцах, обведенные черным глаза резко
выделялись на бледных лицах, а волосы были уложены в диковинные прически. С ними
сидели несколько девушек – таких же готических, с фигурами, какие Вилле видел
только в немецких порнофильмах. Две из них теснили своими мощными бюстами
длинноволосого человека во главе стола. Вилле сразу подумал, что это и есть тот
самый Юрки. Подойдя к столикам, он принял по возможности суровый вид и громко
сказал, стараясь перекричать их смех и доносившуюся из другого зала музыку:

- Привет! Кто здесь Юрки? Мне нужно с ним поговорить.

Смех и разговоры сразу стихли, и несколько пар глаз уставились на него с
удивлением и любопытством. Его рассмотрели снизу доверху и сверху донизу, а
потом кто-то из девиц прыснул от смеха. Остальные дружно подхватили, и на Вилле
посыпалось:

- Юрки, говоришь, тебе нужен? Это зачем еще?
- Юрки, глянь-ка, к тебе твой фанат пришел!
- На чём тебе расписаться? Подставляй, не стесняйся!

Вилле с удовольствием провалился бы сквозь землю, если бы мог. Он чувствовал
себя идиотом-недорослем, который нагло вторгся на взрослую вечеринку, хотя эти
люди вряд ли были намного старше его самого. Он ждал, что сейчас кто-нибудь
скажет: «Иди-ка ты лучше спать, мальчик» - и у него хотя бы будет повод
повернуться и уйти из этого кошмара. Но человек во главе стола жестом приказал
всем замолчать и устремил на Вилле внимательный взгляд сквозь темные очки.

- Юрки – это я. – Его голос был таким же низким и глубоким, как и со сцены, но
совершенно спокойным и бесстрастным. – Что тебе надо?
- Поговорить. Дело есть.
- Хорошо. Пойдем, поговорим. – Он поднялся, отстранив от себя обеих девушек,
которые протестующе заныли. – Я скоро вернусь, веселитесь пока без меня.

Он выбрался из-за столика и поманил Вилле за собой. За их спинами снова
раздались смешки и невнятные комментарии сомнительного характера.

Вилле следовал за темной фигурой Юрки, как тень, через тускло освещенные залы
клуба, и люди расступались перед ними. Они прошли к барной стойке и сели у ее
дальнего конца, где было относительно тихо и пусто. Юрки взгромоздился на
высокую табуретку, как большая черная птица на насест, и впервые за весь вечер
Вилле смог его спокойно рассмотреть. На вид Юрки было лет тридцать; может быть,
чуть меньше, а может быть и больше, это был тот случай, когда мужчина не имеет
возраста, а просто является зрелым, многое повидавшим мужчиной – в самом
расцвете сил, как говорится. Он был высок, выше Вилле, и его стройная, довольно
спортивная фигура выгодно подчеркивалась готическим нарядом – черными штанами из
блестящей кожи и черной же шелковой рубашкой, кокетливо расстегнутой до середины
груди. На штанах у него болталась цепь – по виду гораздо изысканнее и дороже,
чем у самого Вилле, а с шеи свисали многочисленные готические кресты,
пентаграммы и странного вида амулеты. Больше всего Вилле поразили волосы этого
парня: длинные, до середины спины, прямые, иссиня-черные, с таким же шелковым
отливом, как его рубашка, совершенно потрясающие волосы. У Юрки были крупные,
мужественные черты лица, идеально правильный, прямой нос, жесткая линия рта –
всё, что обычно говорит о сильном характере. А когда Юрки снял темные очки и
положил их на барную стойку, у Вилле буквально перехватило дыхание от его глаз.
Это были глаза настоящего вампира: цвета голубого льда со стальным оттенком.
Аккуратно обведенные черными линиями, они резко выделялись на его бледном лице.
Бледность, судя по всему, была не столько натуральная, сколько достигнутая с
помощью тональных средств, а крупные скулы подчеркнуты румянами. Это делало Юрки
похожим на маскарадного Пьеро, но не на классического – невинного и
трогательного, а на Пьеро порочного, властного и опытного во всех смыслах этого
слова. Юрки, похоже, знал, какой эффект производит своей внешностью, и, заметив
обалдевший взгляд Вилле, ухмыльнулся понимающе и слегка презрительно. В его
обжигающе холодные голубые глаза невозможно было смотреть слишком долго; они
грозились проморозить всю душу насквозь, как и его голос, похожий на лапландский
снег – глубокий, мягкий и такой же безразлично-ледяной.

- Как тебя зовут? – спросил голос, не допускающий возражений.
- Вилле Херманни. Вало.

Они обменялись рукопожатиями. Вилле почувствовал всю жалкость своей худосочной
лапки с вечно обо что-то пораненными пальцами в этой сильной, но ухоженной руке.
Даже ногти на пальцах Юрки были накрашены черным лаком, а сами пальцы унизаны
массивными серебряными перстнями в виде когтей и черепов.

- Что у тебя за дело ко мне?
- Понимаешь, я играю в одной начинающей группе… и пою тоже…
- Интересно, - Юрки вежливо наклонил голову, но судя по интонации, интереса для
него этот факт совсем не представлял. – И что же вы играете?
- В основном металл. Блэк-метал. Но при этом ориентируемся на Блэк Саббат, Кисс,
Зеппелинов и всяких таких старичков…
- Каверы играете или что-то свое?
- Начинали с каверов, сейчас уже пытаемся что-то свое придумывать.
Инструменталки в основном, ну и тексты тоже кое-какие появляются…
- Понял. И ты хочешь, чтобы я как-то помог вам пробиться? – прямо спросил Юрки.
- Ну да, - Вилле поразился собственной наглости.
- Знаешь, такие, как ты, ко мне десятками приходят. Я не могу что-то делать для
всех и каждого. Чем конкретно ты и твоя группа можете меня заинтересовать?
- У нас есть демо, - Вилле выудил из кармана аудиокассету. Это демо далось им
потом и кровью; на его запись ушел не один год, потому что в процессе этой
записи басиста Микко неожиданно забрали в армию. – Послушаешь?
- Ну давай, - Юрки не глядя взял кассету и положил в карман. – Мы с ребятами
послушаем и подумаем, что можно вам посоветовать.
- Спасибо большое.
- Да не за что… Слушай, а как мне тебя найти, если ваше демо нас заинтересует?
Телефон свой дашь?

Юрки попросил у бармена ручку и под диктовку Вилле нацарапал на салфетке его
телефон. Даже почерк у Юрки был какой-то готический.

- Тогда если что, я позвоню тебе. Но не думаю, что это будет раньше послезавтра.
Договорились?
- Договорились. Спасибо еще раз, и извини, что утащил тебя у друзей.
- Да ничего, дело-то всё-таки важное, - Юрки улыбнулся почти тепло. – Кстати,
может, присоединишься к нашей вечеринке? Выпивки на всех хватит.

Вилле совершенно оторопел от такого предложения. Загипнотизированный магическим
взглядом этого псевдовампира, зачарованный его внутренней силой и уверенностью,
Вилле отдал бы всё, лишь бы провести еще какое-то время рядом с Юрки, попытаться
разгадать загадку его мрачной привлекательности и, может быть, даже самому чему-то
научиться. Но внутренний голос вопил: «Беги, спасайся! Он сожрет тебя и выплюнет,
и даже ни одна жёлтая газета потом не напишет: «Юный, подающий надежды поэт пал
от руки вампира из Хельсинки»! Это ничем хорошим не закончится, как пить дать!»
Потом Вилле представил себе, что ему придется присоединиться к компании этих
веселых и наглых друзей Юрки, и ему стало совсем не по себе. Поэтому он уверенно
сказал, с видом полной небрежности:

- Нет, спасибо, я тороплюсь. – Для вида взглянул на запястье, но часов он
отродясь не носил. – Приятно вам повеселиться.
- Жаль. Тогда пока. Увидимся еще.
- Пока.

Вилле встал и, на ходу закуривая, быстро направился к выходу из клуба, унося в
памяти последний взгляд Юрки – странный взгляд, который совершенно никак нельзя
было объяснить. И пока он не дошел до противоположного конца зала, он все еще
чувствовал, как этот взгляд растекается по его спине горячим и липким пятном.

***

Вечером следующего дня Вилле сидел дома в одиночестве, потягивая пиво и подбирая
на гитаре новую мелодию. Телефонный звонок бесцеремонно вырвал его из творческой
задумчивости; скорее всего, это Микко собирался вытащить его в какой-нибудь бар.
А может быть и не Микко…

Не Микко. Тот самый голос, спокойный и холодный, звук которого вызывает в памяти
глаза его обладателя, совсем уж ледяные.

- Вилле? Это Юрки. – Голос всё-таки был теплее, чем вчера; пусть на пару
градусов, но всё же теплее.
- Да, привет, узнал тебя.
- Я тут послушал ваше демо…
- Да? И как? Действительно плохо или совсем полное vittu?

Юрки усмехнулся в трубку.

- Признаться, мне приходилось слушать много демо-записей, но ваша… Отличается от
остальных. Типичный начинающий метал-бэнд, грязновато и наивно, но с потенциалом
явно выше среднего.
- О… - Вилле пришлось присесть на подлокотник дивана. – То есть ты хочешь
сказать, что мы не бездарны?
- Более чем. И ты лично небездарен особенно. Мне чертовски понравился твой голос…
Понимаешь, мы как раз ищем хорошего бэк-вокалиста для записи нашего нового
альбома. Я бы хотел, чтобы ты завтра пришел к нам в студию на прослушивание.
Придешь?

Вилле сглотнул.

- Да, конечно. Куда и когда?
- В пять часов. – Юрки продиктовал адрес. – И насчет вашего демо я завтра тебе
скажу более развернуто, хорошо?
- Угу.
- Тогда до завтра.
- До завтра.

Мелодию он подбирал до самого утра, но так и не подобрал, она совершенно
вылетела из головы.

III

Наверное, неосознанно перед важным походом в студию 69 Глаз Вилле надел черную
рубашку. Шелковой у него не было, но и простая хлопковая смотрелась вполне
прилично, придавая ему довольно строгий вид. Правда, расстегнуть ее ниже самой
верхней пуговицы он не решился. В таком виде он и отправился в студию 69 Глаз –
трепещущий перед неизвестностью, но упивающийся значимостью предстоящей ему
миссии.

Студия Глаз была настоящей мечтой для таких начинающих музыкантов, как Вилле.
Просторная, с отличной акустикой, оборудованная по последнему слову техники – у
Вилле глаза разбежались от обилия незнакомых ему вещей. В студии даже имелась
парочка мягких диванов, где уставшие от творческих работ музыканты могли бы
отдохнуть и выпить кофе.

Группа была в студии в полном составе, они репетировали новые песни, и Вилле
стал первым и единственным слушателем эксклюзивного материала. Все были совсем
не так агрессивны, как позавчера вечером, и очень тепло настроены по отношению к
нему – в особенности Юрки, который представил Вилле почти как своего друга, что
было чрезвычайно лестно. Единственное, что смущало, это был его взгляд, который
Вилле время от времени ловил на себе – взгляд, похожий на тот, в клубе. А еще
похожим образом на него смотрел учитель геометрии в девятом классе. Вилле в
геометрии не смыслил ни черта, поэтому под такими взглядами всегда чувствовал
себя идиотом. Причем идиотом, которого заподозрили в чем-то грязном и запретном.

Вскоре все музыканты, кроме Юрки, закончили репетицию и разошлись. В студии
кроме него и Вилле остался обаятельный энергичный парень по имени Джонни-Ли,
продюсер и звукорежиссер 69 Глаз. Они-то вдвоем и высказали Вилле свое мнение
относительно демо-записи его группы. Юрки и Джонни-Ли явно старались не
переусердствовать в похвалах, но в целом их обстоятельные комментарии привели
Вилле в полный восторг и пару раз даже вогнали в легкое смущение. Похоже, эти
парни и в самом деле заинтересовались его группой и собирались помочь, чем
смогут.

Потом перешли к бэк-вокалу, и Вилле предложили спеть на пробу какую-нибудь из
своих любимых рок-баллад. Он выбрал роллинговскую “Angie”. Нелегко было начать
петь ее, стоя посреди студии в наушниках, перед непривычно навороченным
микрофоном, под пытливыми взглядами двух мужчин. Вилле изо всех сил прижимал
наушники, стряхивал волосы на лицо и, закрыв глаза, пытался сконцентрироваться
только на песне. Он пел ее так, как пел под гитару, в одиночестве или в компании
Микко и Линде. Пел и вспоминал, как неловко танцевал с девушкой по имени Санна
на школьной дискотеке под эту романтичную мелодию. Пел так, как будто сам
написал эту песню о себе самом и как будто она звучит из самого его сердца – ему
казалось, что только так и можно петь.

Последний аккорд смолк, и Вилле осторожно открыл глаза. Увидел, как Юрки и
Джонни-Ли красноречиво переглянулись, и не смог сдержать торжествующую улыбку.
Ему и самому показалось, что он неплохо спел.

- Ну ни фига себе, - только и сказал Джонни-Ли. Юрки промолчал, но это молчание
много значило для Вилле.

Джонни-Ли засыпал его вопросами. Где ты учился? Со скольких лет поешь? Кого
берешь за образец? Нигде не учился. Правда, даже нот не знаю. Пою всю жизнь,
сколько себя помню; не могу не петь. За образец – всех понемножку. Ну там Оззи,
Питер Стил… Элвис – больше всех.

- “Love me tender” знаешь? – подал голос Юрки.
- Разумеется.
- Тогда давай.
- Нет, лучше в другой раз. А сейчас что-нибудь другое… “Stairway to heaven”
например.
- Ну хорошо, - Юрки нашел нужный диск.

Вилле готов был петь что угодно, но только не эту знаменитую элвисовскую балладу.
Слишком удивительно она каждый раз действовала на его душу, слишком дорогой и
личной была для него, чтобы исполнять по чужой просьбе – а кто знает, почему из
сотен песен Пресли Юрки выбрал именно ее.

Джонни-Ли и Юрки были в восторге от пения Вилле. После еще нескольких проб они
предложили ему поэкспериментировать конкретно с бэк-вокалом, и Юрки встал к
соседнему микрофону. Они пели вдвоем новую песню 69 Глаз, и Вилле быстро понял,
что здесь от него требуется: создать тонкую и нежную подкладку для вокала Юрки,
похожего на траурный бархат, тяжелый и мягкий. Это было так необычно, так
интересно и увлекательно, что время летело незаметно, и Вилле даже не думал о
том, чтобы устроить перекур.

Был уже поздний вечер, когда Джонни-Ли спохватился и вспомнил о какой-то важной
встрече. Он быстро собрался, надавал Вилле кучу полезных указаний и убежал,
оставив после себя ощущение приятной грусти: вот только что здесь был такой
замечательный, позитивный человек, и к сожалению ушел. Юрки, похоже, был
совершенно не настроен на прекращение работы и прямо заявил: мне нужно знать
полные возможности нашего будущего бэк-вокалиста. Его слова придали Вилле новых
сил и он продолжил демонстрировать Юрки свои любимые песни в собственном
исполнении.

Это случилось, когда он пел старую народную песню “Valo Yossa” на родном финском
языке. Как обычно закрыв глаза, он плыл по течению пленительной мелодии,
наполняя ее словами, когда рука Юрки легла ему на плечо и прохладные пальцы
коснулись шеи. Вилле вздрогнул, подавился звуками и испуганно открыл глаза.
Терпко-сладкий запах парфюма Юрки накрыл его с головы до ног, и от этого запаха
сердце болезненно ёкнуло. Музыка текла мимо, безнадежно убегая всё дальше и
дальше.

- Да не дергайся ты, не укушу, - проворчал Юрки. - Я всего лишь хотел посмотреть,
как ты дышишь. Я тоже непрофессиональный певец, но опыт у меня побольше твоего,
так что могу кое-что дельное посоветовать. Тебе надо больше использовать
диафрагму, когда поёшь, тогда звук будет глубже и сильнее, понимаешь? Где она
тут у тебя? – рука Юрки зашарила по груди Вилле и скользнула между пуговиц
рубашки. – Кошмар, сплошные рёбра… ага, вот здесь вроде должна быть… Попробуй,
вдохни посильнее. Чувствуешь?

Вилле честно попробовал, но получилось как-то не очень. Почувствовал он только
то, что его окатило волной озноба от шевеления пальцев на груди. Сердце впало в
настоящую истерику.

- Расслабься… попробуй еще раз… вот так, молодец. А теперь спой что-нибудь и
увидишь, что легче будет получаться. Давай вместе попробуем… вот там, где “…
kohdusta hautaan” надо акцентировать выдох именно на “hautaan”, сверху вниз…

Вилле никак не мог взять в толк, чего хочет от него Юрки и как на самом деле
надо дышать. К тому же непривычно было ощущать под одеждой чужие холодные пальцы,
и это не давало сосредоточиться. Наконец, он рассердился сам на себя, мысленно
приказал себе собраться – и всё неожиданно получилось. Под одобрительные
возгласы Юрки он наслаждался глубиной и мягкостью собственного голоса, о которой
раньше и не подозревал.

- Молодец! А теперь еще кое-что… ты не против?
- Да нет, я могу сколько угодно петь, - Вилле довольно улыбнулся.
- Была бы моя воля, я бы тебя заставил петь сутки напролет… Мне хочется услышать
твой полный диапазон. Подозреваю, что он у тебя три октавы, не меньше… Давай
теперь так: ты будешь петь на самых высоких тонах; так высоко, как только
получится, ОК? – Юрки поставил новую фонограмму, вернулся к Вилле и снова
приобнял его, запустив пальцы под рубашку. Пожалуй, это было лишним, потому что
с диафрагмой Вилле уже разобрался. Но как ни странно, теперь прикосновения Юрки
придавали ему уверенности.

Взбираться на высоту собственного голоса было легко и приятно. Он пробовал
делать это то медленно, словно закручивая тончайшую спираль, а то взлетая быстро
и резко, превращая голос в натяную до предела звенящую струну и с тайным
торжеством отмечая, что у Юрки, скорее всего, заложило уши. Вилле эффектно
оборвал последнюю ноту на грани ультразвука и осторожно перевел дыхание.

- Потрясающе! – в голосе Юрки был неподдельный восторг. – А теперь то же самое,
только как можно ниже.

То же самое – но в обратную сторону, вниз, вглубь, будто спускаясь в темную
пропасть. Это было сложнее, только в самом начале получилось резко нырнуть на
октаву вниз, а потом уже пришлось будто спускаться по ступенькам. Шаг за шагом,
лестница уходит во тьму, она становится всё круче, и все труднее переводить
дыхание. Но останавливаться нельзя, надо спуститься до самого конца – туда, куда
он еще ни разу не осмеливался заглядывать. Доказать что-то важное самому себе –
и главное, этому человеку, чья рука буквально обжигает кожу на груди – или это
жжёт в груди изнутри? Еще шаг, и еще один – главное, ничего не бояться; темно –
это потому что закрыты глаза; ничего, кроме темноты, и музыки, и ступенек
лестницы, и горячего прикосновения; и еще шаг вниз, и еще…

И тут лестница неожиданно закончилась, и на ее последней ступеньке воздух исчез.
Его просто кто-то исключил из состава окружающего мира, без всякого
предупреждения – а может быть, его никогда и не было на дне колодца, куда никто
никогда не заглядывал. Ощущение было знакомым; попытка вдохнуть принесла только
острую боль в груди, а когда он открыл глаза, тьма не рассеялась. Кто-то очень
далекий позвал Вилле по имени, а потом и слух отказал, осталось лишь
прикосновение чужих пальцев на груди. Оно как будто раздвоилось, отпечаталось
еще и на спине; эти призрачные руки подхватили обмякшее тело Вилле и, кажется,
привели его в горизонтальное положение – а может быть, это ему только показалось,
потому что окружающий мир лишился верха и низа и превратился в сплошную
удушающую тьму. Горячая волна поднялась из груди и обожгла горло; уже на грани
гаснущего сознания мелькнула мысль: вот так оно всё и закончится, не успев
толком начаться, вот и всё…

А потом его лёгкие почти разорвало изнутри потоком вливающегося в них воздуха.
Это было больно, и всё существо Вилле запротестовало: не надо, перестаньте, я не
хочу возвращаться, мне и так хорошо! Но лёгкие отреагировали по-своему, и
сбившийся было механизм внутри попытался снова заработать. Вторая волна снова
обожгла всё в груди, но это была исцеляющая боль, чистая энергия, перетекающая в
тело Вилле напрямую из чужого тела. Она сделала своё дело, и Вилле со свистом
выдохнул воздух, широко распахнув глаза. Первое, что он осознал - то, что чьи-то
губы только что оторвались от его собственных побелевших губ. А потом включился
инстинкт самосохранения, выработанный с годами: там, в заднем кармане джинсов
обязательно должен быть ингалятор, он всегда там лежит. Юрки помог ему вдохнуть
лекарство, и бережно опустил его голову на свою свернутую куртку. Вилле
сосредоточился на дыхании: самое главное – успокоится, тогда всё быстрее пройдет.
Спазм понемногу отступал, чувство панического страха уступало место другим,
нормальным ощущениям. Выступивший на висках холодный пот, непроизвольно
хлынувшие из глаз слёзы, солёно-горький вкус во рту вместе с остатками этого
чужого вкуса на губах. Свежий, прохладный воздух улицы ласково прошелся по лицу
– кажется, Юрки открыл окно – и охладил обнаженную грудь. Да, пуговицы на
рубашке уже оказались полностью расстегнутыми.

Склонившись над Вилле, Юрки осторожно убирал спутанные пряди волос с его лица.
Вилле никогда бы не подумал, что эти сделанные изо льда глаза могут глядеть вот
так – с неподдельным состраданием и тревогой. И эти всегда такие уверенные
пальцы сейчас дрожали как будто изнутри.

- Астма? – спросил Юрки. Вилле готов был поклясться, что в голосе тоже
поселилась дрожь.
- Да… - с трудом выдохнул Вилле.
- Черт, парень, ну и напугал ты меня! – Юрки облегчил душу красочным
ругательством. – Может, тебе врача вызвать?
- Нет, не надо… всё в порядке уже…
- В порядке… то-то ты еле дышишь…
- Сейчас это пройдет… Да, у тебя кровь… здесь… - Вилле потянулся пальцем к губам
Юрки, где красная клякса двоилась и смутно проступала сквозь туман, все еще
застилавший глаза.

Юрки поступил как настоящий вампир: просто облизал губы, начисто смыв пятнышко
крови. А когда он склонился к Вилле, замутненное сознание юноши вдруг озарилось
шальной мыслью на грани бредового желания: сейчас Юрки и с его губ слижет кровь
таким же образом. Но Юрки всего-навсего достал из кармана носовой платок,
ослепительно белый, невероятно контрастировавший с его образом. Вытер сначала
кровь с губ Вилле, а потом и слезы, сверкавшие в уголках его глаз.

- Воды попить хочешь?
- Угу.

После пары глотков из пластикового стакана Вилле почти совсем пришел в себя. По
крайней мере заставил себя приподняться и принять по возможности бодрый вид.
Дыхание более-менее восстановилось.

- Лежи, не дергайся…
- Да всё нормально уже.
- Часто у тебя так бывает?
- Да нет. То есть бывает, да, но чтобы так сильно – это довольно редко. От
простуды, например, от перенапряжения…
- Прости, это я тебя замучил совсем. Тебе действительно не стоило так
напрягаться.
- Да брось ты, ничего я не напрягался… Это ты меня прости, что я тебя напугал.
- Да уж, это точно, до чертиков… От чего это всё-таки случилось?
- Понятия не имею. От нервов наверное.

Вилле сразу пожалел о своей последней фразе: сейчас Юрки неминуемо спросит, от
чего это он так разнервничался. От чего, в самом деле? Вилле понятия не имел.

Но Юрки неожиданно сказал совсем другое:

- В общем, это неважно. Думаю, на сегодня нам лучше прекратить эксперименты и
отвести тебя домой. Где ты живешь?


У себя дома Вилле вежливо предложил Юрки что-нибудь выпить. Юрки не отказался, и
Вилле пришлось метаться по захламленной кухне в поисках какой-нибудь жидкости,
пригодной для приема внутрь. Обнаружилась целая бутылка светлого пива, не совсем
холодного, но вполне приличного.

- Ты-то сам не будешь? – спросил Юрки, открывая бутылку.
- Не-а, не хочется.

Юрки одним глотком ополовинил бутылку и довольно улыбнулся.

- Хорошая вещь… разбираешься в пиве. А ты тут один живешь?
- Ага, совсем один.
- Нравится?
- Очень. Можно здесь свинячить, всю ночь играть на гитаре, курить траву,
устраивать вечеринки… А можно валяться в горячей ванне, листать порножурнал и
никто не будет ломиться в дверь и спрашивать, что ты там делаешь уже два часа.
- Это точно, - рассмеялся Юрки. – И девчонок можно водить хоть толпами…
- Ну, - Вилле неопределенно развел руками. – Можно, конечно.
- И давно ты тут наслаждаешься?
- Несколько месяцев уже.
- Снимаешь или твоя собственная квартира?
- Снимаю. Точнее, родители платят за аренду квартиры. Они мне ее как бы подарили
на восемнадцать лет. Представляешь, пришли ко мне в больницу и говорят: «мы
сняли тебе квартиру, теперь будешь жить один!» Я чуть не сдох от счастья!
- А чего в больницу-то?
- Ну я там лежал, когда мне еще семнадцать было… долго, до совершеннолетия
долежался.
- Из-за этой пакости?
- Ага, из-за нее.
- А я не думал, что тебе восемнадцать лет.
- Да ладно… мне давно уже восемнадцать.
- Нет, в смысле, я не думал, что тебе еще восемнадцать. Думал, двадцать уже
точно есть.
- Правда? Не-е-т, пока еще нет, - Вилле расплылся в счастливой и гордой улыбке,
не распознав тонкую лесть со стороны Юрки.

Юрки оценивающе взглянул на остатки пива в бутылке.

- Точно не будешь? А то я допью.
- Допивай, я не хочу. Мне всё еще нехорошо как-то.

Его и правда слегка мутило при одном виде этого напитка. Странно, обычно после
приступа он быстро приходил в себя. Или дело было в мысли о том, что пить пиво
ему придется именно из этой бутылки и касаться губами ее толстого стеклянного
горлышка, которого касались губы Юрки?

- Да уж, вижу. Тебе бы сейчас лучше горячего молока с печеньем и баиньки, да? –
усмехнувшись, Юрки поставил опустошенную бутылку под стол. – Пойдем, уложим тебя
спать.

Вилле не стал противоречить старшему товарищу. Кровать в спальне была разобрана,
он ее вообще никогда не убирал, и при виде ее Вилле осознал, что действительно
чертовски утомлен сегодняшними переживаниями и давно хочет спать. Но ему
совершенно не улыбалось раздеваться под строгим взглядом Юрки. Тот заметил
смятение Вилле и отвернулся, переключив свое внимание на телевизор,
видеомагнитофон и стопку видеокассет на полу.

- Та-а-к, посмотрим, что тут у нас… Коллекция всех серий «Улицы Сезам», наверное?
Ага, «Сексназ», «Сексназ 2»… «Сексмиссия невыполнима»… «Кончить за 60 секунд»… о
как… «ТерминЕтор», «ТерминЕтор 2: восстание вибраторов»… интересно… «Супердетки»
какие-то…
- «Супердетки» - это чумовая вещь, - подал голос Вилле, уже из-под одеяла. –
Классика жанра. Видишь, это подарочное издание, с бонусами всякими.
- Клёво. Дашь посмотреть?
- Конечно. Бери, что нравится. А хочешь, приходи как-нибудь, вместе посмотрим,
это весело.
- Неплохая идея, возьму на заметку, - Юрки оставил видеотеку и мягкой походкой
приблизился к постели ее хозяина. Опустился рядом прямо на пол; чуть слышно
скрипнула кожа его штанов.

- В общем так, дружок. Ты слышал наше с Джонни-Ли мнение сегодня. С бэк-вокалом
всё уже ясно, мы тебя берем… если, конечно, ты не против.
- Нет, ну что ты, - мурлыкнул Вилле, внутренне тихо сходя с ума от восторга.
- Прекрасно. Чувствую, наше сотрудничество будет плодотворным. Теперь о твоей
собственной группе, с ней тоже что-то надо делать. Я знаю парочку людей, которые
реально смогут для вас что-то сделать, и обязательно с ними поговорю.
Рекомендация Юрки 69 – это немало значит, сам понимаешь… А в ближайшее время я
точно могу обещать вам полноценное выступление в каком-нибудь клубе. В том же «Кело»,
например.
- Ого, даже там? – Вилле не верил своим ушам.
- А вы там еще не играли?
- Да мы вообще никогда не играли в таких местах, только в школе да на вечеринках!
- Ну ничего, надо же когда-нибудь и в нормальных местах начинать.
- Там, наверное, людей будет дофигища…
- Минимум человек двести.
- Ого… я никогда не пел перед такой толпой.
- Боишься?

Вилле смело встретил испытующий взгляд Юрки.

- Ни чуточки.
- Правильно. Тебе нечего бояться, - Юрки подчеркнул слово «тебе».
- А когда это будет?
- Не знаю пока, но скоро. Я тебя проинформировал, а твое дело сейчас – не
задавать лишние вопросы, а заставить своих парней репетировать до посинения,
чтобы не ударить в грязь лицом или чем-нибудь еще.
- Уж мы-то не ударим! Знаешь, как у нас Лиль нарезает, даром что гитара у него
самая дешевая! Да мы…
- Верю, верю…

Удивительное дело: еще позавчера Вилле познакомился с этим человеком и не знал,
куда деваться в его присутствии, а сегодня они уже работали на равных, болтали о
своих, профессиональных делах и строили совместные планы на будущее. С Юрки было
легко – порой, легче, чем с некоторыми из сверстников Вилле. Казалось, они знали
друг друга уже много лет, и разница в возрасте совсем не разделяла их,
соединенных как минимум силой искусства и как максимум – силой неведомого
внутреннего притяжения.

Постепенно разговор угас. Вилле изо всех сил боролся со сном. Наконец он
проговорил:

- Да, Юрки, я ведь совсем забыл тебя поблагодарить за… ну в общем, ты же сегодня
спас мне жизнь.
- Да не за что, - жизнерадостно хохотнул Юрки. – Я же не вампир какой-нибудь,
чтобы спокойно смотреть, как человек помирает. – Он улыбался, но взгляд его
оставался серьезным и как будто даже немного смущенным. – Только больше так не
делай, ладно?
- Постараюсь… А где ты научился делать искусственное дыхание?
Юрки совсем развеселился и своим ответом опять смутил Вилле:
- Чего там уметь? Главное – в свое время научиться целоваться, а искусственное
дыхание – это уже что называется «вариации на тему»!

Вилле слабо улыбнулся. На душе у него почему-то стало серо и уныло. Хотелось,
как в детстве, укрыться с головой одеялом, закрыть глаза и оставить все свои
проблемы в другом мире.

- Всё, дружище, хватит трепаться, пора тебе спать, - Юрки словно прочитал его
мысли. – Тебе сегодня досталось по полной… завтра встанешь и со свежими силами –
за оттачивание мастерства.
- Я не хочу спать, - сказал Вилле, имея в виду совершенно другое: «я не хочу,
чтобы ты уходил».
- Хочешь, я же вижу… давай, накрывайся получше… черт, когда они наконец начнут
батареи топить, не май же месяц уже… - Юрки деловито укрыл Вилле по самые уши и
потянулся в сторону за чем-то. – Что это у нас тут? Плюшевый медведь? Ты с ним
спал в детстве, да?

Вилле захотелось провалиться сквозь землю вместе с кроватью.

- Спал, вижу… вон какой потасканный, ухо еле держится… как его зовут?
- Юкка, - еле слышно сообщил Вилле, пряча пунцовые щеки в подушку.
- Жаль, что не Юрки… но тоже неплохое имя для плюшевого мишки, - рука Юрки
приткнула медведя под бок Вилле и сама устроилась на подушке – совсем рядом с
головой юноши, но не касаясь ее. – Ну, что еще остается сделать для того, чтобы
ты спал, как младенец? Рассказать тебе сказку?

Вилле страшно хотелось показать возмущение таким обращением с собой, но он
боялся выглядеть глупо, потому что Юрки явно прикалывался, с эдаким тонким
взрослым юмором. К тому же после всех дневных перепетий было что-то приятное и
уютное в этой игре «папа укладывает сына спать». Вилле вспомнил, как отец вот
так же сидел у его постели, сдержанно гладил по голове и рассказывал сказки –
кажется, это было столетия назад. А еще отец всегда целовал его перед сном.
Вилле закрыл глаза.

- Да, расскажи.
- Хорошо. Какие тебе сказки нравятся?
- Реалистичные, - сонно пробубнил Вилле.
- Вот такую я тебе и расскажу. Короче, жил да был один мальчик…
- Какой?
- Обыкновенный. Нет, может быть не совсем обыкновенный… немножко странный такой.
- А как его звали?
- Его не звали, он сам внаглую приходил и просил о всяких вещах. Не перебивай
меня. Этот мальчик занимался всякими разными делами, которыми обычно мальчики
занимаются… в школе учился, наверное… Или уже закончил?
- Закончил, в прошлом году… а художественную школу бросил недавно…
- Значит, наверное собирался куда-то поступать.
- Ну, может быть… в художественную академию, но потом как-нибудь, через годик
примерно…
- Вот такой был разносторонне одаренный мальчик. Он еще и музыкой увлекался, у
него была своя группа… ну это ты и так всё знаешь. Мальчик жил один в
собственной квартире и очень этим гордился. У него были родители, друзья… много
друзей, наверное, да? Много… и девушка, наверное, у него была…
- Нет, девушки не было…
- Ну не беда… И главное, что этот мальчик мечтал.
- О чем?
- О том, чтобы стать знаменитым музыкантом. И художником, наверное, тоже. И всю
жизнь заниматься тем, что ему нравится. И чтобы быть самым лучшим, самым
красивым, самым умным, самым талантливым… В общем, об этом все мальчики мечтают.
И еще о любви, конечно же, он тоже мечтал. Так ведь?
- Да… очень.
- И вот, однажды мальчик встретил волшебника. Доброго причем. – Юрки замолчал.
- И что было потом? – сонно спросил Вилле.
- А это пока еще неизвестно. Сказка-то реалистичная. Но ты можешь сам придумать,
а потом мне расскажешь. А теперь спи.

Вилле уже давно крепко спал, когда Юрки наконец-то прекратил гипнотическое
созерцание его умиротворенного лица и поднялся на ноги. В последний раз
прислушался к ровному дыханию спящего, поправил одеяло на его обнаженном плече –
и, подобрав длинные волосы, склонился к его лицу. Бледные губы коснулись щеки
юноши – совсем легко, будто в опасении повредить эту замшевую кожу. Вилле не
проснулся. Юрки сдержанно улыбнулся своим мыслям, беззвучными шагами вышел из
квартиры и тихонько прикрыл за собой входную дверь.

Если понравится, выложу остальное ...

Отредактировано Loneliness (07-01-2010 22:54:16)

2

Слёзы наворачивались, пока читала! Очень трогательно! это твоё творение? пусть это лишь вариации на тему Юности Вилле и Группы, но с общеизвестными биографичными фактами! мне понравилось, жду продолжения! :huh:

3

Это не мое произведение, я даже не знаю, кто автор, но мне очень понравилось! Действительно биографично!

Продолжение:

IV

Юрки ошибался: в тот вечер в «Кело» набилось все триста человек, и еще энное
количество блуждало на улице, выпрашивая лишний билетик и выискивая тайные
проходы. Случай фактически беспрецендентный: в известном клубе выступает никому
не известная начинающая группа, и клуб буквально трещит по швам!

Вилле к своему ужасу осознал всё это, уже стоя на сцене. За кулисами они с
ребятами основательно приняли для храбрости, но по пути от входа на сцену до
микрофона весь алкоголь волшебным образом улетучился из крови Вилле, то же самое
с позором сделала храбрость. Пожалуй, эти пять шагов были самыми тяжелыми в его
жизни. Дойдя до края сцены, единственное что он мог сделать – вцепиться в
микрофонную стойку всеми конечностями, так как колени уже предательски
подгибались. Кажется, он еще нашел в себе силы помахать рукой и выдавить что-то
вроде приветствия. Публика радостно заволновалась, зашумела и нестройно
зааплодировала несчастному солисту безымянной группы, который стоял, обнимая
микрофонную стойку и в полном шоке оглядывая человеческое море перед собой.
Ворот футболки вдруг начал давить ему на шею, а взятый напрокат у отца пиджак
стал казаться слишком тяжелым. Бестолковые мысли на космической скорости
проносились в его голове:

«Боже, где я? Что я здесь делаю? Зачем это всё? Что я должен делать? Чего они на
меня так смотрят? Кому они хлопают? Мне? Я должен что-то сказать? Почему гаснет
свет? Почему прожектор светит только на меня, эй, вы там обалдели что ли?! Не
надо! Где тут выход? Я, пожалуй, пойду, пока не поздно… О черт, они уже начали
играть! Ребята, стойте, что вы делаете?! Какая это песня? Что это за чертова
песня?!! Мне надо петь? Я же не помню слов… как там? Эээ… ммм… Чертчертчерт!!!
Юрки, ну где же ты, почему тебя нет в зале?! Ты же обещал быть! Что мне делать
без тебя, кто мне теперь поможет?!!»

И когда, казалось, едва начавшийся концерт был уже на грани провала по причине
банального обморока солиста, случилось чудо, и сведенное от ужаса горло Вилле
самопроизвольно выдало нужную строчку и вроде бы даже в соответствии с нужными
нотами:

- The world was on fire, no-one could save me but you…

А дальше уже стало проще. Каждое новое слово приводило за собой следующее – ведь
песня эта исполнялась сотни раз, на репетициях, в студии у Юрки и просто так,
дома. Инстинкт самосохранения подсказывал Вилле, что самое главное – не
задумываться ни о чем, иначе текст забудется напрочь, и всё будет кончено. Он
пел на автопилоте, боясь открыть глаза и мысленно умоляя своих друзей не
ошибиться в какой-нибудь ноте и уж тем более не начинать импровизировать. Но
пока всё шло гладко, и постепенно его паника утихала. Вилле понемногу начал
прислушиваться к собственному голосу и понял, что получается у него не очень, во
всяком случае в студии получалось лучше. «Надо расслабиться, максимально
расслабиться… (угу, расслабишься тут)… помнишь, что Юрки говорил? И не забывать
про диафрагму (и это призрачное ощущение прохладных пальцев на груди, совсем как
тогда…) Ну же, давай, ты же можешь…»

И у него получилось: финальное «Nobody loves no-one» разлилось теплой волной,
спирально поднялось вверх и смолкло на чистой, звонкой ноте. Раздался какой-то
шум, и Вилле понял, что это аплодируют ему – гораздо сильнее, чем пять минут
назад. Он открыл глаза и в нескольких рядах от сцены увидел в толпе высокую
черную фигуру с длинными волосами, которые блестящими антрацитовыми потоками
струились по плечам. Юрки улыбнулся и поднял вверх большой палец. Вилле понял,
что только что одержал важную победу.

Он поймал улыбку Микко с правой стороны и подмигнул ему. Дальше всё пошло как по
маслу, точнее по заранее написанному и отрепетированному сет-листу. «Нечего
волноваться; всё как обычно, мы делали это сто раз, разница лишь в том, что на
нас смотрит чуть больше народу, чем обычно… плевать на народ; главное, что на
меня смотрит Юрки! А ему-то я должен показать лучшее, на что способен!» Вилле
вспоминал то, что Юрки говорил ему совсем недавно за кулисами - слова поддержки,
наполненные привычным мягким юмором; вспоминал последнее рукопожатие,
придававшее куда больше сил, чем весь алкоголь вместе взятый. Юрки верил в него,
искренне и безоговорочно, и он пытался внушить эту веру самому Вилле все дни со
времени их первой совместной репетиции в студии. И Вилле сам не заметил, как
стал чуть больше доверять своему таланту, а еще больше – доверять Юрки. Этот
человек внезапно вошел в его жизнь и подчинил себе всё; он оказался тем самым
стержнем, который прочно собрал на себя все части шаткого личного мира Вилле.
Почему, как такое могло случиться – Вилле еще не успел разобраться, слишком
быстро всё происходило. Только каждое утро он просыпался с мыслью, что сегодня
он увидит Юрки, и они будут заниматься музыкой, или просто отрываться вечером в
баре, ну или по крайней мере Юрки хотя бы ему позвонит – потому что жизнь
потеряла бы смысл, если бы всего этого не происходило. И сейчас Юрки был
единственной причиной, по которой Вилле стоял перед толпой слэмующего народа и,
полностью отдавшись музыке, вдохновенно пел:

Oh, so you’ve come from above
Oh, you say you want it all
I cut myself for your love
I’m your Christ and I want you, ooh ooh
This world’s not for us and you know it as well as I do

(«А вот здесь добавить такого настоящего рычания, как Юрки сделал бы, это очень
металльно звучит, да, он это оценит…»)

I’m killing myself but you want morrrrre!
I’m your Chrrrrist and you want moooorrrre!

Аудитория шумела и аплодировала в бешеном восторге, и Вилле закрывал глаза уже
не от страха, а от счастья. Следующей песней значилась “The Heartless”,
посвященная той самой злополучной Санне, променявшей Вилле на Яни. Вилле мечтал,
что когда-нибудь он будет петь эту песню со сцены, а Санна будет стоять в зале,
затерянная среди толпы, и слушать, и понимать, какую ошибку она совершила. Была
ли Санна в этот вечер в «Кело»? Кто знает; возможно, и была, но ему было плевать.
Потому что он пел эту песню не для Санны, а для единственного человека в черном,
в пятом ряду от сцены; в его закрытые темными очками глаза он глядел, не отводя
взгляда и признавался: «and if the sun comes down when you're not around it will
surely put me through hell».

Концерт пролетел незаметно; он и планировался всего из восьми композиций, но
оказался еще короче, чем предполагалось. Смолк последний аккорд, и Вилле стоял,
расслабленно положив руку на микрофон (уже не было нужды цепляться за стойку) и
купаясь в аплодисментах. Он начал было припоминать, что же там идет следующее по
списку, повернулся к парням – и оказалось, что они уже сняли гитары и
раскланиваются. Барабанщик вышел из-за установки и раздал желающим палочки (желающие
чуть не переубивали друг друга насмерть). С легким сожалением – как, уже всё,
так быстро? – Вилле тоже поклонился. Улыбнулся лично для Юрки и неторопливо
отправился за кулисы, предвкушая ночь, достойную победителей.

Вечеринка за кулисами началась мгновенно и переросла в настоящий шабаш. Водка и
виски разливались в пластиковые стаканы, тут же мешались с красным вином; потеки
шампанского из первой неудачно открытой бутылки блестели на стенах и на лицах, а
уж банки с пивом открывались без счета. Музыканты, их друзья, другие музыканты,
друзья друзей, новоявленные фанаты… Они окружили Вилле, засыпали его вопросами и
поздравлениями, хлопали по плечу, жали руки, требовали выпить на брудершафт.
Только Юрки не было видно в этой веселой суматохе, и Вилле тоскливо озирался в
поисках черного шёлка его рубашки и волос. Надо было спросить у кого-нибудь про
него, да всё не удавалось; а в конце концов скорее всего он просто остался в
баре поболтать с кем-нибудь, наверняка через минуту он придет сюда…

Через некоторое время Вилле с извинениями выбрался из гримерки, вконец
затисканный в дружеских объятиях. Однако, устремился он не в бар, на поиски Юрки,
а прежде всего к заветным дверям с буквами WC и широкоплечим зеленым человечком,
так как организм настойчиво требовал общения со знаменитой финской сантехникой.

Моя руки под краном, Вилле размышлял, стоит ли ему продолжать возлияния (ибо
чувствовал, что в нем освободилось место еще для пары литров пива), либо на
сегодня хватит, иначе в следующий раз ему придется контактировать с белой
глазированной посудиной несколько другим способом. Он был уже порядочно пьян,
легкое головокружение было приятно, и стало еще приятнее от звука долгожданного
голоса за спиной.

- Ах вот ты где! А я-то тебя везде ищу… сбежал от поклонников?
- Угу, вроде того, - Вилле хотел было умыться, но глянул в зеркало, и увиденное
там зрелище несколько охладило его рокзвездный пыл: всё то же отражение
встрепанного нескладного юнца с блестящими от возбуждения глазами. Вместо
умывания он просто пригладил мокрыми пальцами свои лезущие во все стороны кудри.
Кудри как назло разлохматились еще больше.
- Ну что, ты наверное не прочь послушать мое мнение о вашем перформансе? – Юрки
лениво облокотился о раковину и краем глаза покосился на свое отражение.
Выверенным жестом подправил какую-то отклонившуюся от заданного положения прядь
волос, кончиком мизинца подтер слегка смазавшуюся подводку на нижнем веке. Вилле
следил за его манипуляциями, затаив дыхание в томительном восторге.

- В общем, вот что я тебе хочу сказать… Не ожидал я от тебя такого, - Юрки
сурово взглянул на Вилле.
- Какого такого? – растерялся тот.
- Ну такого… Мы с тобой вроде бы не раз всё отрабатывали, и парней твоих я
слышал… Знал уже, к чему быть готовым. А вы… вот так вот…
- Мы… мы не хотели, - жалобно прошептал вконец расстроенный Вилле. От волнения
он так и не закрыл кран, и вода шумно лилась в раковину.
- Понимаю, что не хотели. Еще бы вы хотели… Наверное, нечаянно так получилось,
что прыгнули выше головы, да? – Юрки плутовато усмехнулся и похлопал Вилле по
плечу. – Что напугал я тебя?
- Ну и шутки! – Вилле сделал вид, что обиделся, тогда как его ушедшее было в
пятки сердце снова начало подавать признаки жизни. – Я же знаю, что тебе не
могло не понравиться. Мы старались вовсю! Я старался!
- Да уж, я заметил. Вы молодцы, вот что я тебе скажу. И ты молодец отдельно. Вот
эту фишку с металльным рычанием ты очень правильно подобрал, идеально звучало!
- Спасибо, - Вилле готов был растечься с липкую сладкую лужицу от удовольствия.
– А как тебе эта фишка с барабанным соло?
- Тоже отлично! Как вы только до такого додумались? Вы не только меня, вы всех
поразили! У вас большое будущее, ребята, серьезно говорю! Все данные для
успешной карьеры у вас есть, таланта хоть отбавляй, и работать вы умеете, а
остальное – дело техники. Доверьтесь в этом мне, я сделаю всё, что в моих силах,
и вами будут заниматься лучшие продюсеры в Финляндии.
- Ну если тебе не сложно… - Вилле продолжал таять.
- Я-то, как говорится, почту за честь работать с будущими звездами… И знаешь, не
в моих правилах раздавать лживые комплименты, но в твоем случае я могу честно
сказать: ты – прирожденная рок-звезда. Абсолютно честно. У тебя есть modjo, это
сразу видно.
- Мо… что? – Вилле недоверчиво вскинул брови.
- Modjo. Не знаешь, что это такое? Ну вот, например, у Моррисона было такое вот
modjo.
- А у Оззи Осборна оно есть?
- Еще как, у Оззи нехилое modjo.
- А ты сам видел? – с подозрением спросил Вилле.
Юрки фыркнул от смеха.
- Видел, но это не то, о чем ты подумал, юный извращенец. Modjo – это… как бы
тебе объяснить? В общем, это такая аура… особая мужская аура. Когда парень
выходит на сцену, и сразу все девчонки в зале его хотят. Он еще только рот
раскрыл, а девчонки уже мечтают, чтобы он этим ртом целовал их во всех местах.
Понимаешь, о чем я? И тут они начинают кидать лифаки, лезть на сцену, верещать…
- Ух ты, - восхитился Вилле. – И ты думаешь, у меня что-то такое есть? Было бы
круто!
- У тебя определенно есть. Просто тебе еще опыта не хватает, тренироваться надо,
и всё будет пучком. Зажиматься поменьше…
- Я и не зажимаюсь…
- Зажимаешься, это тебе и мешает. А потенциала у тебя хоть отбавляй, и тебя уже
сейчас нельзя не хотеть.
- Да? – Вилле даже восторженно зажмурился. – Правда, я что-то не видел, хотели
меня сегодня или нет… - Он попытался вспомнить лица стоявших в первом ряду
девушек, но не вспомнил даже, была ли там вообще хоть одна девушка.
- Лично я хотел тебя так, что готов был изнасиловать прямо на сцене.

Вилле не успел сообразить, как ему отреагировать на эту неожиданную и очень
сомнительную шутку. Он еще только поворачивался к Юрки с выражением крайнего
удивления на лице, когда сильная мужская рука развернула его на 180 градусов,
спиной к зеркалу, а потом переместилась ниже, к талии, и стиснула ее почти до
хруста в ребрах. Другая рука Юрки не менее бесцеремонно вцепилась ему в волосы,
запрокинула его голову, и искаженный удивлением и страхом рот Вилле оказался
запечатан поцелуем. Это было как-то слишком на фоне его небогатого поцелуйного
опыта, и ураган животной страсти на секунду остановил его сердце. Нечто подобное
он испытал тогда, в студии: снова поток чистейшей жизненной энергии вливался в
него из тела другого существа, стремительно заполняя до краев. Но в тот раз
чужое дыхание вернуло ему жизнь; теперь же оно обещало такое наслаждение, о
котором запретно было мечтать. Весь хмель разом испарился у Вилле из головы, и
его место заняло новое опьянение, с которым он был совершенно незнаком и
которому невозможно было сопротивляться – как и этим сильным рукам, этому
жадному рту, что, казалось, сейчас нежно растерзает его губы, этим обтянутым
черной кожей ногам, которые крепко стиснули между собой бедра Вилле. Небольшой
холмик настойчиво распирал изнутри блестящую кожу штанов Юрки и терся о своего
близнеца, который натягивал ширинку на джинсах Вилле. Юрки агрессивно
наваливался на него, и спина Вилле прогибалась всё сильнее и сильнее назад, пока
тихонько не хрустнула какая-то косточка в позвоночнике. Юрки оторвался от Вилле,
вскинул голову и блеснул в лицо своей жертвы раскаленными льдинками глаз сквозь
завесу разметавшихся волос. Кровь прилила к лицу Вилле и бешено пульсировала в
висках; побелевшие пальцы цеплялись за плечи Юрки. Вода из незакрытого крана
продолжала хлестать в раковину, и на фоне этого звука, отдаленно, как во сне, он
услышал стон; кажется, свой собственный.

- Тихо, малыш… нас ведь никто не должен услышать, да?
- Юрки, - Вилле судорожно сглотнул. – Ты с ума сошел… Не надо, пожалуйста… я не
хочу…
- Не хочешь? – пальцы Юрки нырнули за пояс джинсов Вилле. – А вот здесь что-то
мне говорит, что ужасно хочешь. Нехорошо врать, дружок.

Следующий поцелуй получился нежнее и мягче; язык Юрки оставил влажную дорожку на
подбородке Вилле и зигзагами заскользил по шее, зубы легко царапнули кожу там,
где вздула
Росомаха
Nov 25 2005, 18:53
Следующий поцелуй получился нежнее и мягче; язык Юрки оставил влажную дорожку на
подбородке Вилле и зигзагами заскользил по шее, зубы легко царапнули кожу там,
где вздулась голубоватая вена. Но вампирьего укуса и фонтана крови не
последовало; вместо них – танец горячих губ на узкой полоске обнаженного тела,
между поясом джинсов и краем приподнятой футболки. А потом молния джинсов
разошлась под пальцами Юрки, а сам он стремительно и плавно опустился на колени.

Одной рукой Вилле опирался на край раковины – локоть дрожал, как ненормальный, -
другой рукой цеплялся за волосы Юрки, силясь то ли оттолкнуть его голову, то
наоборот, притянуть поближе. Во рту у него пересохло, звуки застряли в сведенном
горле. На горизонте сознания мелькнула мысль о том, что сейчас, возможно,
дыхание снова подведет его, и он банально умрет в двух шагах от вершины
блаженства. Но Юрки знал свое дело, и молодой организм не смог долго
сопротивляться: взрыв произошел буквально через несколько секунд. Последнее, что
успел увидеть Вилле – белый потолок туалета и слепящий свет галогеновой лампы; а
потом, когда его голова запрокинулась под совсем уже невозможным углом –
собственные глаза в зеркале, совершенно темные от расширенных до предела зрачков.
После этого зрение покинуло его вместе со слухом и другими чувствами, осталось
только блаженство, какого он не испытывал никогда в жизни.

Юрки привел его в чувство поцелуем в губы – осторожным, ласковым, с горьковато-солоноватым
привкусом. Отстранился, поддерживая Вилле за талию. Облизал губы, совсем как
тогда, в студии, только на этот раз на них была не кровь.

- Нравится?
- …
- Хочешь еще?
- Юрки, боже мой, если сейчас кто-то войдет…
- Не войдет. Хочешь или нет?
- Юрки, это безумие…
- Еще?!!
- Да!!!

Юрки буквально схватил его за шиворот и затолкал в соседнюю кабинку. Щелкнул
замок, и дверь содрогнулась под ударом чьего-то тела, буквально распластанного
по ней изнутри.

В уборную действительно кто-то зашел – гораздо позже, когда они уже просто
целовались, обессиленные и опустошенные. Этот кто-то выбрал соседнюю кабинку и
долго, занудно журчал там, периодически прокашливаясь. Вилле почти не дышал,
зато сердце его колотилось так, что казалось, эти удары были слышны далеко за
пределами сортира. Зажмурив глаза и уткнувшись носом в грудь Юрки, он ждал
грозного Божьего гласа с небес и неминуемой кары за совершенный грех. Юрки же
был спокоен, как сытый вампир; лишь ласково поглаживал волосы своего любовника и
терпеливо ждал. И дождался: незнакомец наконец-то облегчился, снова прокашлялся,
вышел, проворчал что-то насчет незакрытого крана, тщательно вымыл руки, не забыл
завернуть кран и удалился тяжелой походкой.

- Ну вот видишь, он ушел… а ты боялся… Никто ничего не узнает. А теперь, думаю,
нам лучше пойти к тебе домой. Если ты не против, конечно…
- Нет… - скорее вздох, чем ответ.
- Вот и хорошо. Тогда я сейчас выйду и буду ждать тебя на улице, у входа. А ты
выйдешь через минутку, чтобы не вызывать подозрений. Хорошо?
- Угу.

Юрки вышел из кабинки, невозмутимо пригладил волосы перед зеркалом, сполоснул
руки и как ни в чем не бывало выскользнул за дверь, туда, где было темно и
гремела музыка.

Вилле покинул свой укромный уголок минутой позже. Чуть пошатываясь, как пьяный,
он подошел к зеркалу, остановился там, опираясь руками о раковину. Волна
панического стыда накрыла его при одной мысли о том, чтобы сейчас взглянуть на
себя. Он справился с собой, просто выкинув эту мысль из головы, и спокойно
уставился на свое отражение. Глаза нездорово блестят, на вечно бледных щеках
проступил румянец, губы чуть припухли – за всю жизнь им не приходилось целовать
столько, сколько за последние полчаса. Причем целовать не только другие губы.
Румянец на скулах обозначился еще резче, и Вилле не смог выдержать собственный
взгляд. Он открыл кран и долго, тщательно умывался холодной водой, пытаясь
прочистить мозги от какого-то липкого тумана. Это не было алкогольное опьянение
– оно давно прошло, - это больше походило на дурной наркотический трип. Или на
сильную лихорадку, с бредом и галлюцинациями. Вилле набрал в ладони воды и хотел
было прополоскать рот, но передумал. Слишком странный и непривычный вкус
ощущался во рту, и это не была галлюцинация. Вилле запретил себе думать о том,
что это за вкус. Он провел мокрыми пальцами по вконец разлохмаченным волосам и
через силу улыбнулся – более-менее развязно, по его понятиям. Ему показалось,
что он стал заметно старше с тех пор, как последний раз смотрелся в зеркало. И
еще показалось, что он несется под откос на каком-то взбесившемся локомотиве, и
это было страшно, и весело, и чертовски интересно. Вперед, к следующему повороту;
главное – ни о чем не думать.

Юрки тоже запретил ему думать о чем-либо. Просто не дал такой возможности,
задушив ласками в такси. Шофер попался спокойный и терпеливый, лишь изредка
косил в зеркало на заднее сиденье и отводил глаза. Когда они расплачивались –
Юрки вынул из кармана мятую бумажку, «сдачи не надо», - он всё-таки процедил
сквозь зубы что-то осуждающе-грязное. Но это уже не имело никакого значения,
тогда как долго не приходивший лифт и не попадающий в замок ключ превратились в
катастрофы местного масштаба. Наконец, они ввалились в квартиру, сходу
пересчитав спинами и затылками все углы в темной прихожей.

- Фак… тьма-то какая… Где тут у тебя выключатель? А, хотя, в vittu его… давай
лучше кровать поищем…

Добро пожаловать в страну чудес без тормозов. Вход только для совершеннолетних.

V

Наслаждение тоже утомляет – даже такое неописуемое, какое Юрки испытывал всю
ночь напролет. Ночь, вероятно, давно уже закончилась, но рассвету пока не
позволялось заглянуть в комнату с плотно зашторенными окнами. Очертания
предметов расплывались в темно-сером сумраке, взгляд Юрки концентрировался
только лежащем рядом с ним молодом человеке, чье тело мягкими очертаниями
проступало под одеялом. Вилле растянулся на животе, уткнувшись лицом в подушку,
только кончик носа виднелся из-под россыпи пепельных кудрей, и его спокойное
дыхание слегка холодило лежащую рядом руку Юрки. Он задремал или просто притих,
измученный бесконечными ласками, и Юрки молча любовался им – так, как мечтал
любоваться с первого дня их знакомства. Только сейчас он оглянулся назад и
мысленно перебрал, расставил по местам всё, что происходило с ним в последнее
время, только сейчас впустил в сердце тихое и сладкое счастье, на которое давно
уже не рассчитывал. Счастье просто лежать рядом с любимым существом и привыкать
к его еще непривычному совершенству – Юрки боялся надеяться на это с самого
начала, еще когда его сердце в первый раз дало сбой у барной стойки в «Кело», и
боялся дать этому чувству другое имя помимо обычного вожделения. А потом было то
проклятое демо с вводящими в недоумение песнями и юным злым голосом, а потом, в
студии – точечные уколы восхищения и сострадания в его обледеневшее сердце, и
чуть позже, в этой самой квартире, у этой самой постели всё покатилось к чертям
– тогда как могло бы разрешиться легко и просто, совсем иной сказкой на ночь с
применением легкого насилия. После этого до самого утра Юрки метался по своему
дому на берегу залива, как растревоженный тигр в тесной клетке, и все следующие
ночи слились для него в один и тот же ад. Он пытался пить, но вино не
действовало на его мозг, до крайности опьяненный этим удивительным парнем.
Испуганный трепет сердца под ладонью, обманутого его лаской, бездыханное и такое
легкое тело в его руках, рот с соленым привкусом крови, неровное дыхание,
трогательная щёлка в передних зубах, улыбка спящего ангела – всё это стало
нескончаемым кошмаром для Юрки. Он пытался строить сложные стратегические и
тактические планы по всем правилам классического соблазнения – но они рушились,
как карточные домики, при одном звуке застенчивого голоса в телефонной трубке,
при одном взгляде этих светлых глаз.

Всё решилось вчера вечером в «Кело», когда Юрки стоял в толпе перед сценой и
ловил взглядом каждое движение своего испуганного ангела, чья паника переходила
в уверенность, страсть и полную одержимость музыкой. И всё оказалось просто:
всего лишь подойти и взять. Поставить на карту многое, слишком многое: либо
осуществить свою мечту, либо потерять возможность хотя бы находиться с ним рядом.
Юрки чувствовал, что другого пути нет, и никогда в жизни так не боялся провала:
внутренний голос шептал, что поражение может оказаться невыносимым. Риск
оправдал себя, и Юрки даже получил больше, чем рассчитывал. Не просто плотское
удовлетворение, не очередная любовная победа, а нечто большее, то, чье название
он уже давно не употреблял всуе, то, что осталось в каких-то других, прошлых
жизнях. Что это было – разбуженное робкими поцелуями, неловкими движениями
неумелых рук, смущенными прячущимися взглядами? Юрки гнал от себя этот настырный
вопрос и беспощадный ответ на него; он ни о чем не думал, только улыбался от
счастья, вспоминая это головокружительное ощущение, когда по-детски неровные
передние зубы касаются кожи на самых чувствительных участках тела, томительно-медленно
движутся вниз, и эта восхитительная щёлка между зубов словно оставляет за собой
невидимую дорожку.

Дыхание дремавшего Вилле вдруг сбилось, и это вырвало Юрки из его счастливого
умиротворения. Вилле шевельнулся, как-то подозрительно засопел, и по его телу
пробежала волна дрожи, заметной даже сквозь одеяло.

- В чем дело? Тебе опять трудно дышать? Ты плачешь? Что такое? Больно было, да?
Это всегда немного больно сначала, потом ты привыкнешь… Вилле?

Рука, с облупившимся черным маникюром, унизанная серебряными кольцами, осторожно
коснулась волос, закрывавших лицо лежащего юноши. В ту же секунду Вилле вскочил,
как ужаленный, отпрянул к стене, забился в угол, подтянув колени к лицу и
прижимая к себе подушку. По его искаженному рыданиями лицу неостановимо бежали
потоки слёз.

- Не трогай меня! Не смей больше ко мне прикасаться! Слышишь?! Уйди от меня!!!

Юрки вопросительно приподнял одну бровь; на его лице отразилась смесь удивления,
раздражения и обиды.

- Ты… ты… старый извращенец! Изнасиловал меня!
- Кажется, ты был совершенно не против.
- Я бы пьян, а ты… ты меня использовал… изнасиловал!
- Вот как? Изнасиловал? И даже использовал?
- Да… мерзавец… подонок… убирайся отсюда, слышишь?!! Убери от меня свои грязные
руки!!!
- Пьян был, значит?
- Да, и ничего не понимал, ничего… а ты меня заставил… vittu… - Вилле задохнулся
от слёз.
- Ага, - Юрки серьезно кивнул. – Значит, ты был мертвецки пьян, когда отвечал на
мой первый поцелуй. И невменяем, когда потребовал продолжения банкета. И ни в
чем не отдавал себе отчета, когда делал мне такой приятный подарок, стоя на
коленях возле унитаза. А потом уже в зомбированном состоянии объяснял таксисту
свой адрес и настырно тащил меня к кровати в полной темноте. Так всё было, да?

Вилле ответил истерическим рыданием замученной жертвы гестапо.

- Вот что, дружок. Хватит уж истерить, как девчонка. Тоже мне, великое дело… как
будто несовершеннолетнюю монахиню девственности лишили! – Юрки попытался было
погладить Вилле по голове, но тот оттолкнул его руку и заревел еще громче,
пытаясь вжаться в стену.

- Ох, что ж за молодежь пошла… Ладно. Давай рассуждать логично. Тебе было хорошо?
Только честно.
- Э-э… да.
- Ты этого хотел?
- Нет. То есть да, может быть я этого и хотел, но я не хотел…

Юрки картинно вздохнул.

- Да, дружок, с логикой у тебя непросто. Смотри: нам только что было очень
приятно. Безумно приятно, как в раю, я бы сказал. Тогда чего ты так напрягаешься?
Есть какие-то причины?
- Я не хочу быть педиком… - с тихим отчаянием в голосе простонал Вилле.
- О, какие слова мы знаем… в школе научили, да? В школе хорошему не научат… Что
ж, по-твоему я что ли хочу быть этим… хм… И я по-твоему педик, извращенец и так
далее? А раньше тебе почему-то так не казалось, да? Ответь мне!

Вилле не смог выдать ничего более содержательного, кроме судорожного ёрзания и
всхлипов.

- М-да. Во-первых забудь слово «педик». И «гомик» тоже. Нет таких слов в
приличном финском языке, понятно? Есть выражение «мужчина с нестандартными
сексуальными предпочтениями». Но тебе это не грозит, любитель «Плейбоя» и «Пентхауса».
Мы с тобой оба можем носить гордое звание «людей с широкими сексуальными
предпочтениями и прогрессивным вглядом на мир». Повтори!
- Люди с широкими… ы-ы…
- Во-вторых не заводи себе привычку сморкаться в простыни, погоди, сейчас платок
дам. Развел тут соплей на всю квартиру… откуда только что берется, в таком-то
маленьком хорошеньком носике…

Юрки достал всё тот же платок – снова снежно-белый и надушенный – из кармана
своего кожаного пальто, которое он не забыл аккуратно повесить на спинку стула
даже во время ночного суматошного раздевания. Вилле уткнул в платок свой
распухший красный нос и начал оглушительно сморкаться, уже не отталкивая руку
Юрки, которая ласково гладила его по плечу.

- Понимаешь, Вилле, ведь это же глупости, что надо любить только женщин или
только мужчин… Это придумал кто-то, кто не знал, какой бывает любовь… А
человеческому сердцу часто бывает всё равно, кого оно выбирает, ему плевать на
половую принадлежность, и если оно подсказывает, что надо делать, то нужно
просто послушать его… Просто забыть о правилах и отдаться своим истинным
желаниям, и это будет самое верное решение… Ты всё сделал правильно, Вилле, ты
поступил как настоящий взрослый человек.
- Я поступил как идиот, как кретин, как самый распоследний лох, которого
соблазнили и заставили делать всякие мерзости! – Вилле уже был в состоянии
произносить сложносочиненные предложения, но отчаяния в его голосе не убавилось.
Он нервно сбросил со своего плеча ладонь Юрки, как какое-нибудь отвратительное
насекомое.
- Это не мерзости, это естественные действия двух людей, которые нашли общий
язык.
- Общий язык?!! Да, черт возьми, мне казалось, что мы нашли общий язык! Я прыгал
от восторга, что познакомился с таким умным, интересным человеком, я доверял ему
как никому, да, честное слово! И этот человек подложил мне такую свинью!
- По-твоему, то что между нами произошло – это не самая высшая степень доверия?
– Юрки начал медленно закипать.
- Нет, это грязное использование! Я больше никогда не смогу тебе доверять! –
слезы Вилле хлынули с новой силой. – Ты, ты… в душу мне плюнул! Как я теперь
буду жить после этого?
- Могу порекомендовать хорошего психоаналитика…
- Vittu! Конечно, как я сразу не догадался: старому извращенцу надоели оргии с
девицами и он решил охмурить восемнадцатилетнего идиота, чтобы позабавиться с
ним!
- Если бы это было так, я бы выбрал идиота с более устойчивой психикой!
- Так в чем же дело? Вперед, вон их сколько по улицам бродит, и куда более
аппетитных на вид, чем я! Небось, спят и видят, чтобы найти человека со связями
для раскрутки своей группы, и если надо, делать ему минеты каждые полчаса!
- Ах, у нас тут еще и принципы появились, профессиональная гордость, - сквозь
зубы процедил Юрки.
- Да, и я не из тех, кто будет спать с кем попало ради промоушена!
- Не всё ли равно теперь уже?
- Да, теперь уже всё равно, потому что еще до вечера весь Хельсинки начнет
обсуждать, какими способами великий Юрки трахал педика Вилле Вало!
- Будет обсуждать, только если ты сам сейчас побежишь и всем расскажешь.
- Зачем мне бежать и рассказывать? Ты-то об этом позаботишься, я уверен, это
будет вполне в твоем стиле!

Юрки повернул к Вилле перекошенное от злости лицо, и тот еще сильнее вжался в
стену, гадая, куда придется первая оплеуха.

- Значит, меня уже называют стукачом, да?! Значит, у кого-то не только голова
забита тупыми предрассудками, он еще и всех вокруг за свиней считает, да? И я,
значит, исключительно от недотраха слушаю пачками демо всяких желторотых нахалов,
которые два с половиной аккорда выучили и уже лезут в звезды! И потом еще и петь
их учу, и спать в кроватку укладываю, когда мог бы отыметь по-простому, и никто
бы не пикнул! И он еще трясется за свою грёбаную репутацию, которая яйца
выеденного не стоит! Можно подумать, кому-то в этом чертовом городе интересно, с
кем ты спишь! Ты придаешь себе слишком большое значение, мой милый дружок с
тонким душевным укладом! А как насчет того, что вот я, взрослый серьезный мужик,
мне пора о семье, о детях подумать, а я так вот глупо втюрился в какого-то
мальчишку, как последний кретин! В мальчишку, который даже не понимает…
- Что ты сказал? – сдавленно прошептал Вилле.
- Я сказал, что ты даже не понимаешь, что значит любить, ты понятия об этом не
имеешь, ты судишь о любви по порнофильмам и пишешь романтичные песенки, тогда
как это не просто слюнявые слова, это чертовски сильное чувство, которое делает
с тобой, что хочет, и ему плевать на предрассудки, и твоя жизнь становится
единственно возможной только в присутствии другого человека, без которого всё
остальное теряет смысл! Но тебе этого не понять, ты не знаешь, что такое
настоящие чувства, что такое доверие, ты думаешь, что в этой жизни существует
только использование, только животные инстинкты и секс ради выгоды…
- Нет, что ты сказал до этого?

Юрки на секунду замолчал.

- Что я люблю тебя, придурок, очень сильно люблю! – рявкнул он и тут же
отвернулся. Вскочил с постели и начал одеваться, весь дрожа от ярости. Вилле
остановившимся взглядом следил за его движениями, и, когда Юрки сел на кровать,
чтобы зашнуровать ботинки, осторожно тронул его за плечо.

- Подожди… Мне кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду.

VI

Через несколько дней Вилле демонстрировал Микко свеженькую татуировку на правом
запястье.

- Круто! – восхищался Микко, разглядывая контур небольшого сердечка, вокруг
которого кожа покраснела и чуть припухла. – Простенько и со вкусом… Юха-Матти
скочурится от зависти!
- Еще бы, - удовлетворенно заметил Вилле.
- Больно было набивать?
- Нет, разве что совсем чуть-чуть, да и то это из-за того, что кость слишком
близко проходит… и вены постоянно задевают, кровищи было море… - поведал Вилле с
видом бывалого солдата.
- Брр, - Микко передернул плечами. – Тогда я себе тату буду бить на заднице,
чтоб от костей и вен подальше… А что вообще это значит?
- Как что? Любовь, очевидно.
- Любовь вообще, абстрактно?
- Да, мы же вроде как играем песни в основном про любовь, сам понимаешь…
- Или конкретная любовь к какому-то человеку? – голубые глаза Микко неожиданно
приняли до крайности плутоватый вид.
- Ну… как тебе сказать… всё возможно.
- Да ладно тебе, не отпирайся уж! Раз влюбился – так и скажи!
- С чего ты взял? – испуганно спросил Вилле.
- Я же тебя вдоль и поперек знаю, дружище Вилль, от меня ничего не скроешь…
дедуктивный метод, некоторые новые детали твоего поведения – и всё элементарно,
Ватсон!
- Какие еще детали?
- Деталей много… например то, что ты так странно себя вел после концерта в «Кело»,
и вообще в последние дни упорно отказываешься зависать с нами в баре, всё
торчишь где-то на стороне.
- Дела всякие есть, - уклончиво оправдался Вилле.
- Ну допустим… А вчера, когда я пришел на репетицию, ребят еще не было, а ты уже
сидел там в одиночку и выл “Love me tender” под гитару, да с таким надрывом – с
чего бы это?
- Распевался я…
- Ага, так распелся, что потом от твоих вывертов на репетиции просто мороз по
коже бежал, особенно во время “Wicked game”… помнишь, как ты лажал на ней в «Кело»?
А тут всю душу наизнанку вывернул, особенно вот это, где “i'd never dreamed that
i'd need somebody like you, never dreamed that i'd love somebody like you” – ух,
как ты заложил… Неспроста это!
- Вдохновение было, - смущенно пробасил Вилле.
- И я даже догадываюсь, кто тебя так вдохновил.
- Микко, боюсь, ты что-то не то придумываешь, - Вилле почувствовал, как земля
уходит из-под ног.
- Нечего тут придумывать, когда есть достоверные факты… В нашем районе слухи
расходятся моментально, сам знаешь.
- Какие еще слухи? – нелегко было держать себя в руках.
- Да даже не слухи, а новости… все давно это знают…
- Что знают, в vittu их всех?!! – сорвался Вилле.
- То, что твоя обожаемая Санна послала своего дуболома Яни в эту самую vittu,
несколько дней назад… Кстати, ее видели в «Кело» во время нашего концерта.
Учитывая то, что ты тогда смылся с вечеринки в непонятном направлении и с тех
пор с тобой что-то явно неладно…
- А… да, - Вилле с облегчением вздохнул и даже нашел в себе силы изобразить
смущение рассекреченного Ромео. – Но ты же никому не расскажешь, что ты…
догадался обо всём? Ладно?
- Ага, значит, всё-таки Санна? – глаза Микко торжествующе загорелись.
- Может быть она, а может быть и нет… Слушай, ты мой самый близкий друг, и если
мне надо будет что-то тебе рассказать, я расскажу немедленно, и ты первый обо
всём узнаешь. Но только не сейчас. Сейчас я пока еще… не уверен, понимаешь?
- Конечно, я же тебя не заставляю рассказывать, - с серьезным видом кивнул Микко.
– Я просто имел в виду, что… говорят у Санны есть старшая сестра, такая
симпатичная девчонка… И я подумал: а что если бы ты попросил Санну познакомить
меня с ее сестрой? Ну если, конечно, ты встречаешься именно с Санной…
- Микко, как только – так сразу, - торжественно пообещал Вилле.
- Отлично! Тогда как насчет сегодняшнего вечера?
- А что у нас сегодня?
- Как что? Пятница, и мы как обычно вроде бы должны собраться у тебя с ребятами,
как всегда делаем по пятницам…
- Нет, Микко, скажи парням, что сегодня вечеринка отменяется.
- Тогда пойдем в бар?
- Нет, я хочу побыть один.
- Один? – Микко с подозрением нахмурился.
- Ну хорошо! Не один! – сдался Вилле.
- А-а, это другое дело! – Микко заулыбался от уха до уха. – Тогда, конечно… Но
ты потом нам расскажешь, как оно было?
- Обязательно. Ладно, Микко, мне пора уже…
- Подготовиться к тому, чтобы побыть не одному?
- Вот именно.
- Готовься как следует, чтобы потом не было неожиданностей! И запоминай важные
детали!
- Запомню, разумеется…
- Удачи тебе, Вилль!
- Спасибо.
- До завтра!
- До завтра, Микко.
- Да, и про сестру не забудь спросить!

VII

Вилле уже который час валялся в постели, ожидая прихода Юрки и смертельно скучая.
Пытался листать «Пентхаус» - неинтересно; пытался смотреть новую серию «Сексназа»
- еще зануднее, даже любимый герой, капитан МакТрах, своими специфичными шутками
доводил Вилле до мучительной зевоты. Вилле выключил видак и погрузился в
полусонную медитацию. Пачка «Мальборо Лайтс» стремительно подходила к концу, а
пепельница, устроенная на животе, между выступающих бедренных косточек –
стремительно заполнялась. Вилле по себе знал, что в таком состоянии тягостного
ожидания и тоски лучше всего сочиняются песни, и в голове привычно закрутилась
новая мелодия, которую он никак не мог вымучить из себя все последние две недели.
На этот раз она словно окрепла и оформилась, и даже привела с собой туманные
очертания слов. Через пару минут творческого напряжения слова сложились во
вполне вменяемую фразу: “In the grace of your love I writhe in pain”. Вилле
повторял ее раз за разом, про себя и вслух, смакуя звуки с излюбленным
шерлокхолмсовским акцентом. Фраза нравилась ему всё больше и больше; кончилось
тем, что он решил: это лучшее, что он сочинил за всю свою поэтическую жизнь.
Оставалось придумать продолжение в рифму, и Вилле остервенело грыз сигаретный
фильтр: “again? In vein? Curt Cobain? Тьфу, он-то тут причем…». Наконец,
удовлетворенно улыбнувшись, Вилле протянул руку за валявшимся на полу «Пентхаусом»
и чем-либо пишущим по бумаге. Ничего не нашлось, и юный поэт уже всерьез
задумался о том, чтобы запечатлеть свое эпохальное произведение кровью прямо по
левой ягодице Памелы Андерсон – когда что-то ненавязчиво ткнуло его в
собственную филейную часть. Это был обгрызенный карандаш, стыренный из магазина
«Икеа» и завалившийся под простыню после вчерашних творческих эспериментов. Еще
разок куснув для порядка его кончик, Вилле твердо вывел на обложке журнала
вторую фразу: “in 666 ways I love you and I hope you feel the same”. Глянул на
это бескомпромиссное утверждение, задумался, вздохнул, расчувствовался. Добавил:
“and death is not far away, and soon we’ll fall asleep and never wake up again”.
Расчувствовался окончательно, хлюпнул носом. Вспомнил, что обещал Юрки не
сморкаться в простыню. Финский наследник Артюра Рембо лежал, грустно свернувшись
клубочком в постели, в обнимку с порножурналом, с догоревшей сигаретой в пальцах
и с со сладко-упадническими мыслями с голове: вот так однажды поцеловать в
последний раз Его губы, вдохнуть в последний раз терпкий запах дорогих духов в
Его волосах, уснуть в Его объятиях и никогда больше не просыпаться, и быть
похороненным в Его сердце… В пачке осталась всего одна сигарета, и татуировка
всё еще мерзко ноет… где ж тебя носит, любовь моя?

Заскрежетал замок, хлопнула дверь – вот и любовь, у нее уже есть собственный
ключ от квартиры. Любовь пошуршала, снимая свой кожаный плащ и вешая его на
крючок; вошла в комнату и вернула к жизни поцелуем с запахом французских духов и
уличной свежести. Приветственный поцелуй, как пожар, перекинулся на шею Вилле,
на грудь, на руки.

- Татуировку сделал?
- Нравится? – Вилле затаил дыхание в ожидании вердикта.
- Обалденно смотрится. Очень стильно.
- Спасибо. Я сам ее придумал. Понимаешь, хотелось что-то очень простое, но
важное, и в таком месте, чтобы всегда было перед глазами. Чтобы посмотреть и
сразу вспомнить о самом главном.
- О любви?
- О тебе.

Юрки осторожно коснулся губами воспаленной кожи рядом с рисунком.

- Больно было?
- Ни чуточки.
- А если честно?
- Ну, вообще-то да.

Горячие поцелуи унимали ноющую боль не хуже кусочков льда. Вскоре Юрки, раздетый,
оказался в постели рядом с Вилле. Сплетясь телами, они целовались жадно и чуть
неловко, как всякие недавние любовники.

- У меня есть для тебя хорошие новости, - шепнул Юрки.
- Очень хорошие?
- Просто отличные. Ты с ума сойдешь, когда услышишь.
- Я сойду с ума, если ты сейчас не… в общем, давай немного подождем с новостями.

Они немного подождали, потом еще немного, потом совершенно забыли про всё,
включая любые новости. А новости были и правда сногсшибательные: Юрки
договорился на восемь вечера о встрече с известным продюсером Тииной Вуоринен,
которой приглянулось демо Вилле и его группы. Вилле не поверил своим ушам, когда
услышал это от Юрки, с трудом переводящего дыхание после энергичной встряски.

- Вот это да… - ошарашенно протянул он, шаря руками в поисках пачки с последней
сигаретой. – Меня, возможно, ожидает судьбоносный вечер, даже подумать страшно…
- Лучше не думай, просто будь собой и не бойся никаких вопросов, которые она
будет задавать, - Юрки успокаивающе погладил его руку. – К тому же, я буду рядом
с тобой.
- Это меняет дело, тогда бояться действительно нечего, - Вилле затянулся
сигаретой – всегда особенно сладкой после секса – водрузил пепельницу на ее
законное место на животе и хотел было швырнуть пустую пачку под кровать, но Юрки
перехватил ее. Взглянул на эту ничем не примечательную сигаретную пачку и вдруг
залился демоническим смехом:

- Ого, да ты, оказывается, куришь «Мальборо Лайтс»! Никогда раньше не обращал
внимания… ха-ха!
- И что такого? – Вилле обиженно нахмурился. – Это плохо?
- Нет, но разве ты не знаешь, что «Мальборо Лайтс» курят только девственницы?
- ДевственниЦЫ! – отрезал Вилле. – Я тут ни при чем.
- Какая разница, и девственники тоже…
- Кто это такое сказал?
- Это в одной книжке было написано, я ее недавно читал… хорошая книжка, почитал
бы тоже, чем всякие картинки рассматривать. Эй, ну чего ты надулся, как хомяк на
крупу? Обиделся? Я пошутил, дарлинг…
- Нет, не обиделся, - Вилле сосредоточенно что-то обдумывал, грызя сигаретный
фильтр. – Я тут подумал… вот если бы у меня до тебя никого не было… ну
предположим такую ситуацию… и я как бы в первый раз занимался любовью с тобой.
Ну допустим. Это считалось бы, что я потерял девственность?
- Зачем эти сослагательные наклонения? – Юрки с трудом сдерживал улыбку. – Я же
у тебя и так первый.
- Ну нет… С чего ты взял? – Вилле неостановимо начал краснеть.
- А ты думаешь, мне это не заметно? Я с первого раза понял, когда ты подошел ко
мне в «Кело». А уж тем более потом, когда мы с тобой первый раз…

Вилле глухо застонал, спрятав лицо за волосами.

- Я что, выглядел как лох? У меня на лице написано было, что я ни с кем не спал?
- Ничего не написано. Просто я понял. Не думаю, что другим это было видно… но
понимаешь, если бы я этого не увидел – в твоем взгляде, или в чем-то еще, не
знаю, - возможно, ничего бы у нас и не было, или было как-то иначе, но гораздо
хуже. Это сложно объяснить…

Вилле понимающе кивнул головой.

- Так как насчет девственности? Я ее потерял или нет?
- Конечно. Тем более, ты же не девушка, для тебя потеря невинности не означает
некие… м-м… технические изменения.
- Но считается же, что для парня потерять девственность – это значит, переспать
с женщиной.
- Кем считается? Какая вообще разница, с кем? Главное, чтобы с любимым человеком.
- Ну да, правильно… но понимаешь, я же никому не смогу рассказать, как и что у
меня случилось… а парням же интересно, сам понимаешь… Но я не хочу, чтобы они
меня считали пед… э-э… ну понимаешь?
- Понимаю. Вот что я тебе скажу… у тебя еще будут женщины. Много, сколько ты
захочешь – все будут твои. И мужчины тоже будут, это уж как тебе захочется. Вот
тогда и будешь обо всём парням рассказывать.
- Знаешь, - задумчиво сказал Вилле после некоторого молчания, - я не думаю, что
мне когда-нибудь захочется иметь дело еще с кем-то, кроме тебя. После тебя.
- Ох, малыш, - Юрки уткнулся в шею Вилле и рассмеялся каким-то невеселым,
придушенным смехом. – Как бы мне хотелось, чтобы ты подольше оставался таким же
невинным в душе.

Они помолчали, высказав друг другу своим молчанием больше, чем смогли бы это
сделать вслух. Юрки водил пальцем вокруг пепельницы на животе Вилле.

- Мне кажется, вот здесь тоже хорошее место для татуировки… Тоже сердце, но
побольше, с узором вокруг, и узор должен сужаться книзу, - Юрки наметил пальцами
контур.
- А сверху расходится, как бы крыльями, да?
- Именно… я тебе потом нарисую, как я это вижу.
- Да я понял, что ты имеешь в виду.
- Конечно, художник художника без слов понимает… красиво ведь должно бы
получиться, правда?
- Правда…
- И очень эротично…
- И очень больно это набивать…
- И очень приятно потом целовать, чтоб не было больно…
- Ты можешь поцеловать прямо сейчас, если хочешь…

Пепельница была депортирована на пол; на ее законном месте устроилась голова
Юрки. Вилле перебирал руками его блестящие волосы, и они, как вязкая черная вода,
струились сквозь его пальцы.

- Юрки, у тебя такие красивые волосы… Хочу такие же.
- Чем тебе твои не нравятся? Они же у тебя вьются.
- Да, но они какие-то тусклые, бледные…
- Ну это не проблема. Краска оттенка «ночь в аду» и руки опытного парикмахера –
и ты будешь жгучим брюнетом. Хм, то есть конечно, не совсем брюнетом, не во всех
местах… Но по крайней мере на голове – точно.
- Думаешь, мне стоит покраситься?
- Конечно. И вообще кому-то надо поработать над твоим имиджем. Я даже знаю, кто
будет работать.
- Что, так всё запущено?
- Не то чтобы совсем… Но образ будущей звезды должен быть все-таки несколько
иным. Завтра прямо с утра мы с тобой пойдем в один модный магазин и купим тебе
кожаные штаны.
- Ух ты, звучит прикольно.
- Причем из блестящей лакированной кожи. Джинсы – это хорошо, но именно такая
черная блестящая кожа должна обтягивать такую попку, как у тебя.
- И что мне носить с этими штанами?
- Лучше всего – совсем ничего, поверь мне. Но мы что-нибудь подберем,
соответствующее. Дальше… что там еще? Покажи лапы свои… ладно, маникюр-педикюр я
тебе сам сделаю…
- А педикюр – это от какого слова?
- Проверь сам в словаре, маленький извращенец… а теперь посмотри на меня. Ближе.
Так… Уши проколем обязательно… Да не бойся, не я прокалывать буду… И с
завтрашнего дня начинаешь учиться искусству макияжа.
- Да ты что?! Я же тогда буду как пед… э-э… как девчонка, короче!
- Значит, я по-твоему выгляжу как девчонка? Или как что-то похуже?
- Да нет…
- И твой любимый Оззи Осборн тоже?
- Ну я имел в виду…
- Нечего тут иметь в виду, будешь красить глаза и всё. Тебе пойдет. Готичные
синяки под глазами у тебя свои, родные уже есть, добавим к ним пару штрихов
подводкой – и весь мир будет у твоих ног.
- А это сложно?
- Непросто, но ты же рисуешь вроде, да?
- Немножко совсем…
- Угу, два года художественной школы – это немножко? Руке художника будет легче
научиться проводить ровные линии. Тем более, ты вообще способный, чему угодно
научишься.
- Только если мне нравится то, чему меня учат.
- Это хорошо, целоваться ты почти уже научился.
- Почти?! Да я уже…
- Сам меня чему угодно научишь? Ну нет, дружок, тебе еще многое неведомо, рано
расслабляться.
- Я-то всегда готов, чтобы ты меня еще чему-нибудь научил!
- Отлично. Сколько у нас еще времени до встречи с мадам Тииной?
- Минимум часа полтора.
- То есть без малого вечность – нам вполне хватит.

4

Эээээ! я такого поворота событий никак не ожидала! шокирована - не то слово! мне и так на всякие Виллины обнималки с мужиками смотреть в тягость! лучше бы это была девушка! тут, по-моему, биография и заканчивается! чувства как от просмотра "Горбатой Горы", очень противоречивые!

5

Ну, енто всего лишь вариации на тему.... мне сама биографичность понравилась.... действительно узнаю молодого  Вилю.... описание внешности точное, характер....

6

фу, не напоминайте про горбатую гору)

7

:rofl:

8

Чуть- чуть смешного)))

Вилле Вало и бассейн

Однажды Вилле Вало вернулся домой после очередных удачных, но утомительных
гастролей.

- Ёперный театр! – подумал герой Финляндии, глядя на себя в зеркало – Плэй дэд
какой-то! Да и самочуха нерэйзорблэйдовская! Хоть и противно, но надо собой
заняться! Завтра к доктору за резурекшеном!

Утром кумир молодежи нарисовался в финской поликлинике и занял очередь.

- Следующий! – донеслось из кабинета.

Вилле Вало закусил губу, плотнее натянул шапку на глаза и робко ступил в залитый
ярким холодным светом кабинет.

- На что жалуемся? – деловито начал док, отрываясь от бумаг – …. Уууууу! Вот
даже как! Ой-йой-ой… Эк тебя, бедняга…

Вилле Вало испуганно рухнул на стул.

- Давно в запое? – понимающе прошуршал доктор.

- Я с гастролей, док! Я – музыкант!

- Перестаньте, любезный! Давайте по существу! Много пьете?

- Ну, пью, когда не сплю!

Доктор приспустил очки:

- Питание?

- Да, какое там питание! Какой-нить шняги в автобусе перехватишь…

- Наркотики употребляем? – прищурился доктор.

- Да так, ничего серьезного! – небрежно парировал кумир молодежи.

- Курите?

- Пару пачек в день, когда сильно вмазанный – четыре-пять!

Доктор откинулся на спинку стула.

- Я – астматик. Мне особо много-то курить нельзя, вот и сдерживаю себя…

- Что?! – врач побледнел.

- На кой хер я сюда приперся? – промелькнуло в голове Вилле Вало.

- А вы сейчас не под мухой, любезный? – проинтересовался доктор.

- Да нет! Пяток пивка засандалил на завтрак…

- Ну вот что, соколик! – сердито выпалил доктор – У меня есть хороший нарколог…

- Да ты чо, круел?! – вспылил герой Финляндии – Мне пулей подлататься, и –
работать дальше! Ты штоль, медицина, верхушки чартов оборонять будешь?! У нас в
шоу-бизе рылом щелкать нельзя, а ты меня закрыть собрался по-фьюнералофхартовски!
Не пойдет!

- Только спокойно! – отодвинулся доктор.

- Давай там чо-нить гламурное сообрази! Витамины, массаж, минералку…

- Хорошо, милок! Для начала – режим и бассейн!

- О, бьютифул! – обрадовался Вилле Вало.

- Надо срочно его гнать! – подумал доктор – Всю карьеру мне испоганит!

- Док, а в андэграунд бар во время режима можно? – опомнился герой лав-метал.

- Вам можно, голубчик! – улыбнулся доктор, провожая нехристя к двери.

Вилле Вало вышел в коридор и закурил.

- У нас не курят! – тут же заблажила медсестра, бросаясь навстречу.

- Ты чо, хартлес?! – недовольно отстранил сестру Вилле Вало – Не видишь, я в
бассейн иду записываться?!

Спускаясь по лестнице, Вилле Вало судорожно размышлял:

- Одному-то скучно в бассейн ходить… Кого же уломать на этот бьютифул? Мижа? Да
нет, нельзя! Он будет в воду гадить и портить воздух… Гаса хрен заставишь…

И вдруг мимо героя молодежи проскрипел кожей знакомый силуэт.

- Мать вампира! Юрик, братан!

- О, Виллюха, банжур! – мрачно процедил известный алкоголик из широкоизвестной
группы The 69 Eyes.

- Тоже решил кровушку от грехов почистить?

- Да, блин, вернулся тут на днях из Штатов, и чо-то у меня дэнс дэ'амур
зачесался! Видать, какую-то готическую заразу цепанул за океаном!

- А! Ну, это бывает! – деловито протянул Вилле Вало – Надо твой дэ'амур
Коскенкорвой прополоскать!

- Точно! – Юрки, ликующе, вскинул указательный палец с огромным готическим
перстнем – А лучше абсентом! Ну их в стигмату, этих докторишек! Прошлый раз
пришел за полисом, так они мне все нервы истрепали: мол, как же так? Пульса нет!
Давления нет! Давайте-ка мы вас поизучаем!

- Слыш, Юрец! – перебил друга Вилле Вало – Тут такая маза, давай в бассейн
запишемся! Поплаваем малька, пока время есть!

- А это готично? – насторожился Юрки.

- Хрен его знает, я не пробовал. Вот и узнаем!

Друзья вышли из больницы и ломанулись прямиком в бассейн.

***

- Добрый день! – поприветствовал металлеров администратор.

- Мойка, папаша! А как к вам записаться?

- Два места осталось только в группе, которая с 14:00.

- Во хартлес! – возмутился Вилле Вало – Я с малышней и домохозяйками не
собираюсь плескаться! Нам по индивидуальной программе!

- С полуночи! – мрачно вставил хельсинский вампир.

- Но, мы закрыты ночью! – попятился администратор.

- Не буксуй, круел! Мы тебе отщипнем от гонорара по-брацки! – заверил герой
Финляндии.

- Ладно, гоните бабосы, чо-нить придумаем! – оживился администратор – Только
никаких девок! И шапочки резиновые обязательно!

- Не пыли, отец! – сердито вытянулся кумир молодежи – Я у бати в шопе в свое
время столько резинового насмотрелся, что тошнит! Тем более, я со своей любимой
вязаной шапкой никогда не расстаюсь! В ней и буду плавать!

- А можно нам воду красную сделать? – загадочно прошептал Юрки.

- Извращенцы, мать их! – подумал администратор.

- И воду прохладную! 6,66 градусов! – скомандовал Вилле Вало.

- Моржуешь? – удивился администратор – А кореш не окоченеет?

- А мертвым по анху! – замогильно отозвался вампир.

***

К полуночи ледяная вода, подкрашенная марганцовкой, ждала друзей.

Металлеры зашли в душевую и расчехлили рюкзаки. На скамье появился пузырь Корвы
и упаковка пива. Друзья наполнили стаканы.

- Ну, за первый заплыв! – воодушевился Вилле Вало.

- И за всех утопленников! – дополнил Юрки.

Опустошив пузырь, друзья принялись лакировать Корву пивком.

Через час на звук пьяных песен примчался администратор. Душевая утопала в клубах
сигаретного дыма.

- Ах вы, черти, мать вашу!!! На кой пес я только с вами связался?!

- Отвали, водяной! – пробурчал Вилле Вало, скидывая с себя одежду – Шоу тайм нах!

Вилле Вало запустил в администратора трусами и бросился к большой воде. Из
одежды на герое лав-метал осталась только любимая шапка.

- Куда?!?! Голому нельзя!!!

В ответ над головой администратора просвистел пустой пузырь.

Юрки, плотно замотанный в кожу, гремя перстнями и цепями, подошел к воде.

- Юрец, ты чо, одетый плавать будешь?! – удивился Вилле Вало.

Вампир многозначительно нацепил черные очки и, оскалившись, сиганул в красную
воду. Вилле Вало мечтательно плыл на спине, пуская дым колечками. Администратор,
закрыв лицо руками, дергался в углу.

Через четверть часа вампир вынырнул:

- Слыш, Виллян, там на дне ни одного утопленника!!! В чем тогда кайф-то?

- И сигареты постоянно мокнут! Лав сэйд ноу, короче! Слыш, хозяин!!! Сгоняй в
раздевалку за пузырем! И сигарету подкури!

- А мне полотенце там кожаное захвати! – прорычал Юрки – На нем тазобедренная
кость вышита, понял?!

- Да понял я, бесы! За такой беспредел еще пару сотен евро добьете!!!

- Обнаглел, хапуга! – вампир стрелой вылетел из воды и завис над ее поверхностью.

- Нечистаяяяяяяяяя!!!! – завопил администратор, кувыркаясь по лестнице вниз к
раздевалке.

- Теперь точно мусоров вызовет! – грустно констатировал Вилле Вало – Давай, Юрич,
отваливать! Гавнище полное этот бассейн!

- Ни хрена не готично! – согласился Юрки.

Друзья быстро увалили еще литр Корвы и вышли на улицу. Лунный свет заливал
дорожку. Яркие звезды, рассыпанные по черному бархату неба, радовали глаз. Вилле
Вало закурил и открыл девятнадцатую банку пива:

- Ну чо, брат, если бассейн не катит, придется режимом брать!

- Это как?

- Да хрен его знает, но доктор говорит, что в андэграунд бар можно!

- Вот это уже реальная тема! – обрадовался известный финский алкоголик – Тут как
раз недалеко кабак рульный! До утра работает!

- Экселент! Ща подлечимся, и по домам!

Друзья весело зашагали прочь от спортивного комплекса.

Вилле Вало и новая песня
Однажды Вилле Вало сочинял текст к одной из новых песен, запланированных для
грандиозного релиза Dark Light. Утомившись от творческого поиска, герой
Финляндии заглянул на сайт Valo 6 почитать полюбившуюся лирику от His
Alcoholical Majesty.

- Едрена шесть! – вздохнул кумир молодежи, - А ведь Лем грамотную фишку рубит!
Стольким мы, музыканты, обязаны бухлу, а песен по этой архиважной теме не так уж
много! Только, пожалуй, немецкие трэшеры Tankard и отдуваются за всех нас! Хотя,
у них там в Германии все можно!

Герой лав метал грустно окинул взглядом батарею пустых пивных банок по периметру
комнаты:

- И какого бьютифула весь Евросоюз на нас, финнов, косо глядит?! Сами что ль не
квасят?! Хотя…. Мы-то, меланхолики, покруче будем… Но, все равно! Чуть что,
сразу цензура! А ведь был же порох! Был молодецкий драйв! И название было
отличное – His Infernal Majesty! И песни были: Oceans of Wine, Dark Secret
Liquor! Все ж под пресс! Все им не так! Это вызывающе, это, мол, развращающе!

Вилле Вало с горечью махнул девятнадцатую банку пива. Нервно закурил.

- Сколько можно нас кнопить?! Чо за бьютифул внатуре?! Так и будет наш
многострадальный северный народ искать отдушину в Выборге да Петербурге?! Так и
будут с него драть втридорога за выпивку?! Доколе мы, рупоры финского рока,
будем прятаться по гримеркам да хатам и молчать, бухая узким кругом?! Доколе
будем терпеть, как наших вслюни нажратых фэнов вышвыривают из клубов?! Твари мы
дрожащие или алкаши трясущиеся?! Все!!! Не могу я больше молчать!!!

Герой лав метал схватил листок с наметками свежего текста, с презрением
вгляделся в рабочее название и отчаянно перечеркнул первое слово. Сверху он
аккуратно вывел новое. Умиротворенно улыбнувшись и закурив, Вилле Вало откинулся
на спинку стула:

- Вот эт совсем другая тема! Дальше, как всегда, любовными аллегориями
подмаскируем, и – в свет!

Так рождалась очередная удачная композиция группы – Drunk on Shadows.

Вилле Вало и не знал, что в тот же самый момент в далеком Подмосковье,
откинувшись на спинку стула и закурив, его единомышленник Лем подумал:

- Похоже, родилась очередная удачная стори – ВВ и новая песня!

Однажды Вилле Вало сидел в своей финской квартире и осваивал всемирную паутину
Интернета.
- Так! – победоносно молвил кумир молодежи и закурил, – Как залезать на
официальный сайт моей любимой группы я уже знаю! Осталось малость: научиться
тусовать на форумах и качать порнуху!
Герой Финляндии сосредоточенно смотрел в щель поисковой строки…
- А как же это делается? – задумчиво протянул он и полез за своим лав метал
телефоном. Надо было срочно найти номер коллеги по группе мистера Бартона.
- Тэрве, Барти! Как самочуха? Слушай, тут такой бьютифул: надо срочно залезть на
какой-нибудь наш фэнский форум… или в чат…
- Ну наконец-то! – задиристо отозвался клавишник, - Созрел какую-нибудь девчушку
цепануть в сетке? Давно пора!
- Да нет… - засмущался лидер группы, - Хотел там с пиплом пообщаться, о музыке
поговорить… О порну…, тьфу, о поэзии…
- Ясно! – понимающе пробурчал Барт, - Что ж, я тебе подскажу пару адресочков.
Великолепная немецкая поэзия! В разных стилях! Без цензуры! Просто музыка!
- Ага, набираю… - Вилле Вало сконцентрировался и ткнул Enter… - Барти, мать твою!
Да что это за прелюдь ту трэджеди?!?!
- Ну, ты же сам попросил! – смутился друг.
- Еп-понское издание первого альбома!!! Я такого даже на батиных кассетах в
нашем магазинчике не видал!! Жесть! Да, время не стоит на месте… Или стоит?… Ну,
да! Стоит! Стоит как скала!
Барт довольно засопел в трубку.
- Этаа... Я те чуть позже перезвоню!
- Давай, давай! – понимающе отозвался Барт.
Через несколько минут кумир молодежи, запыхаясь, прижал трубку к уху:
- Алло, Барти! Круел, ты мне больше таких адресов не давай! Они меня от
творчества отвлекают!
Клавишник ехидно захихикал.
- Дарлинг! Не буди во мне шестерки! – не выдержал лидер супер группы, - Я те
внатуре говорю! У меня после твоей немецкой поэзии вдохновение три раза пропало!
- Ну, оно же не может постоянно стоять, не пропадая!!! – взорвался смехом Барт.
- Повеселились и будет! – резко успокоил друга герой лав метал, - Я еще позже
поэкспериментирую с предложенной информацией, а сейчас к делу! Где наши фэны
тусуются?
- Чтоб у меня клавиша запала! Ты по чесноку собрался с фэнами в сети тереться?!
- Ну, да…
- Так чо ты мне мозги полощешь? Иди на наш сайт и – вперед, по форумам-чатам да
по ссылкам! Я-то думал, за ум кореш взялся!
Вилле Вало бросил трубку и уверенно шагнул в дебри форума.
- А чо, реальная маза! – подумал герой лав метал, - Почему бы здесь не склеить
какую-нить бьютифул? А то в жизни – сплошняком работа да попойки! Герлфренд
капризный пошел! То не пей, то не кури, то не гастролируй, то пинжак мятый, то
носки нестираны! Короче, полный фьюнерал оф хартс! Быт, дорогие товарищи, в
нашем музыкальном деле – могила! Гроб! Ей-богу!
Обилие девчонок со всего света, взывающих к своему герою, не могло не радовать.
Бегло знакомясь с темами, герой Финляндии выхватывал различные сообщения и
двигался дальше. Из разных концов планеты пользователям предлагали самые крутые
ресурсы для истинных химиков. Ссылка за ссылкой герой лав метал проваливался в
интимные глубины виртуального мира химомании.
Затем Вилле Вало принялся изучать посетителей чата. С досадой он обнаружил, что
в эфире уже около десяти Ville Valo (Плэй дэд какой-то!!!), а так же пара
десятков Ville’s Girl, несколько Stigmata Diaboli и даже HIM Girl 666! Наверное,
крутая! Вилле Вало сердито скривил рот и закурил. Схватил лав метал телефон:
- И как они тут друг друга различают?! Надо срочно дать команду своей вэб-банде,
чтоб левых отсеяли! Тэк-с, кто у нас там по интерактивным делам главный?
Через пару минут админы перекрыли кислород лжегероям и официально объявили акцию
On Line with HIM.
Начался беспредел. Весть облетела мир за полсигареты! Монитор потряс
эпилептический приступ нашествия сообщений.
И чего только не предлагали разгоряченные фанатки! Любимые мягкие игрушки,
погремушки и кукол, тушь и губную помаду, украшения, кружавчатое белье,
девственность, вечную любовь и преданность, секс (в том числе оральный и
анальный), некоторые шли до конца – сердце и другие органы. Даже школьный
дневник и родить детей! В случае отказа многие грозились вскрыть вены. Другие
просили: майки, диски, фотографии и плакаты с автографами, домашний адрес,
приехать в деревню с концертом, предоставить кальку татухи, набить новую – «Натаха»
в сердечке и т.д. Небольшой немецкий фэн-клуб требовал выслать поношенные трусы
героя лав метал и использованный презерватив! Некая Pussy_666 возжелала огромный
резиновый член из батиного шопа (только черный!!!). Было бесконечно много тирад
восхищения, но попадались и противоположные мнения. Например, группа оборзевших
норвежек обвиняла лидера супер группы в нетруевости и даже обзывала пидором!!!
Хартлесы! А какой-то Prince of Darkness из Сыктывкара вообще нечеловечески
обидно и кратко бросил: «ХИМ – ГАВНО!».
У Вилле Вало от такого напора страстей закружилась голова:
- Так, надо срочно перекурить и допить очередную девятнадцатую банку пива!
И вдруг герой Финляндии наткнулся на необычно здравое послание. Вполне
сбалансированное, написанное просто, и в то же время стильно. Что удивительно,
авторша не кидалась сразу на шею, не пела дифирамбов, не просила ничего, не
обвиняла в мужеложстве! Просто гнула творческий расклад и, мол, если интересно,
призывала к диалогу. Чувствовались начитанность, глубина мысли и ширина мозга.
Она удивительно точно угадывала многие совершенно личные подробности характера
героя лав метал. Судя по показаниям монитора, готик герл звали Agra и проживала
она в Стокгольме.
- И вкусные шведские сигареты небось покуривает! – сладострастно подумал Вилле
Вало, - Намечается любовь с интересом! Гигантская малиновая хартограмма!
Разговорившись с таинственной незнакомкой, герой лав метал понял, что искал ее
всю жизнь! До кучи она оказалась ослепительной красоткой! Согласно
представленной фотке успела даже сняться для обложки Playboy! Дело стремительно
клонилось к необходимости личной встречи. Вилле Вало дал согласие. Протер
холодный пот со лба и даже не курил пару минут. После выдержанной паузы
свежеиспеченная возлюбленная прислала настоящую бомбу откровения. Каково же было
удивление кумира молодежи, когда он узнал, что Agra – это Аграфена Марковна
Подъебнинская, 47-летний подростковый психолог из Йошкар-Олы (Это, наверное, где-то
в Африке!). Она писала докторскую на тему молодежных коммуникаций и феномена
фанатства! Сердце героя лав метал было окончательно и бесповоротно разбито!
Отчаянию не было предела! Это был полный беянд редемпшен!
И тут бац!
«Agra: Да шучу я, милый! Шучу!)))) Хотела тебе нервы пощекотать! Как и
договорились, послезавтра! Буду ждать тебя на центральной площади Стокгольма
ровно в полночь! Сама я буду в пальтишке кожаном, волосы у меня черные, очки на
мне солнечные будут, шапочка вязанная. Ну, чтоб совсем ты меня узнал, журнальчик
у меня в руке будет – Metal Hummer. Понял что ль?»
Камень упал с плеч героя Финляндии. Возбужденно выплюнув папироску, он нарядился
в свой любимый лав метал шарф, на котором было больше всего дырок, и помчался за
билетом на международный автобус.

***

Ровно в полночь герой Финляндии стоял в центре площади, сжимая в руках подарок
для новой пассии – литровый флакон Корвы (К дьяволу цветы! Один хер, завянут!).
Было практически безлюдно. Холодный свет звезд вселял в героя лав метал
душераздирающую надежду. Даже привычная сигарета казалась много вкуснее!
Наконец, она появилась! Высокая и стройная, в длинном кожаном плаще, она
уверенно шагала по брусчатке, гремя металлической бижутерией. Черные локоны
развивались из под плотно натянутой на черные очки шапки. Губы, алые как кровь,
плотно сжались в решительности. Этот образ был прекрасен! Вилле Вало как будто
видел его уже много раз. В снах? В хрупких мечтах? От волнения сдавило грудь…
- Аааааа! Вилле, братуха! – взорвалась улыбкой Агра…
Герой лав метал в испуге выкатил глаза и растерянно попятился назад:
- ????.... Юрки???
- Ай, молодчина! Знал, что ты догадаешься! Здесь водяра неготически дороженная!
– известный финский алкоголик ликующе выхватил флакон из рук остолбеневшего
товарища.
Вампир перевел взгляд с пузыря на мраморное лицо друга:
- Мон шерри?! Околел что ли совсем пока ждал? Ничо, ща согреемся!
Вилле Вало вышел из ступора:
- Юрец, серебряную пулю тебе в очко! Ты как здесь оказался???
Юрки энергично схватил кореша под руку:
- Да я тут торчу у знакомых! По делам из штатов вырвался на недельку! Сплошной
Кристина дэс! Ни тебе тоски черной, ни печали готической, ни меланхолии! Вилы! А
тут смотрю в и-нете – у вас дурдом на сайте! Дай, думаю, приколюсь! И ништяк
вышло! Как я тебя?!
- Жопа ты, Юрка! С ручкой! – чуть не плача выпалил кумир молодежи.
- Да что с тобой?! Ща мы тут такую Хэвиозу устроим, братуха!
Вилле Вало понял, что расстраиваться бесполезно. У вампира горели трубы и
плакаться в расшитую костями жилетку по поводу киллинг лоунлинесс не проканает.
Герой лав метал прекрасно знал, как порой коварна и жестока любовь, поэтому не
мог допустить перетекания правильной меланхолии в бесперспективный депрессняк.
Ведь сдаваться – не в правилах героя лав метал. Во всем надо искать не только
шестерки и хартограммы, но и плюсы. Вилле Вало взбодрился:
- Юрич, а где здесь продают вкусные шведские сигареты?
Хельсинский вампир вытянул указательный палец с огромным готическим перстнем:
- Вон там! И андэграунд бары имеются! Кстати, тут недалеко лостбоевские стойки
микрофонные продают! Вещь! Завтра покажу! Если смогу!
Друзья зашагали с площади по паутинам узких улочек.
Юрки залихватски приложился к горлышку родной Корвы, истошно прошипел в кожаный
рукав и передал другу початый пузырь:
- Жизнь налаживается! Все-таки молодцы мы, финны! Знаем, как праздник готический
устроить! Мож, в Париж еще на неделе махнем?!
- Да теперь уже один черт! Только сигарет возьмем! – отчаянно отозвался Вилле
Вало.
Юрки расплылся в широкой хмельной улыбке:
- Ты это… Не серчай за кидалово!
- Да анх с ним! Кста, Юрич! А откуда ты рэйзорблэйд с психологом откопал?
- Да девчонки с какого-то российского глазьевого сайта прикололись! Это
отдельный дэнс дэ’амур! Меня ж тоже, в свое время развели! Да так, что пришлось
на свиданку в Москву ехать! Заодно и концерт дали! Готика, брат! Виртуальная
любовь иногда оборачивается реальной темой!
Вилле Вало задумчиво убрал пузырь в карман, и друзья решительно зашагали дальше.
Герой лав метал вновь почуял гнетущий запах надежды в прохладном ночном воздухе.

9

а мне по ВВ и Юрки нравится :blush:

10

Ух! И мне!!! Люблю такие штуковины!!! :blush:  :blush:  :blush:

11

:cool:  :D здорово!

12

Villena, у меня и с участием Йонне есть! ;)

13

Страшная сила

Apocalyptica,Rasmus,HIM,Negative ну и еще чуваки из финских групп поехали на природу.
Приехали они в очень даже симпатичное место: маленькая туристическая деревушка, почти на границе с Шведцией , 666 км. от Хельсинки, дремучий лесок, глубокое озерцо, залежи урановых руд, кладбище... в пятницу 13, ...в полнолуние, ...одни...

Устроились в просторном домике, накрыли поляну, сели, выпили, анектоды порассказывали о вампирах, песни попели, решили погулять.
К девяти вернулись в дом, разожгли камин, накрыли стол, выпили, закусили, выпили, ещё выпили, снова выпили и понеслось.
К 11 ночи, успев изрядно поднадраться, разошлись по комнатам.
23:01:13 Комната HIM.
Мидж: А хотите я Вам расскажу страшную историю из жизни моего прапрапрапрадудешки?
Линде: Очень страшную?
Мидж:Очень!
Линде:Погодь. Бартон двигайся и дай мне кусочек одеяла. Всё, Мидж, начинай.
Вилле:Погодь. Гас двигайся
Гас: Куда двигаться? Я и так на самом краю!!
Вилле: Лилька, Бартон двигайтесь! ...Ну, давай!
Мидж: Это было в степях Кавказа...
Бартон:Так это ж горы?!
Мидж: Тогда ещё нет! Мой прапрапрапрадудешка прятался от гондурасских захватчиков в зарослях конопли. Лежит, значит, он
в конопле, тихо так лежит и вдруг слышит...
23:01:15 Комната Расмус'цев.
Ээро: Короче, в Тибете круто! Там много-много лам!
Лаури: Это что новый зоопарк?
Ээро: Дурак ты! Это заповедник! Там так красиво!
Лаури: А пиво бесплатное?
Ээро: Нет. Зато...
23:01:21 Комната 69.
Юрки: Значит подхожу я к ней сзади, говорю там всякие красивые слова, а она взяла и ушла!
Юсси: Что, ей не понравилось?
Юрки: Нет. Глухой оказалась.
Тимо-Тимо: А вот со мной тоже случай был ....мрачный ...
23:01:35 Комната Apocalyptic'и.
Дикий храп. Понятно кто хряпнул 2 ящика абсенту.
23:01:42 Комната НЕГАТИВ.
Кристус: В общем случай со мной был. В магазине косметики.
Йонне:Погодь. Ларри, двигайся... одеяло дай...Ну, давай!
Кристус: Подхожу я к продавцу, парень такой молодой, симпатичный. Я ему говорю, что мне нужна тушь
"Дубль Экстеншен" от Loreal. А он мне говорит, что она закончилась.
Йонне: Ужас! А ты что?!
Кристус: А я ему...
23:59:57 Комната HIM
Мидж: Крадётся он по лесу по дремучему, по типу того, что возле нас. А тут из-за огромного чёрного дерева храп.....
-Хр-Хр-хР!!!!!!
Вилле и Линде: ААААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Гас: Бр... Чтож так орать, поспать не дадут!
Мидж: А потом у него гаснет фонарь.
23:59:57 Комната Расмус.
Лаури: Да не боюсь я призраков- хоть убей.
Ээро:Тот мужик тоже не боялся, а когда в зале погас свет...
23:59:57 Комната 69.
Тимо: А всё таки страшный фильм,особенно когда гаснет свет...
23:59:57 Комната Apocalyptic'и.
Помойму абсенту было больше.
23:59:57 Комната Негатив.
Кристус:Ну, потом подружились мы с ним. Поехали во Францию в Диснейленд. В доме с приведениями клёво.
Огромный зал, на стенах горят факелы, а когда они гаснут...
00:00:00 В доме гаснет свет.
Дикий крик и маты. В доме началась революция.
00:02:15 Революция закончилась.
Тишина...
00:02:18
Вилле на негнувшихся от страха ногах спускался по скрипучей старой лестнице вниз. Вдруг он увидел себя в пламени на стене и...
упал в обморок.
Лаури тихо крался по коридору, когда к конце его что-то проскочило. Илонен зажёг зажигалку и пошёл дальше.
Вдруг он увидел перед собой лицо.
-АААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!
Обморок. И у Лаури и того, что он увидел.
Юкри выкрался на улицу через форточку второго этажа, в полной темноте, в одних трусах.
Идя по тропинке к кладбищу, он вооружился лопатой. Со стороны кладбища на него двинулось Что-то, очень сильно
шатаясь из стороны в сторону. Юрки, не долго думая, побежал на Что-то и вдарил по Чему-то со всей дури.
Что-то издало нечленораздельные звуки и растянулось на дороге.
Мидж спрятавших под кроватью заметил, что он там не один. И резко стукнувшись головой о кровать-отключился.
Впрочем то, чего он испугался имело тот же исход.
Хрупкий юноша Йонне Аарон, решив что в таком виде не следует встречаться с нечестью, учитывая ещё
и то, что он без косметики, спрятался на шкаф. А безстрашный Аннти просто повис на люстре.
04:36:21 Встаёт солнце и освещает сию милую картину:
Вилле на первом этаже в обмороке от того, что увидел на стене свой плакат.
Лаури в коридоре на полу напару с Кристусом. Ну, не видел Лаури Кристуса без косметики, а тот его без перьев.
Юрки спит на околомогильной лавочке в трусах в обнимку с лопатой, а в метре от него на дорожке Ейка Топпинен-
друг абсента, которого Юрки принял за злобного мертвяка.
В комнате HIM под кроватью в обнимку спали Мидж и Бартон.
Во дворе на самой верхушке дерева на самой тонкой ветке сидел Гас.
В комнате Негатив на люстре висел Аннти, на шкафу сидел Йонне, а в форточке застрял Джей- ему повезло меньше,чем Юрки.
Ээро, Паули и Аки все вместе под одним креслом на первом этаже.
Счастливые Юсси и Бази в винном погребе.
Перту и Пааво преспокойненько отходят от абсента у себя в спальне.
Снек с Ларри под деревом на берегу озера, а Тимо с Арчи под ванной

14

Кое-что накопала, надеюсь, не было в других разделах:))

@Браво, Ваше Величество!
by June
Глава 1: Перед концертом
Гримёрка. Инфернальная банда в полном количестве спокойно дожидается момента выхода на сцену. Его величество Вилле сидит на чем-то странном с сильно подкосившимися ножками и полуобломанной спинкой, то ли стул, то ли табуретка не знаю, но на трон явно не смахивает, и все время подносит ко рту уже абсолютно пустую бутылку из-под вина. Миге лежит вверх ногами на столе и усиленно пытается отобрать у Вилле ту самую бутылку. Бартону повезло немного больше: он удобно устроился на диване и потягивается пивком, которое у него было припрятано под диваном на крайний случай. Гас валяется на коврике около Вилле. Предполагается, что там, где обосновался Вилле до некоторого времени сидел именно Гас (легко определить по подкосившимся ножкам Вало явно столько не весит), пока его дьявольское (я бы сказала дьявольски надравшееся для предстоящего концерта) величество не согнало друга. Лили додумался помыть перед концертом голову и теперь стоит у зеркала и думает, что ему делать с мокрыми дредами.
Вилле: - ну чё? Долго нам еще тут торчать?
- пока к концерту не подготовимся морально или не морально сказал Миг, снова схватив бутылку Вилле, на что тот не выдержал и нанес своему любимцу ответный удар, а именно двинул ему ботинком в ухо.
- вы чё, совсем нажрались? подал голос пухленький Гас.
- заткнись, балбес, - промямлил Вилле и уже хотел двинуть и этому, как вдруг все сразу ножки его стула жалобно скрипнули и обломались. Что ни говори, Вилле такого похабства со стороны уже полюбившейся ему табуретки явно не ожидал. Вало с диким криком упал на бедного Гасика и в припадке ярости принялся безжалостно колотить его ногами и руками (что тут скажешь, парню просто не повезло).
Бартон и Лили кинулись спасать Гаса, лишь Миге решил, что несомненно самой несчастной жертвой ситуации был Вилле и, моментально простив Вало его недавнюю выходку, побежал спасать именно его.
Итак, Вилле и Гас были успешно подняты с пола и посажены на диван заботливыми руками преданных товарищей. Вало немного успокоился, хотя с его уст еще слетами нецензурные словечки на финском, английском и даже на шведском, хотя до этого он всех убеждал, что по-шведски ни бум-бум так что разоблачили приятеля!
- ну чё, успокоились? спросил Бартон, - на, вот, держи, - сказал он, протягивая Вилле бутылку с остатками пива.
- Этому хватит, он и так хорош, а ему еще петь, - вскрикнул Гас, выхватив у Бартона бутылку и влив ее содержимое себе в рот.
Тут все вспомнили о концерте. Забыв друг о друге члены инфернальной банды начали бегать туда-сюда, и в гримёрке разыгралась такая картина. Вилле бегает от зеркала к шкафу в одних трусах, размахивая в воздухе какими-то штанами, и орет:
- где штаны, ну где мои штаны?
Миге: а это разве не штаны?
- мне не нужны эти штаны, мне нужны МОИ штаны! А это что такое? Откуда в моем шкафу это дранье?
- это не дранье, это мои новые джинсы, - обиженно хмыкнул Миг, - Я в них только вчера дырки проделал. Круто, правда?
- круто не круто, а мне нужны мои штаны, а то придется на сцену в трусах выходить. Если это произойдет, тогда можно считать концерт неудавшимся: народ мигом разбежится, увидев меня полуголым. Да-а-а, зрелище не из лучших.
Тут он вдруг как будто что-то вспомнил, засунул руку под диван и достал свои фирменные, знаменитые кожаные штаны. Лицо его расплылось в улыбке, глаза заблестели, со счастливым видом он бросился к зеркалу.
Теперь возникла другая, серьезная проблема: Вилле крутился у зеркала и все никак не мог решить, достаточно ли низко он спустил свои любимые (притом сильно измятые) штаны. Хотя низко это сильно сказано. Штаны он стянул так, что оголилась не только его крутая татуировка, но и почти обнажилось то, что находилось ниже. Решив, что так в самый раз, Вало со спокойной совестью отошел от зеркала.
Но не-е-ет, не тут-то было! Полностью убедившись, что на нем кроме штанов больше ничего не было, Вилле снова подпрыгнул к зеркалу. Да, штаны сидят прекрасно, но что-то все равно не так. Но что-же? Стоя у зеркала, Вало усиленно пытался вспомнить, что надевал на прошлый концерт. Мысли явно не складывались.
- эй вы, лопухи, какого хрена вы тут торчите? Хватит прихорашиваться. А ну быстро на сцену! Давно пора, послышался вопль всеми глубокоуважаемого и дикообожаемого менеджера инфернальной банды.
Что тут скажешь, грозного менеджера побаивался даже Вилле, не говоря уже об остальных четверых. Поняв, что времени для раздумывания ему больше не дадут, наш милый парниша не придумал ничего более умного нахлобучил на уши шапку, намотал на шею шарф (пить ему явно вредно!) и выскочил на сцену.
Миге, Лили, Бартон и Гас были уже там.
Глава 2: На сцене
Итак, все на сцене, зал в восторге.
- Вилле, у-у-у, Вилле, о-о-о, Вилле, а-а-а!!!! орали разволновавшиеся фаны, которые высоко оценили внешний вид его надравшегося величества.
Да-да, все еще надравшегося, то есть еще не протрезвевшего. Выглядело это так: он стоял посреди сцены, нервно теребил замусоленный шарфик и просто тупил! Почему? Да все потому-же! Тут Вилле сам понял, что зря бухал с друзьями перед концертом.
Ну чё делать? Чё? А? повторял про себя Вало. Тут очень умная идея посетила его голову. Пока Миге, Лили, Гас и Бартон настраивали инструменты, Вилле, который просто не мог стоять на месте, стал ходить туда-сюда по сцене, словно по подиуму, демонстрируя свои зашибенные штанишки. Зал просто офигел! Такого представления они не ожидали. Совершенно забыв, что пришли как бы на концерт, и что кое-кто как бы должен петь, фаны визжали с диким воодушевлением. Всем (причем как девочкам, так и мальчикам) хотелось вскочить на сцену и изнасиловать Вилле на месте.
Но тут ребята настроили свои инструменты, приняли нужную позу и начали брынчать (именно так можно было назвать их тогдашнее исполнение бухали-то все!).
Вилле понял, что если он не начнет сейчас петь, то фаны просто закидают его банановыми кожурами. А чё петь? Он никак не мог вспомнить какой песне принадлежала исполняемая товарищами музыка.
Тут он вдруг вспомнил, что забыл в гримёрке сигареты. Вилле (про себя): Ну чё за невезуха? Что делать на этот раз? А чё делать, идти в гримёрку за сигаретами, ну да, конечно! (Вилле сам удивился свой сообразительности). Нет проблем, щас, только фанов предупредить надо.
- пожалуйста, внимание! заорал он, - мне тут выйти надо, на минуточку. Щас приду.
Бартон: чё он несет?
Миге: говорит, выйти надо, на минуточку.
Гас: на минуточку ?!?!?!? Он чё, опу-у-у-ух ?!?
Лили: говорил я вам, хватит пичкать его алкогольными напитками, а вы мне: ничего, ему полезно. Вот вам, полезно! Ну просто зашибись!
Бартон: чё с ним делать-то теперь будем?
Гас: да ничё! Пусть себе валит.
Миге: я его знаю, он в туалет, скоро вернется.
Вилле тем временем пошел за сигаретами и все в порядке, он действительно вернулся! А именно выполз из-за кулис, таща за собой ящик пива, мешок с сигаретами и акустическую гитару. Короче, решил оттянуться по полной программе! Вытянув весь этот хлам, он сел в углу и принялся что-то играть на гитаре. (???)
Бартон: он чё, совсем дебил?
Миге: нет, ему просто кирпич на голову упал.
Гас: ага, когда ящик пива из стены вымуровывал. Помню я, как он его туда прятал, от нас подальше!
Итак, последний шанс все исправить. Ребята принялись играть Resurrection , надеясь на ум и сообразительность друга, т. е. Вилле. Зал уже начал нервно покачиваться из стороны в сторону, а самые слабонервные бились в истерике. Что происходит?
Вилле смекнул в чем дело, встал подошел к ребятам, игравшим Resurrection , двинул Лили гитарой по голове (почему именно ему неизвестно) и крикнул что-то типа Baby, join me in death ! Это был предел! Тут на сцену выбежал менеджер и утащил разбушевавшегося Вилле за кулисы.
Ребята спокойно доиграли Resurrection (тут-то я поняла, что это была единственная песня, которую они вспомнили) и под истерические вопли ни во что не врубавшихся фанатов, покинули сцену.
Вот это да! Концерт просто супер! Браво, Ваше Инфернальное (я бы сказала нет, промолчу) Величество, БРАВО!!!!!!!

15

И ещё один, подлинней:

Эта история рассчитана на тех, кто любит и Placebo и -H-I-M-, или, хотя бы, хорошо к ним относится. Прошу воспринять этот рассказ, как шутку, не принимать близко к сердцу и не осуждать меня. Просто я люблю обе эти группы и хочу, чтобы вражда между их фанатами прекратилась. Мир вам, товарищи!
Молодожёны.
Действующие лица:
1. Вилле Херманни Вало – новоиспечённый супруг.
2. Британни Брайан Молко – новоиспечённая супруга.
° Микко Вильянни Линдсторм – Линде, кузен Вилле.
° Микко Хенрик Джулиус Паананен – Миже, симпатичная горничная. Украинка.
° Яни Пуртинен – Бартон, дворецкий.
° Мика Карпинен – Газзи, добрая повариха.
° Стефанида Олсдал – подруга Брайана.
° Стивен Хьюитт – личный шофёр Брайана.
° Деннис Пошватта – отец Вилле.
° Сандра Насич – мать Брайана.
° Тарья Турунен – бабушка Денниса.
° Лоури Илонен – стриптизёрша Ми-Ми.
Может быть, в ходе произведения появятся ещё персонажи, пока неизвестно…
Итак, начну своё повествование. А было всё так:
° О, Брай, дарлинг, ты выйдешь за меня замуж? – стоя на коленях, орал на весь дом Вилле, протягивая возлюбленной золотое кольцо с огромным бриллиантом. Брай, весь в соплях и слезах, ответила:
° Да, милый, конечно, я выйду за тебя!
После этого девушка кинулась на шею к Вилле и они долго целовались и обнимались.
Сандра сидела в кресле и читала журнал, как, вдруг, в комнату влетела Брай, и с криками: “Я самая счастливая на свете!” - стала бегать по комнате.
° Бри, - так мать ласково называла Брайана, - что с тобой? В магазин наконец-то привезли ту розовую, блестящую кофточку, о которой ты мечтала?
° Нет! Мама, я выхожу ЗАМУЖ!!!!
° Это за того Вилле, который так похож на девушку? – Сандра уже давно забыла, что у неё самой-то был сын, а не дочь, Бри с детства хотел быть девочкой, а теперь уже стал ею в какой-то степени.
° Да, да, да! За него! Я так счастлива! Смотри, какое он мне кольцо подарил! – Бри сунула палец под нос Сандре, - он такой милый! Ах!…Я так его люблю!
° Эх, деточка, я то думала, ты кого получше найдёшь…Ну ничего! Он так, вроде бы, парень хороший…только красится вот и волосы длинные носит. А так… Я рада, что ты, моя девочка, наконец-то выходишь замуж!…ну вот, опять она убежала, не выслушав меня…Эх, молодость, молодость! – и Сандра снова принялась читать журнал. Кстати, я не описала вам ни Бри, ни Сандру, ни Вилле. Так вот, Бри была наредкость миловидной, симпатичной девушкой, не очень высокого роста. Волосы у неё были чёрные, подстриженные под каре. Сандра, несмотря на свой преклонный возраст, выглядела отлично. Ростом она была чуть выше Бри, волосы у неё были светлые, обрезанные до плеч. Сандра всегда накладывала толстый слой макияжа, чтобы не были заметны её немногочисленные морщины. У лица этой женщины была отличительная черта – нос. Он был длинный и не совсем прямой. О Вилле же я скажу немного. Он был высокого роста, волосы длинные, вьющиеся, редко моющиеся. Хотя и говорят, что у него удивительные глаза, которые в зависимости от освещения меняют цвет, но это не так. Всё дело в линзах. На самом деле глаза у него вообще бесцветные, выгорели. А так про него больше нечего сказать. Ах, да! У него было много татуировок.
И вот прошла годовая подготовка к свадьбе (Бри всё никак не могла решиться), наконец-то настал долгожданный день. Невеста встала в пять утра, хотя почти не спала, в предвкушении первой брачной ночи, ей грезились всякие страшные вещи. Не буду вдаваться в пошлость и перечислять их. Так вот! К Бри пришла её подруга Стефанида, которая, также была свидетельницей на свадьбе, и они начали собираться. Ну, не сразу, конечно, вначале Стеф привела Бри в чувства, убедила, что не всё так плохо и что она наконец-то будет со своим Вилле. Просто невеста боялась, что её будущий супруг не любит оргии, без которых девушка не могла жить, поэтому она так и переживала. Стеффи принесла свои вещи к подруге, чтобы они могли вместе нарядиться. Она взяла длинное, кружевное, розовое платье и розовые босоножки на шпильке.
° Стеффи, ну я же тебе говорила! – с досадой в голосе сказала Бри, задёрнув вверх голову- Стефанида надела эти босоножки, - не надевай этот ужас! Ты и так почти два метра ростом, а теперь твоя голова будет цепляться за потолки! Надень лучше эти шлёпанцы, - и Бри достала из-под кровати
какое-то чудо, ярко-розового цвета с большими красными цветками. Но Стеф, зная вкус Бри, предпочла набить себе кучу шишек, но не появляться на людях в этой чудной обуви.
И вот, после недолгих сборов, часам к двенадцати они были готовы. Про Бри я пока промолчу, ну, а образ Стефаниды необходимо описать сейчас. Начнём с головы и по ниспускающей: причёска была шикарна! Стеф надела светло-русый, накрученный наружу парик, с розовыми перьями. Нет, я имею ввиду не птичьи перья, которые любит втыкать себе в волосы солист не очень хорошей финской группы
The Rasmus Лоури Илонен, так я назвала пряди. Макияж Стеффи был отпадный! Розовые губки, розовые тени….мммм, КРАСОТКА! Более того, она потрудилась найти где-то светло-сиреневые блёстки, которые хотя и были величиной с конфетти, но смотрелись весьма элегантно на щеках и веках нашей Стефаниды. Также, кроме того своего розового платья, Стеф накинула на плечи пышное, красное боа, великолепно дополняющее её яркий маникюр, кровавого цвета. Бри ещё бы долго, наверное, не решалась пойти в церковь, но тут пришла её мать, и чуть не упав в обморок от ослепительной красоты дочери, сказала, что их уже ждёт авто.
Когда Стив, сидя за рулём прекрасного, розового лимузина, увидел Бри, он чуть не нажал на газ (хорошо, что вовремя спохватился, прямо перед машиной стояла добрая, в смысле не совсем худенькая повариха Газзи, ей то ничего бы не стало, а вот автомобилю…). Наконец все уселись в авто и полетели в церковь, до церемонии оставалось десять минут…
И вот! Лимузин подлетел к церкви, Бри, пытаясь успеть к началу церемонии (из-за многочисленных пробок на дорогах, когда они приехали, оставалась одна минута до торжественного момента в жизни новобрачных), несколько раз упала, наступив на подол свадебного платья. Пришло время описать прикид невесты. Причёской было излюбленное каре, но его закрывала фата, которая красовалась во всю голову, и при беге развивалась метра на два. Макияж Бри выбрала обычный, не очень яркий. Чёрные тени и накладные ресницы, белила, лёгкий румянец и губная помада, цвета бардо. Платье было несколько не по размеру, поэтому подол тащился по полу, переходя в шлейф, длиной около семи метров. На ногах у невесты блистали белые туфли на гигантской шпильке, может быть, поэтому Брай всё время спотыкалась - она привыкла носить платформы.
Пока Бри поднималась на ноги, Стеффи заскочила в церковь и заняла место свидетельницы, рядом с Линде, который, несмотря на то, что был родственником Вилле, так же был свидетелем с его стороны. Они мигом с ним перемигнулись, показавшись симпатичными друг другу. Жених, поражённый красотой Бри, чуть не упал в обморок, хорошо, что его отец стоял рядом и удержал сына своей мужественной рукой. Ах, да! Немного расскажу о Деннисе. Его внешность была уникальна. Из всего лица, пылающего интеллектом, особенно выделялись зубы. Они были размером с лошадиные, да ещё и с неправильным прикусом, поэтому нижняя челюсть немного (эх, легко сказано!) выпирала вперёд. Чтобы это не так бросалось в глаза, Деннис носил бородку, которая больше походила на какой-то ошмёток бороды, прямо под нижней губой. Вилле очень повезло, что он не был похож на своего отца, единственное, что их роднило по внешнему виду - это сросшиеся на переносице брови, с которыми сын отчаянно боролся при помощи щипчиков.
Итак, церемония началась! Священник знал, что это будет необычная свадьба, но всё равно не выдержал, чтобы несколько минут с недоумением не посмотреть на невесту. Когда Бри не выдержала, и выкрикнув: “Чё уставился? Давай быстрей жени нас!”- швырнула букетом в святого
отца, он начал своё дело:
° Ну что ж, начнём. Вилле Херманни Вало, согласен ли ты взять в жёны Британни Брайана Молко и жить с ним в болезни и здравии, богатстве и нищите, пока смерть не разлучит вас?
° Конечно, святой отец! Я согласен! – Вилле был на седьмом небе от счастья.
° Хорошо. А теперь ты, сын мой…
° Какой я тебе на фиг сын? Первый раз я ничего не сказала, когда ты меня в мужском роде назвал, но теперь меня это уже бесит! Я ДЕВУШКА! Разве это не видно?! – Бри была в бешенстве.
Священник не знал, что сказать:
° Э-э-э… Хорошо… Итак, Британни Брайн Молко, ты согласнА взять в мужья Вилле Херманни Вало и жить с ним…, - святой отец опять не успел договорить:
° Да согласна я! Хватит! Ты уже это говорил! Объявляй нас мужем и женой!
° Хорошо, ОБЪЯВЛЯЮ ВАС МУЖЕМ И ЖЕНОЙ! – сказал священник, а затем обратился к Вилле, - можете поцеловать невесту.
Пока эта счастливая парочка пребывали в затяжном поцелуе, Сандра и Стеффи рыдали навзрыд, а Деннис смахнув скупую мужскую слезу, не выдержал, глядя на них, и тоже громко заревел.
Но наконец-то церемония кончилась и все, в предвкушении предстоящей гулянки, попихались в автомобили, которые отвезли их в огромный ресторан, специально снятый на три дня для этого события.
° Румба! – заскочив на стол, вопила Бри и размахивала над головой своей юбкой от свадебного платья (не волнуйтесь, под ней у невесты были кружевные панталоны). Было уже два часа ночи и все гости, изрядно выпивши, занимались кто чем. Стеффи и Линде зажимались, сидя за столиком и потягивая из одного бокала шампанское через соломинки. Брай, как вы видите, устроила танцы на столе. Сандра пыталась привести в чувства своего зятя, который, играя со своим отцом в игру “Кто кого перепьёт”, немного не выдержал. Деннису то что, он тренированный, а вот бедный Вилле, хоть и долго закалялся в этом деле, но навыка всё равно не хватило. Другие же гости, кто продолжал пьянствовать, кто сумасшедше отплясывал, кто пел песни, весело было, однако.
Наутро Бри проснулась, лёжа в ванной, в воде которой кроме неё, также плавала бутылка из-под шампанского. Девушке не пришлось одеваться, она не снимала обрывки от свадебного платья со вчерашнего дня. Но подумав, Бри поняла, что в этой одежде, если её ещё можно было так назвать, ходить неприятно и неудобно. Теперь уже холодная вода текла с
“платья” в три ручья, а ошмётки материи заплетались за все конечности. Поэтому, заметив висящий на крючочке розовый, махровый халат, Бри стянула с себя остатки одежды и надела его. Затем она посмотрела на себя в зеркало. Дааа… Многое изменилось за эту ночь. Заплывшее лицо, синяки под глазами, плавно переходящие в мешки, остатки косметики и губной помады… А волосы! Что в них только не было! И пепел от сигарет, и всякие бумажки, и конфетти, и ещё много чего… Ну да ладно! Бри девушка смелая, она, не испугавшись своего внешнего вида, быстро привела себя в порядок и стала вспоминать вчерашний день. Последнее, что ей удалось припомнить, это то, как она отплясывала на столе дикий танец со своим свёкром, а именно Деннисом. Девушка попыталась припомнить брачную ночь, но после того, как ничего не пришло на ум, Бри решила выйти из ванны и поискать Вилле.
Но, выйдя, она сразу же попала в спальню, где, развалившись на подушках, беспечным сном дрых её возлюбленный. Убедившись, что это действительно он, Бри решила спросить у него, как ни в чём не бывало, как прошла первая брачная ночь (она уже подозревала, что её не было).
° Вилле, милый, проснись! – ложась рядом, затормошила Брай своего супруга.
° А? Что? Где? Кого вам надо, девушка?…, - да, видимо, Вало был не в лучшей форме
.
° Вилька, да проснись же ты! – Бри с силой стала его трясти, а потом бить по щекам, это сработало:
° О! Это ты, дарлинг! – Вилле сладко зевнул, - С добрым утром!
° Наконец-то, - прошептала Бри, - как тебе наша первая брачная ночь? Да! И где это мы находимся? Такой шикарный дом…
° Ты чё, бэйби? Какая брачная ночь? Тебя вчера еле до дому приволокли! Трое человек тащило! Хотя я тоже мало чем лучше был, но хотя бы что-то помню. А этот дом… Это же наше новое, совместное жилище! Ты что?! Ты же столько времени потратила, подбирая дизайн к каждой комнате!
Бри была в смятении, воспоминания постепенно всплывали в её голове:
° Ах, да! А то-то я думаю, что-то всё так красиво и в постельных тонах! Точно, это ж наш новый дом! Супер! Ладно… любимый, а ты не хочешь приготовить завтрак в постель своей пусичке?
° Ага! Сама, дарлинг, готовь! Из-за тебя, бэйби, у нас вчера не было первой брачной ночи! Это ж полный бьютифул! – злился Вилле, а тем более, сегодня должны прийти дворецкий, служанка и прочий персонал, мы же нанимали! Вот они тебе и приготовят!
Но Брай стояла на своём:
° Ну, милый, мне надо подкрепиться, а потом мы могли бы устроить брачную ночь… ну, правда, с запозданием, но зато какую!
Перед этим Вилле не мог устоять:
° Ладно, пойду посмотрю, может кухарка уже пришла, - с этими словами и под воздушные поцелуи Бри, он вышел.
Брай нежилась в постели, как, вдруг, дверь открылась, и в комнату заглянул мужчина, одетый в униформу дворецкого:
° Прошу прощения, мадам, я думал, вы уже спустились вниз, - с этими словами он хотел закрыть дверь, но Бри остановила его:
° Постой! Ты ведь наш новый дворецкий?
° Да, это я. Бартон – ваш покорный слуга. Чем я могу помочь мадам?
° Нет, ничего, я просто хотела познакомиться, - сделав личико ещё более милым, ответила Бри.
В это время Вилле зашёл на кухню. Кухарку Газзи он уже знал, она раньше работала в доме, где они жили с отцом. Но здесь Вало встретил девушку, крепкого телосложения. Как говорят кровь с молоком. Она не была полна, просто, видимо, широкой кости. “Ах, это, наверное, наша новая горничная!
” – осенило Вилле:
° Пардон, бэйби, вы наверняка горничная? – спросил он.
Девушка подняла на него свой томный взор и ответила:
° Да, цэ я! Маруська я, но здеся, за границей меня Миже все зовут, я сама-то буду с Украины. А вы, стало быть, хозяин мой? Виля Валов? Хермович, кажись вас по батьке? Ну и отчество у вас, пан! Я извиняюсь, канешна.
Герой Финляндии был в растерянности:
° Ах… дарлинг, я вообще-то Вилле Херманни Вало. Но ты меня можешь звать просто Вилле.
° О! Ну цэ тогда хорошо! А то ж я думаю, шо-то имя у вас дурацкое какое-то, долгозапоминающееся.
Вало был поражён речью девушки, но Миже ему понравилась. Всё же красота у неё присутствовала. Чёрные, беспорядочно уложенные волосы, голубые глаза, тёмные брови и ресницы, здоровый румянец, пухлые губы, большой бюст… В голове Вильки уже появились похабные мысли.
° Хорошо, бэйби… Приступай к своим обязанностям, - сказал Вилле, поглядев на Миже взглядом, который другую бы смутил другую девушку, но горничная выпалила:
° Шо цэ вы, пан, на мэни така сморытя? Не нравлюсь что ль?
° Что ты, дарлинг, - ответил Вало, приближаясь к ней, - заходи сегодня вечером ко мне в комнату, - сказал он ей, подходя уже вплотную и, пытаясь обнять.
° Эй, пан, вы шо руки распускаете?! Я честна дивчина!
Вилле немного обиделся, ему никогда никто не отказывал. Но это также ещё больше проявило его интерес к Миже, потому что он любил неприступных. С гордым видом Вало удалился.
Герой Финляндии пошёл в зал и уселся смотреть телевизор, как в дверь позвонили. Бартон кинулся открывать.
° Кого, мсье, вам угодно видеть? – спросил дворецкий гостя.
° Я – Линде! Кузен Вилле. Мне его угодно видеть.
° Хорошо, сейчас я его позову. Пожалуйста, проходите!
И Линде зашёл. Его поразила красота и богатство дома. Он стоял, задрав голову вверх и рассматривая потолок, чуть ли не из золота, как пришёл Вало.
° О! Лилька! Как ты после вчерашнего? – осведомился о здоровье кузена Вилле.
° Да ничего! Слушай, Вилле, у меня тут проблемы…,- начал Линде, виновато посмотрев на брата.
° Какие, дарлинг? Что стряслось?
° Эээ, - не решался сказать Линде, - короче, у меня все деньги сгорели в банке… Мне пришлось всё продать, чтобы выплатить долги… Вилле, пожалуйста, у вас с Бри такой большой дом, можно я поживу у вас?
“Так вот почему он нам на свадьбу такой бьютифул подарил! Вот блин, и выгнать ведь не удобно, брат всё-таки”, - думал Вало, смотря в молящие глаза Линде. Наконец он ответил:
° Ладно, бэйби, живи! Только, пожалуйста, не трогай мои вещи, ОК?
° Конечно, Вилле! Я знал, что ты настоящий брат! Спасибо! – Линде был так счастлив, что кинулся обнимать и целовать Вильку, что не очень понравилось последнему.
Так Линде поселился в доме наших молодожён. А Бри тем временем решила возместить Вилле убыток и устроить незабываемую брачную ночь. Она спустилась, чтобы позвать своего любимого в спальню, которую до того уже специально интимно оборудовала. Брай нашла супруга, обмывающего новоселье с Линде. Они уже изрядно выпили и Бри поняла, что у них с Вилле опять ничего не выйдет, тогда она решила отметить вместе с ними. Когда алкоголь ударил ей в голову,
девушка вспомнила, как долго она не придавалась оргиям. “А что если устроить это сейчас? Линде довольно симпатичный, а наш дворецкий Бартон тоже что надо! Вот позову сейчас его”, - подумала Бри, томно косясь на Линде. Ну, Брай девушка настойчивая и очень пленительная, поэтому перед её чарами никто не смог устоять. Всё бы так и случилось, как она хотела, если бы не произошло то, о чём я сейчас вам поведаю.
В дверь позвонили, а затем постучали. Бри, вся возбуждённая, приказала Бартону не открывать, но вскоре пришедшие стали ломиться. Когда дверь уже перестала выдерживать натиска гостей и стала срываться с петель, пришлось впустить этих хулиганов. На пороге стоял Деннис, а перед ним была инвалидная коляска, в которой сидела…
° НЕ-Е-Е-ЕТ!!!!!! Только не она!!! – кричал Вилле, увидев в той коляске свою прабабушку Тарью, которая уже запустила в Бартона своей клюкой, сказав: “Эх, негодник! Бабушке любимой не открываешь!”, когда же дворецкий возразил, что она не его бабушка, Тарья пришла в гнев, сказав: “Ты что ж, зараза, бабку свою уже не помнишь?!”, - просто у неё был склероз, поэтому старушка не знала, кто ей кто. Зато Тарья прекрасно помнила любимого правнучка Вилле, которого любила целовать и обнимать, а также давать по попке. Ей было всё равно, что Вало давно вырос, он для неё всегда оставался маленьким, поэтому, также Тарья обожала читать ему поучительные нотации.
И вот, только Вилле хотел убежать, пока прабабушка его не заметила, как она прокричала (раньше Тарья пела в опере, поэтому голос у неё был о-го-го
!):
° А-а! Вилька, негодник! Ты что ж, не хочешь обнять свою любимую бабушку? Ану иди сюда, дай я тебя расцелую!
Деннис грозно посмотрел на сына, Вилле не мог ослушаться, он подошёл к прабабке, и та сгребла его в объятиях. Да, Тарья, как и все в их семье имела мощное телосложение. Почему Линде и Вилле были такими хилыми, никто не знал. Мистика!
° Ах, ты, гадость такая! – любя прижимая Вало к себе, говорила Тарья, - опять пил! Ну, я у тебя эту привычку быстро отобью! Деннис, внучок, расскажи всем радостную новость! – и бабуля расплылась в голливудской улыбке со вставленными зубами.
° Да, бабушка, конечно, - начал отец, немного смутившись, - итак! Вилле, сынок, мне нужно уехать на некоторое время, бабушка поживёт с тобой, хорошо?
° Да, конечно, хорошо! – сказала Тарья, выезжая на середину комнаты, ответила бабуля за Вало, - как же он может отказать своей любимой прабабке? И разговоров быть не может! Я остаюсь тут!
Вилле стоял в недоумении, раскрыв рот. Это было худшим, что могло случиться! Если прабабушка останется здесь, то никому не будет житья. Но из вежливости ему пришлось сказать:
° Конечно, бабушка, оставайся.
Эх, когда Бри пьяная, лучше её не гневить! Пока всё это происходило, злость накапливалась в ней, а теперь, когда все её похотливые замыслы были окончательно разрушены, ненависть вылилась наружу.
Еле держась на ногах, она подошла к Тарье и сказала:
° Так, карга, я здесь хозяйка и ты не останешься в этом доме ни на секунду! Ты чё сюда пришла?! Нервы всем портить? – голос Бри становился писклявее, а это был знак того, что она сейчас впадёт в истерику.
° Дарлинг, успокойся, - Вилле подошёл к Брай и взял её за плечи, пытаясь предотвратить скандал.
° А чего она сюда припёрлась? – уже совсем пища, кричала Бри.
° Милочка, а ты кто будешь? - Тарья тоже была не из тихих.
° Бабушка, это моя жена, ты что, не помнишь? Вчера только свадьбу отгуляли, - Вало был потрясён, что бабуля уже ничего не помнит.
° Ах, точно! Ну, всё равно, чего она здесь командует? Ты же глава семьи!
° Кто глава?! – Бри была в истерике, - у нас равноправие! А вы, выметайтесь отсюда! – орала она, когда её схватили Бартон и Линде и потащили в спальню, чтобы дать успокоительное и уложить отсыпаться, Брай действительно сильно напилась.
Хоть у Тарьи и был склероз, но злопамятство всё равно никогда у неё не отнять. Поэтому, теперь она всё время допекала Бри, а та ведь тоже не подарок, так они всё время и ругались… Это ещё бы ничего, но вскоре произошло такое, что жить в этом доме стало совсем невыносимо.
Один раз, Линде привёл с какой-то вечеринки девушку. Она была ему по плечо, формами тоже не отличалась… обычная внешность, но самое главное, что его новая подружка оказалась стриптизёршей! Звали её Ми-Ми. Линде долго упрашивал Вилле, чтобы тот позволил остаться жить ей здесь. Вилька, по простоте душевной, согласился… зря… Своими руками приблизил начало конца…
На следующий день, с утра, Бри спускалась с лестницы еле живая (хи, наконец-то она подарила Вало то, что обещала уже несколько дней после свадьбы), как её взгляд упал на девушку, сидящую на диване в прихожей. То была Ми-Ми. Линде привёл её поздно, когда Брай уже спала, поэтому они не успели познакомиться. Ми-Ми сидела в сиреневом, лёгком халатике, который всё просвечивал, и читала журнал. Бри бесшумно села рядом и сказала:
° Привет, а ты кто?
° А? О, привет! Я Ми-Ми… э-э-э… прости, ты, наверное, хозяйка этого дома? – девушка слегка опешила от внезапного появления Бри.
° Да, я жена Вилле. А что ты здесь делаешь, если не секрет?
° А… А разве Линде или Вилле тебе ничего не рассказывали? Я девушка Линде, а Вилле разрешил мне остаться жить в этом доме со своим любимым.
“ Во гад, а! Опять мне ничего не сказал!” – подумала Брай и ответила:
° Нет, ничего… Кстати, меня можешь звать Бри.
° Э-э, я надеюсь, ты меня не выгонишь? – жалобными глазами посмотрела Ми-Ми на Бри
.
° Нет, конечно! Ты мне понравилась. Оставайся. У нас дом ОЧЕНЬ большой, места всем хватит, - ответила Брай. Ми-Ми ей действительно сильно понравилась. Бри вспомнила свои многочисленные похождения с девушками, и ещё немного поболтав с девушкой Линде, пошла обдумывать план её соблазнения.
Так прошла ещё неделя… В доме стояла ругань, Тарья, познакомившись с Ми-Ми невзлюбила её ещё больше, чем Бри. А когда бабуся узнала, что та ещё и стриптизёрша… Да… несладко жилось бедной девушке, никто не был в состоянии защитить её от грозной Тарьи.
Но вернёмся к Вилле. Наконец-то ему удалось соблазнить Миже! И вот, когда они, обнимаясь и страстно целуясь, ввалились в комнату, предназначенную под подсобное помещение, тут-то всё и началось… точнее кончилось… Вало уже стал расстёгивать пуговицы на блузке милой горничной, как его взор упал на окно, находящееся справа. Там сидела полуголая Бри и Ми-Ми прикрывалась кофточкой… Макияж обоих, особенно Брая был размазан, и Вилле сразу понял, что тут произошло… В глазах его жены
была ярость, она ведь тоже догадалась, что собирались натворить её муженёк и Миже…
Истерика… Ругань… Крики… Вопли… Сопли…
И вот через несколько часов из дома полетели вещи Вилле, выброшенные Бри, а потом шмотки Ми-Ми, которые выкинул Линде… Да, больше всех жаль его, он такой честный молодой человек… Эх…
° Ну и ДУРА! – кричал уже с улицы разгневанный Вилле, - но тут в окно высунулась Бри, кинула в него вазой, а затем прокричала истеричным голосом: “ И забери свою бабку отсюда!”, - не успел Вало сообразить, как из входных дверей, вместе с инвалидной коляской, вылетела Тарья, ругающаяся так, что даже Вилька испугался.
° Раз так, то я уезжаю домой! В Финляндию! – орал Вало.
° Ну и катись на ***! – ещё громче из окна кричала Брай.
Так всё и закончилось… Через несколько дней Бри подала на развод, а Вилле в это время уже бухал с Линде в Хельсинки. Конечно, кузен не остался, поехал в родную Финляндию вместе с Вилькой… Что стало с Ми-Ми? А фиг его знает! Вон, сейчас группа
The Rasmus набирает популярность, так солист их уж больно на неё похож! Может быть это и она…

The End…

anne_claire@itt.net.ru
Fallen Angel

16

=))

Вилле Вало и вкусное чешское пиво   
- Хочется пивка…нет, определенно хочется пивка! Вкусного! Много! – подумал Вилле Вало, - Надо собраться и попить пивка!
Кумир молодежи отыскал в куче грязного белья свой лав-метал телефон и обзвонил весь лайн-ап своей любимой группы HIM. Пацаны, услыхав, что намечается неслабая попойка, сразу же обрадовались.
- Короче, бэйби! Все шобы были через пятнадцать минут на углу возле финской булошной! – скомандовал бессменный лидер культовой лав-метал банды.
- Хэй, свитхартс! Я тут прикинул член к носу…короче, было бы бьютифул пару деньков передохнуть – попить пивка! Тока шобы вкусного и побольше! – мечтательно произнес Вилле Вало, прохаживаясь взад-вперед перед построенным лайн-апом.
- В Праге полно охренительной разливухи! Там можно отвиснуть дешево и сердито! – доложил самый старший член группы Гас, поглаживая себя по пузу.
- О, дарлинг! Вот я и говорю, хочется много чешского пива! – утвердительно сказал Вилле Вало, - Обналичивайте гонорары и погнали за билетами!
- Сеппо звездюлей навешает некислых! Нужна отмазка! – испуганно прошептал Линдэ.
- Не писай в рюмку, диар! Ты же Король рок-н-ролла, Гитар Кинг и все такое. Ща чо-нить нахреновертим! – подбодрил коллегу герой Финляндии и достал свой лав-метал телефон.
- Алло, Сеппыч! Тут маза появилась клипак новый забубенить на наш супер-лирический эпос The Sacrament! Ну, типа я гуляю по Праге в своей любимой вязанной шапке, колбасим под фанеру где-нить в шикарной обстановочке, телка какая-нить под ногами болтается…Ну, как прошлый раз, короче!
- Ну, чо, опять звякнуть в Штаты неизвестному скейтбордисту-клоуну Баму Маргере?
- А хрен ли?
- Да, говно вопрос!
- Вот и все! А ты боялась, даже дрэды не помялись! – еще раз подбодрил коллегу Вилле Вало, - теперь Сеппыч и билеты забашляет! Бьютифул! А Бам-то как рад будет! В Штатах такой разливухи хрен попробуешь!
***
Совсем скоро знаменитые финны и Бам встретились в общаге на окраине Праги.
- Хау ар ю, гайз? – запрыгал от радости Бам, - Ща, короче, все оформим в лучшем виде. Все будет факин а-кей и тип-топ! Я тут присмотрел халупу одну старинную – полчаса на электричке. Упакуем ее антикварным дерьмом, девку местную свистнем и абзац! Камеру, фотик, лампу и скейтборд я привез! Короче, все факин кул!
- Бэйби, а за каким нам твоя доска с колесиками? – насторожился Вилле Вало.
- Ты чо? Прикинь, сюжет: хреначит вступление на клависине, я плавно разгоняюсь на скейте, потом вступают барабасы и я такой факин сальто делаю и вылетаю в окно…
- Ни хрена! –вежливо прервал фантазера Вилле Вало, - Это лав-метал, бэйби, а не какой-нить нью говнорок! Все в рамках стиля: я пребываю в меланхолии, сладострастно курю, грациозно демонстрирую свои красивые лав-метал тату и какая-нить бьютифул поблизости ошивается.
- Мож, все –таки..
- Ноу! – сердито отрезал Вилле Вало.
- А бухать? Бухать будем? Жрать факин пойло и колбаситься?! – не унимался Бам.
- Ну, пивка попьем после съемок, – аккуратно обронил герой Финляндии. Вилле Вало не любил, когда падают на хвосты.
- Кул! Факин грэйт! – засверкал Бам, - Тада вы пока в хибару валите, мои гайз там ща барахло разложат, а я пока на доске позажигаю!
- Опять двадцать пять! – разочарованно произнес Вилле Вало и махнул рукой.
***
Отсняв неслабый эпизод для очередного крутого лав-метал видео, финны пошли пить вкусное чешское пиво.
- Вау, факин шит, давайте скорее нажремся не-по-децки! – догнав финнов завопил Бам.
- Выпьем пива, - поправил недисциплинированного Бама герой лав-метал.
- Во! Реальный кабак! – возбужденно тыкал пальцем в чешские пабы Бам, - А вот этот какой рулезный! Супер-пупер! Давайте здесь заволосеем реально, в клякер насосемся!
- Отпразднуем, - снова поправил Вилле Вало.
Пиво было таким вкусным, что финны решили попробовать его еще и в других пабах. Поэтому, попраздновав в одном месте, они организованно переходили в другое.
- Вау, факин гуд! – не прекращал дебош Бам,- Тащите вискаря и шампусика! Пива всем!!! Все пиво сюда тащите!!! Ща по барной стойке на доске зажгу!!!
- Не пыли, бэйби! Побольше меланхолии, - пытался в очередной раз остудить распоясавшегося янки Вилле Вало.
- Круто жрем, гайз! Реально! Факин бухаем в натуре! – прыгал от радости Бам.
- Вкусное пиво, - отметил Вилле Вало, прикончив девятнадцатую кружку, и закурил.
- Погнали стекла бить и колбаситься, факин шит! – орал в дрова ужравшийся Бам.
- Заткнись, бэйби! Дай пивка спокойно попить, - начал сердиться Вилле Вало.
- Хотите, я на мазафакин фонарный столб залезу и поссу сверху?! – ошалело и настойчиво домогался Бам.
- Ноу! Достал уже! – рассердился Вилле Вало.
- Вау, факин йеееее! – продолжал бухать Бам, - Хотите, я пузырь вискаря залпом увалю и пустой бутылкой закушу?!
- Фак ю, бэйби! – не выдержал Вилле Вало.
Бам махнул еще рюмаху и с грохотом завалился под стол. Потом его безудержно рвало и плющило.
- Пошли спать! – подвел итог Вилле Вало, когда выяснилось, что они выпили все пиво в городе, - Вкусное было пиво, а?
- Очень! – подтвердили остальные финны.
Все пошли в общагу, тихонько напевая песни Игги Попа.
Остаток ночи Бам провел поперек ванной. Добраться до кровати он не мог, потому, что его нога застряла в унитазе. Позвать на помощь он тоже не мог, потому, что его голова была плотно обмотана туалетной бумагой, а во рту каким-то образом оказался кусок брусчатки с Карлова Моста.
- Круто зажгли! – проспавшись, отметил Бам.
- Ни хрена не врубается! – подумал Вилле Вало, - То ли дело мы, финны! Пивка вкусного попили!
- Свитхартс, мож, уже свежесваренного привезли? – с надеждой произнес Вилле Вало и глубоко затянулся.
- Сто пудов! – подтвердил предположение опытный Гас, - Я тут за углом в продуктовом воблу видел!
Начался новый съемочный день.

17

Flame, спасибо!!!

Вилле Вало и видео The 69 Eyes "Wasting the Dawn"

Однажды Вилле Вало помогал малоизвестной финской группе The 69 Eyes в записи очередного альбома Wasting the Dawn. Как более популярный и успешный музыкант он кое-где прописывал бэк вокал.

Спустя некоторое время, в феврале 1999-го в финской квартире героя Финляндии зазвонил лав метал телефон. Лидер Глазьев и добрый кореш героя лав метал Юрки 69 предлагал продолжить сотрудничество и снять клип на заглавную вещь. Сообщал, что сообразил кой-какую тему неслабую.

Вилле Вало вдохновенно вскинул голову:

- Дерьмо вопрос, дарлинг! Тока учти сразу: никакого панка, глэма и прочей ботвы! Только чистоганом готика и меланхолия! Исключительно и буквально мрак! И ни намека на цветные тряпки! Как смоль черная кожа-джинса и побольше инфернального! Призраки-мертвецы там всякие, ангелы, кресты-могилы, бла-бла-бла! Вкуриваешь?

- Ясен анх! Я ж фишку секу, братэлло! Тема – вааще гот-н-ролл реальный! Давай, приезжай ко мне! – возбудился Юрки.

- Да чо к тебе-то, бэйби?! Тут дело нешутошное! Надо все обмозговать конкретно! Удачное видео сбацать, брат, эт тебе не могилу осквернить! Короче! Без неопределенного литражу не разобраться! Встречаемся в любимом андэграунд баре, и – за работу! Немедленно! – вынес вердикт герой лав метал.

- Еду! – звякнул готическим прикидом Юрки.

Через четверть часа известный финский алкоголик ввалился в андэграунд бар. Вилле Вало уже ждал друга за дальним столиком, с соответствующим рабочим настроением допивая шестую кружку пива.

- Два пива! – рухнул за столик Юрки.

- Итак! – Вилле Вало сосредоточился и закурил, - Начнем сначала! Бабло на клип имеется?

- Так точно, в наличии! – отрапортовал Юрки.

- А на представительские расходы и непредвиденные обстоятельства? – подозрительно прищурился кумир молодежи, указывая на горло.

- А то! Частично даже наликом! – вытянулся вампир.

- Клипмэйкера будем фрахтовать модного! Пусть все видят – мы фуфло не впариваем! Алло, свитхарт! Нарисуй еще пивка!

- Нам тут Каукоранта клип снимал…

- Видел! Порожняк! – резко перебил герой лав метал, скривив рожу.

- А кого? – сконфузился Юрки.

- От концепции зависит. Валяй, чо там выдумал!

- Водки нуль-семь! И пивка еще! – вскочил Юрки, - Какого дьявола по полминуты ждать приходится каждый раз?!

Друзья опрокинули по стакану горькой. (Ну, за сценарий!). Вампир привстал, ужасающе распустив клешни:

- Дело под вечер! Я ловлю тачку на пустынной дороге. Появляется черный-пречерный готический автомобиль! Жуть! Одно слово – гроб на колесах! За рулем мрачная особа в черной-пречерной шляпе! Я сажусь. Едем. На кладбище!

- Так! Весьма недурно! – подбодрил Вилле Вало, допивая девятнадцатую кружку пива.

Вампир махнул еще стакашку, запил пивком:

- За окном готическая фантазия! Всякие леденящие кровь образы! Крылатые женщины-вамп выписывают мудреные кренделя в воздухе! Тут и там демоны! Тени вампиров! Короче, спецэффектов на великие тыщи!

- Угу! Спецуху можно за океаном заказать! – согласился герой лав метал.

- И вдруг одна демон-бабища прям к окну подлетает! И на меня так смотрит заискивающе! Мол, мил я ей до головокружения! И розу мне черную-пречерную в окошко тычет! Мол, оставайся мальчик с нами! Будешь нашим королем!

- Ништяк! Дальше!

- Водила-то, обконившись, соскочил. Я один в машине! Кругом, куда ни глянь, кладбище! Как есть – оградка к оградке! Черные-пречерные стелы да обелиски! И тишина… А вдоль дороги мертвые с косами стоят!

- Жги!

- А я с машины-то вылажу. Мол, где чикса? Согласный я нечистью править!

- Ну?!

- И она тут как тут! Вся из себя готическая! Передо мной зависла. Черными-пречерными крылами машет! А из под плит надгробных уже другие девки ломятся! И все такие тоже в теме! Ошейники с шипами, лифаки латексные, напульсники клепаные, чулки в крупную сетку, ботфорты, цепи! Короче, весь мэйнстрим! Типа электорат мой! Мол, повинуемся, владыка! Веди нас! А куда вести-то? Ясен анх, на концерт Глазьев! Мы с моей-то королевной и со свитой обратно в тачку, а остальные за нами. Так всем шабашем и прем в центр! По ходу здания крушатся! Асфальт на излом! В общем, ад на земле! Затусовываемся в клуб и жгем там! Живое выступление в центре танцпола, а кругом вся нечисть отплясывает, кто во что горазд! Круто?!

Вилле Вало в миг увалил кружку:

- Нереальный рэйзорблэйд! Аж в горле пересохло! Еще водки!

Огонь медленно угас в глазах вампира. Истощенный повествованием, но счастливый, он упал на стул с чувством выполненного долга:

- Две! Две водки! И не тяни! Не в театре!

- Парням-то рассказал?

- Хотел сначала с тобой перетереть!

- Юрич, осиновый кол тебе в глаз! Это ж успех! Звони своим! Обмыть идею надо! А то заработались мы с тобой!

Юрки достал готический телефон и сосредоточил мутный взгляд. Ткнул кнопку:

- Алло! Эт я! Все сюда! Бегом!

На глазах пивняк стал заполняться. Подтянулся весь вампирский 69-глазый коллектив, друзья-подруги, знакомые и т.д. Даже какие-то левые на хвосты упали, как водится.

- Шампанского всем! – развязно кричал Юрки.

- Алло, сценарист, не пыли! – Вилле Вало осадил уставшего от успеха друга.

Хозяин кабака было лично метнулся за напитком.

- Стой, раз-два! – скомандовал герой лав метал, - Ни к чему такая ширина жестов! Так и фишку спугнуть недолго! Праздновать будем грамотно! С чувством, но без фанатизьму! Газировку, папаша, для другой оказии оставьте! А нам сообразите водочки, корвы, абсентика, ликеру мятного для аппетита и пивка! Одним словом, все, что осталось!

- Нарисуем-с! Киитос, граждане посетители!

Весь кабак недецки гудел, сдвинув столы в единую адскую пирушку! Гремя готическим прикидом, Юрки театрально ступал по столам меж многочисленной посуды и в который раз доносил концепцию до публики. Вспышки восторга озаряли феерическую попойку.

- Ай да Юрки, бесовское отродье! Ай да молодец! – ликовал какой-то начинающий прибившийся музыкант.

- Голова! – соглашались заметно уставшие члены группы.

- Слышь, Юрец! – тяжело поднял веки Вилле Вало, - Я тут прикинул член к носу, ведь вся эта песня сотни на две потянет! В смету уложимся?

Юрки попытался собрать вместе затуманенные глаза, замерев посреди стола. Потом многозначительно поднял указательный палец с огромным готическим перстнем:

- А ведь это тема! Надо-бы примериться как-то! Какой-то набросок сделать!

- Надо кого-нить метнуть за камерой! – осенило героя лав метал, - Есть у кого видеокамера дома? Ща сюжет обыграем! Так сказать, в условиях, приближенных к концепции!

- У  меня знакомый – диджей! – просиял Юрки, - Трансвестит такой эксцентричный! Так у него тачка – ну как есть гробина! Американская!

- Значится так! – с трудом поднялся Вилле Вало, - С тебя, Юрич, пидор на машине и черная роза! А я пока среди этой пьяни кастинг проведу на предмет вурдалаков и упырей!

- Девчата! – громко воззвал Юрки, приняв героическую позу, - На ком в наличии готические рейтузы и мрачный мэйк-ап – пулей на кладбище! Шкерьтеь пока в могилы, ждите команды! Я мигом!

- Бухла возьмите по дороге! А то как работать-то?! – наставил Вилле Вало.

Рядом возник хозяин, потупив глаза:

- Не смею отвлекать, но…

- Что еще? – небрежно кинул кумир молодежи.

- Все спиртное того-с! Кончилось! Должен заметить, на кругленькую сумму покутили-с!

- Пустое! Готовь счет, свитхарт! Сметой предусмотрено!

Вилле Вало энергично захлопал в ладоши:

- Никому не блевать, хартлесы! Всех прошу пройти к местам погребения! Камера! Где камера, мать вашу?! Поехали! Дай вон пока крупным планом, как дамы пляшут!

В хлам подготовленная съемочная группа начала необъяснимое шествие на кладбище. Оператор то и дело падал, грязно ругаясь. Некоторые участники процессии, обессилев, рушились на тротуар, где мгновенно засыпали. Не говоря уже о жертвах творческой дискуссии, оставшихся лежать загогулинами в андэграунд баре. Не устояв в очередной раз, оператор с мясом вырвал зеркало припаркованного автомобиля. Не долго думая, он упер камеру в плечо, чтоб не тряслась, и начал снимать Вилле Вало в отражении вероломно раздобытого зеркала. Труппа была в слюни, и управлять съемкой не представлялось никакой возможности. Вилле Вало опустошенно окинул ползущих рядом товарищей, икнул и полез за сигаретой в карман.

С ревом появилось обещанное готическое авто. Самые стойкие с трудом перестали лежать и принялись грузиться в машину. Оператор из последних сил продолжал рекордить. Неожиданно Юрки стал браниться с воображаемыми демонами, по сценарию появлявшимися за окном.

- Юрец, опять ты до белки нагрузился! – сделал замечание Вилле Вало.

- Сколько раз повторять?! Это не белка! Это дядя Спуки! Понимаешь?! Дядя Спуки зашел в гости!

- Отставить Спуки! Гони за город! На старое кладбище! По дороге у ларька тормозни! Винца возьмем в дорогу! Не спать, круел! Снимай! – герой лав метал привел оператора в вертикальное положение.

Затарившись красненьким, друзья прибыли на кладбище. Уже была глубокая ночь. Сжимая камеру, оператор вывалился из машины и тут же предался душераздирающему храпу. Ужравшиеся дамы даже не пытались покинуть автомобиль. Юрки, скрепя кожей и гремя цепями, двинулся было вперед, но у ворот погоста пал трупом и вмиг вырубился. Герой лав метал прошел чуток, сделал внушительный глоток винища и с грохотом, споткнувшись о какую-то мемориальную тумбу, кувыркнулся через ограду. Так и заснул на могиле, нежно сжимая початый пузырь.

- Дураки противные! Теперь до утра ждать пока протрезвятся! Фу! – расстроился водитель. 

***

Наступило хмурое зимнее утро. Оператор открыл глаза. Медленно выполз из-под машины. Неуверенно встал с третьей попытки. В голове стоял нестерпимый гул. Попеременно закладывало уши. Камера цела! Это радует. Водила, насупившись, курил и отводил глаза.

У кладбищенских ворот черной кляксой застыла фигура Юрки. Он был невероятно мрачен. Лицо вампира было белее снега. Клешни готически тряслись.

- Ты как?! – бросился к нему оператор.

- Да не ори ты! Сигареты есть?

- Ща! А где Валыч?

- А чо, он с нами был?!

- Ну!

- А где мы?! Почему не в склепе спали, а прям так, у входа, как лохи галимые?!

- Клип снимаем вроде… - неуверенно прошептал оператор.

Вилле Вало, чертыхаясь, вылез из могилы. Всосал полботла винца и закурил, поудобнее пристроившись на тумбе:

- Ну чо там за простой?! Пора оставшийся материал отснять! Девок живо в магазин за резурекшеном, а мы пока в роли войдем.

Юрки окинул скупой пейзаж мутным взглядом:

- Какой магазин, Виллян?! Совсем опух? Ты посмотри вокруг! Пригород! Глушь! Считай, деревня натуральная!

- Ну и ништяк! – прозрел кумир молодежи, - Значит самогон рэйзорблэйдовский в каждом доме! Ща будет полный викед гейм! Сколько наличности осталось?

Юрки вывернул карманы. Несколько мятых бумажек порхнули в снег. Вампир пал на колени и застонал:

- Все кончено! Моя мечта! Звездос клипу!

- Спокуха! Со счета снимем!

- Половина безнала в оплату пьянки сгинула!

- Без паники! – успокоил друга Вилле Вало, - Подумаешь, часть бюджета потратили на жидкий реквизит! А как ты хотел? Шоу-бизнес!

- Да почти весь потратили!!! – зарыдал Юрки.

Гнуться под ударами судьбы было не в правилах героя лав метал. Надо было обходиться малым. Вилле Вало обнял друга:

- Братуха, соберись! Мы же лидеры готических команд! Передовая финского металла! Вампир ты Хельсинский или где?

- Но как же…

- Как? Да вот так! – раздраженно вытянулся Вилле Вало, - На-ка вот, глотни пока! Сейчас самый писк – клипы в стиле хоум видео! Ну, скажи, на кой черт тебе весь этот дороженный пафос?! Ты ж не Мэнсон какой-нибудь! Фэны нас за всю эту голливудскую шнягу не пожалуют! Надо быть ближе к народу, понимаешь? Во-первых, костяк ролика у нас уже есть. Ща заснимем мрачные готические сцены у могил! Живое выступление организовать – не проблема! Прям в любимом андэграунд баре после обеда зафигарим. Как раз и девчонки готические все там! Проспятся, и – в кадр!

- А королевна?! – опять стал убиваться Юрки! – Королевна моя крылатая!!!

- Эка невидаль! Королевна! – Вилле Вало задумчиво ходил взад-вперед по аллее, прикладываясь к флакону.

Кошачьей походкой подошел озадаченный водила. Сообщил, что девчонок дико плющит.  Кажется, новость никого не удивила.

Неожиданно вдоль забора с радостными криками пронеслась детвора на национальных санках. Юрки исподлобья проводил их взглядом. Вдруг его осенило!

- Стоять!!! – завопил Юрки.

- Придумал!!! – завопил Вилле Вало.

Дети в ужасе замерли. Юрки поманил их пальцем. Оцепенев от страха, малыши не могли пошевелиться.

- Чо буксуете, карапузы?! – выпалил вампир, - Местные?

- Да… - робко промямлил самый старший.

- Да не тушуйтесь вы! Выручайте! Кто-нить из соседей гонит?

- В смысле пургу? – не поняли карапузы.

- В смысле самогон! – уточнил вампир.

- Ааа! – освоились дети, - Ясен палец! У бабы Сюзанны первач отменный! Песня! Чирик за литр! Хоть упейся!

- Это коренным образом меняет дело! – деловито отметил герой лав метал, - Делаем так! Вам, пацаны, выдаем кэш на пять литров! Пусть старшенький на санях сгоняет! По возможности пивка в продмаге захвати! Еще нужен картон! Врубаешься, бэйби? Стрельнешь в магазине картонную коробку! И гуашь! Черная! Труды в школе проходите? Или рисование?

- Ну! – воодушевился малец.

- Вот и захватишь черную гуашь и ножницы, а мы тебя снимем для видео-клипа! Бартер! Идет?

- Круто! – залыбился мальчишка.

- Ну, тогда от винта! И пошустрей давай, трубы горят!

- А папироской угостите? – лукаво прищурился сорванец.

- Гавно вопрос! Теперь по клипу! Сначала снимаем, как я гуляю по кладбищу.

- Да снял уже! – заверил оператор.

- Тогда, как Юрки ловит тачку! Слышь, нетрадиционный! Заводи мотор! Как пацан бухло… то есть картон привезет, будем королевну варганить! Сколько красивых девчонок в наличии?

- Штуки четыре. Может пять. – доложил транс, - Спят кучкой, не разобрать. Вроде мордашки ничего, только после вчерашнего уж больно перекошены!

- Картон, тьфу!... Бухло привезут – вылечим! – не унывал Вилле Вало, - Розу не прокакали? Где роза?!

- Я ее в багажник от греха заныкал!

- Молодец! Шаришь!

В поле зрения появились сани. Из-за огромной коробки с бухлом виднелся сияющий сорванец.

- Наконец-то! – хором грянули музыканты и бросились навстречу.

Мгновенно распив литрушу, друзья принялись подымать собутыльниц. Девчонки в непонятках выползли на свежий воздух.

- Всем по глотку рэйзорблэйда и отлакировать пивком! – скомандовал герой лав метал, раздирая картонный ящик.

Через десять минут все были готовы к труду и обороне.

Вилле Вало аккуратно вырезал из картона два готических крыла:

- Девочки, веселей! Берем красочку, тряпочки! Крылья на капот и интенсивно закрашиваем в радикально черный цвет!

Юрки внимательно следил за происходящим, то и дело прикладываясь к бутыли с экологически чистым продуктом. Вилле Вало подвел одну из девушек к вампиру и закрепил ей на спине черные-пречерные картонные крылья:

- Ну?! Похожа?!

Юрки пронзительно смотрел на девушку. Вилле Вало решительно всучил ей розу:

- Ну-ка, дарлинг, сделай загадочное лицо!

Юрки уверенно допил содержимое бутыли:

- Она! Как наяву! Королевна моя!

- Ну! А я тебе что говорю! – обрадовался кумир молодежи, - Жизнь-то налаживается! Ух, клипище намечается! Сила!

Королевну водрузили на тумбу, где она махала черной-пречерной розой, готично глядя в небеса. Сие действо засняли с разных ракурсов. Допили четвертый литр и принялись добивать пиво.

- Баста! – подытожил Вилле Вало, - Осталось отснять как вы с инструментами кривляетесь. Звони своему Каукоранте! Он профессионал тертый, свет правильный организует и все такое! Погнали в город!

-Э! А я?! – недовольно выступил вперед сорванец, - Обещали и меня в свой фильм вмонтировать!

- Тихо! Герой лав метал ребенка не обидит! Вон бери бухую тетю и кати ее, а мы из машины снимем! Поехали! А потом я прокачусь! Душа просит!

Увалив остатки жидкого завтрака и простившись с ребятней, съемочная группа отбыла в андэграунд бар. Юрки, устав от съемок, по дороге задремал. Похмельному лайн-апу Глазьев и режиссеру забили стрелу на послеобеда.

По прибытии в кабак было решено срочно израсходовать оставшуюся наличность, чтобы поправить настроение собравшихся. На столах вновь весело задзынькала посуда. Начался основной съемочный день.

- Я не врубился! – возмутился режиссер, - Вы меня позвали новый клип обсуждать или квасить?!

- Да ты не шуми! – улыбнулся Юрки, - Мы тут для основной линии материал отсняли. Ща покажу. Надо только нас с инструментами оформить. Типа живьем выступаем. Прям тут! Пацаны гитары и установку привезли!

- Ну, это несерьезно! Одного света на пару штук евро ставить! Плюс дым, вентиляторы! Рельсы для оператора класть! Гримеры, стилисты! Да здесь развернуться негде!

- Не, дорого! – отказался Юрки, наливая другу полный стакан, - Давай! Вздрогнули! Попроще снимем, чтоб смотрелось реально! Без понтов! Я ж тебе не Мэнсон какой-нибудь! Не, ты не подумай, что я бабла жму и все такое! Капусты немерено! Просто хочу чего-то необычного, понимаешь? Не как у всех! Типа хоум видео! И главное, чтоб мрачно! Поготичнее! Давай еще по стакашке!

Режиссер, жмурясь и покачиваясь, смотрел на Юрки:

- А чо? Идея прогрессивная! Всегда приятно с грамотной публикой работать! Уровень!

- Да, брат! Талант не пропьешь! Вот, посмотри, чо наснимали!

- Ага! Неплохо! Значит, захотелось сырого эффекта? И массовочка такая подвижная! Ишь ты, отплясывают! Ага! И с зеркалом фишка интересная! Добавим еще, как вы в студии работали…

- А королевна-то! Королевна с розой!

- Сильный образ!

- И давай, что ль, Вало в клип вставим?

- Почему нет?! Одних химушных фанатов подтянем тыщи!

- Еще бы какую-нибудь изюминку во время живого выступления влепить!

- Да легко! Хочешь, факельное шоу? Есть ребята знакомые, такое творят! Штук пять им подкинешь, они тебе тут ад устроят!

- Не, дорого! – отказался Юрки, наливая другу полный стакан, - Давай! Вздрогнули! Попроще снимем! Кто-нить водяры в рот наберет и пшыкнет на спичку! Не, ты не думай, что я башлять обламываюсь! Просто пафоса не надо! Мы ж не WASP! Так! Скромненько и со вкусом! Да ты не падай! Держись вон за край стола! Ща там звукач фанеру пустит, и начнем! 

Снимали до ночи. Завертелись в рабочей атмосфере. Пока будили режиссера, пока он в туалете рычал. То да се! Клип снимать – дело нешутошное!

За полночь друзья стали расползаться.

- Ну, давай, Юрец! Славно потрудились! – Вилле Вало пожал руку вампиру.

- Ага! Завтра днем смонтируем, и – премьера!

- Ништяк! Это дело обмыть надо!

- Ясен анх! После обеда подгребай!

- Ок, бэйби! Буду!

Юрки энергично захлопал в ладоши:

- Так-так-так! Встаем, встаем! Съемки окончены! Всем спасибо! С вами была группа The 69 Eyes! Завтра всех приглашаем на премьеру нового видео!

- Молодцы, парни! Матереют! – подумал Вилле Вало, направляясь к выходу, - Будет из них толк! Но моей любимой группе все-таки нет равных!

18

Loneliness, хоть понравилось?
Вчера прочитала твой слеш про Вилле и Юрки, это что-то, столько эмоций я давно не испытывала!!!!Я так поняла, это всё, продолжения больше не будет?

19

Flame написал(а):

Loneliness, хоть понравилось?

Спасибки, понравилось, жду ещё!

Flame написал(а):

Вчера прочитала твой слеш про Вилле и Юрки, это что-то, столько эмоций я давно не испытывала!!!!Я так поняла, это всё, продолжения больше не будет?

к сожалению не я писала, поэтому на продолжение расчитывать не приходится((( :'(

20

Ну прям вся финская братия ...

ФИНСКАЯ ОБЩАГА!

вот что будет,если поселить в одной общаге the 69 EYES,the RASMUS,NEGATIVE,H.I.M…тупо,но смешно…

ФИНСКАЯ ОБЩАГА!
Нелегко приходится финским музыкантам…поклонники достают даже в туалете. Дабы отдохнуть и успокоится от постоянных атак почитателей, известнейшие финские рокеры тайком перебрались жить в общагу. Некоторым этот переезд был не по душе. Разбалованные звезды не представляли себе жизни без роскоши, к которой они привыкли. Громче всех по дороге в укромную общагу вопил Лаури, пока не получил железным жезлом Юрки69 (с угрожающим черепком на конце) по голове. «Молчи, мол, будь мужчиной!». Но Лаури заткнулся не потому, что ему стало больно. Он боялся, что Юрки помнет, а то и того хуже – поломает его перья на голове, а как ему стало известно дискриминация курей в общаге запрещена и ему потом негде будет достать эти самые перья. Ребятки быстро поделили комнаты. Делились по двое, но иногда кое-кто пытался втиснутся и третьим. Например, неприкратимая война между Ларри и Кристусом за милашку Йонне не давала покоя всем жильцам общаги. Ларри прятался под кроватью у Кристуса и Йонне в комнате, что вторые никак не могли остаться наедине. Вот и пришлось бедному Йоньке переселится жить к Ларри с условием, что он не будет мешать их отношениям. Но спать они будут на разных кроватях (это он Кристусу пообещал). Вот и поселился Кристус вместе с Антти, который вечно пукал по ночам (и не только) и не давал спать. От этого Кристус плохо спал, а днем ему казалось, что он вечно слышит чье-то пуканье. Вилле Вало разделил свое ложе с Мидже. Из их группы только Гас по неизвестным причинам жил в комнате совершенно АдЫн. Да и выходил он из нее исключительно чтобы похавать. С насчет похавать у них всегда возникали проблемы, переходившие в суровый…да не реп, а мат! Никак не могли найти левого, что бы готовил. Все типа не умеют. Тогда Йонька, а точнее его ушки не выдерживали и он брался за готовку. Он там типа практиковался(!) дома и вся такая лабуда…кароче уже и ругатся не надо было. Он вставал раньше всех и телепал в своих мягких тапочках (в виде собачек) на кухню. Представьте картину: идет Йонне не расчесанный, в махровом розовом халатике (в том, в котором выступал), гребет по полу собачками, чешет зад и сонным, еще более хриплым (спросонья), чем у него есть, голосом матерится через каждое финское слово. Безобразие!!! Все спят, а он тут за повара пашет! Сзади похожое на женщину, которая не ухаживала за своими волосами (да и не только) со времен перестройки (постоянный шухер Йонне понять только ему). На запах сбегалась вся…отара голодных баранов. Вилле Вало за стол традиционно не пускали, пока он не умоется и не приведет себя в порядок. За это отвечал дежурный, которого назначали каждый день (в кухне на стене висело расписание кто за кем идет). Он стоял на дверях и пинал ногой Виля, но это тоже не помогало. За долгие годы у него уже выработался иммунитет к всякого рода пинкам (не только же здесь его так пинали и не только для того, чтоб он помылся. Хотя за это чаще всего), так что это было бесполезно. Он брал с собой огромный сухарик и, с угрюмым видом грыз его в каком-нибудь углу. Потом Йонне приходилось ходить по всем углам с веником и подметать за ним крошки. Йонька там вообще был за домохозяйку среди всех мужиков. Такого себе рода «мамочка». Лишь бы только не додумались ему такую кличку дать, а то могут же!
И так проходил день за днем. Напряг за цивилизацией рос в общаге с каждым днем все больше и больше. Нервы у всех были на пределе и у каждого по своей причине. Йонне нервно выщипывал брови, пока не дошел до кондиции и не начал выщипывать волосы и на других местах, при этом даже не чувствуя боли. Кристус бешено переживал за своего любимого и не знал, что ему делать. Боялся даже подойти…вдруг Йонне захочется и ему что-нибудь выдернуть сдуру?!?! Ларри ликовал и пытался воспользоваться случаем, чтобы приблизится к Йонне. Ему то особо нечего терять. Даже если что-то и выдернут, оно и заметно не будет с такой то шевелюрой… Юрки69 закрылся в комнате с Юсси и предложил ему там стать Юсси69! После чего к ним ворвался Лаури (еще раз напоминаю, что дверь была закрыта) и обвинил Юсси в плагиате! До него наконец-то дошло, что у Юсси прическа уж больно напоминает его собственную. Юрки69 вступился за новоиспеченного женишка (или невесту…) и сказал, что у Юсси эта прическа гораздо раньше, чем у Лаури, да и вообще он с ней родился! Лаури не поверил и пригрозил судом. Тогда Юрки решился на другой довод не смотря на все вопли и крики Юсси не делать этого. Лаури грустно и виновато опустил голову, когда услышал эту душещипательную историю. Ему поведали о том, как мама Юсси еще в детстве разрешила ему покататься на самосвале. Откуда бедный мог знать, что там тормоза не исправны………………&hel lip;………
Зато жив теперь… и модный! К парикмахеру ходить не надо! Сколько группа The 69 eyes сэкономила!
Лаури стало стыдно за свои слова. По-настоящему стыдно! Не поднимая головы, он ушел. Бедной паре закрыться больше не получилось… В комнате у Вилле с Мидже романтики не наблюдалось. Мидже что-то воняло, и он не мог понять, что именно!!!! Вилле всячески отказывался помогать ему искать источник и, мирно пошатывая ножкой, сидел на стульце. Мидже уже не выдерживал. Дошло до того, что он начал ползать по полу (во всем известной позе), и как собака обнюхивать ковры. Дело наблизилось до ножки Вилля…
-Мать твою, Вало, свет мой, ты когда последний раз конечности свои мыл??! Или хотя бы носки стирал??!! Моя собака срёт поароматней! – Поза одного из знаков зодиака Мидже с О-О-ОЧЕНЬ резким движением набыла позы нормального человека. - Я скоро откажусь жить с тобой в одной комнате! Иди носки постирай!!!
-У-у-у-у, - Вилле как будто не слышал его да еще и издевался, тянучись носком своей двухметровой ноги к носу Мидже.
Второй не растерялся и, схватив лежавшую на полу гирю (Мидж качался ей каждое утро) и со всего маху лупанул ею по отросли Вилля. Тот и глазом не моргнул (напомню еще раз за иммунитет), а вот гире кранты.
-Фу, зануда. – Вилле зевая пошел по направлению к ванной, не видя в тот момент лица Миджа - он растерянно стоял посреди комнаты с выпученными до «не могу» глазищами, держа остатки гири в своей руке. Вало занес свои кости в ванную (что для него большая редкость, да и вообще эпизод достойный музея), вытянул ногу с носком вперед под кран, налил на нее чуток шампуня и включил напор посильней. – Иди полюбуйся!!! Я носки стираю!!!
Мидж стоял неподвижно. Какие там нафиг носки? Вашу мать, качаЦЦа больше нечем! Придется теперь каждое утро Гаса беспокоить. Хотя его руку можно поднимать, даже если он спит…
- Baby, принеси мне мой счастливый первый и последний черный карандаш для глаз, без которого я никогда не выхожу на сцену. Ну ты понял, кароч, какой, darling…я хоть накрашусь, а то видно я тут надолго…
-С условием, если ты наконец-то голову помоешь, а то твои вши уже и по моей подушке тусуются и их внуки тоже…
-Да пошел ты *ненормативная лексика*!!!! Че там еще за чувырлик на гитаре брынькает, мать его, раздражает…как ногтями по школьной доске!!! Мне, мля, аж сюда через воду слышно. Ща пойду заеду ему мокрым носком по финской роже!
Вало вытащил мокрые ноги из-под крана и пошлепал по коридору (ЧВАК ЧВАК).

В это время в комнате у Йонне и Ларри происходили страшные вещи. Вся группа Negative собралась вместе и расселась на двух кроватях. Антти пугал их жуткими историями. Напугался только Йонне. Он крепко прижал к себе мягкую игрушку (хрюшку) и сидел стуча зубами. Остальные дико ржали и прислушивались, как Гас стучит им в стену, чтоб заткнулись ( они даже игру затеяли «Угадай, какой частью тела стучит Гас» называется. Выиграл Кристус. Оказалось головой стучал. Как они проверили? Очень легко, под конец их сборища в стене вмятина осталась…причем лысая). Всем было на это глубоко нас…ть, т.к. Гас все равно не выйдет, а если даже и надумает, то пока он встанет, будет уже глубокая ночь. Так вот, насчет пугалок Антти. Если так задуматься, то Антти и сам как пугалка ходячая, но он говорил не о себе (а жаль). Он рассказывал об утопленнике, который утонул в финском озере недалеко от их общаги (хотя там в Финляндии где не плюнь, везде будет финское озеро). Этот утопленник, по его рассказу, любит часто посещать их общагу, так как сам жил в ней при жизни, и бродить по ее засранным коридорам, оставляя после себя мокрые следы ( и не только от ног). Йонне под конец этой жуткой истории колбасило не по-детски. Как хорошо, что рядом сидел Ларри!…и как плохо( для Ларри), что с другой стороны сидел Кристус. В общем, дело близилось к вечеру и все начали по-тихоньку расползаться по своим комнатам. Последним уполз Кристус. Он не очень-то спешил возвращаться к себе в комнату, где его ждал не милый Йонне, а пукающий Антти. Этой ночью его пучило по-взрослому. И что только он жрет, вроде бы все едят одинаковое…Вдохновение к пареньку пришло нешуточное. Можно было даже хит написать под такой “gothic rock ”! Очевидно Антти сам больше не мог себя выдерживать и пошел среди ночи в туалет. Странно, что от таких звуков, доносящихся оттуда не проснулась вся общага. Антти еще и петь начал от блаженства, что наконец ему полегчало. От его воплей проснулся Йонне и страшно перепугался. Да еще и Ларри в комнате не оказалось. Бедный залез под одеяло и начал трусится. Просто акустика в туалете была не самая лучшая (ну не знали строители, что тут музыканты будут жить) и голос Антти разносился диким эхом, что больше похоже на вой. Йонька решил, что это все его воображение разыгралось после истории про утопленника. Он вылез обратно из-под одеяла и смело пошел попить молочка перед сном. Не успел он выйти, как тут же полетел на пол, распластавшись во весь рост.
-Че за манна?! Мать твою, кто уссался перед моей дверью?!! – негативные слова так и рвались из ротика. (насчет негативных слов ему простительно, профессия такая). На его крики выбежал Кристус (в розовой бандане и затемненных очках).
-Это ты, дурная твоя башка, выгулять своего чихуахуа забыл?!
-Что ты милый, его здесь нет!
-Тогда что это за лужа, мать ее?!! Слюни Гаса не успели бы аж сюда доплыть, еще не утро!!!
Кристус помог любимому подняться на ноги, правда эти самые ноги у Йонне так и норовили разъехаться…
Йонне помигал фонариком на пол.
-А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!!!!!!!! Следы утоплении-и-и-и-ика-а-а-а-а-а!!!!!!!!! Мамочки!!!!!!!!!! – Йончик запрыгнул Кристусу на руки. На мгновенье оба забыли о следах и нежно смотрели друг другу в глаза, игриво подмигивая бровями.
-Ты че орешь, засранец?! – Из комнаты напротив показался Юрки69 в пижаме с черепками. - Я заснуть не мог, овечек считал, а ты меня сбил!!! Теперь придется заново считать!!!
-Утопленник в общаге! – Йонне по-прежнему висел на Кристусе, вцепившись в его шею. – Видишь, мокрые следы на полу и они жутко воняют! Я успел понюхать, когда лежал лицом вниз!
-Это скажи спасибо Вало. Он решил раз в жизни свои ласты отполировать, но видно им уже ничего не поможет. Ты еще легко отделался. Видел бы ты, что он с Лаури сделал, когда тот играл на гитаре. До сих пор вся группа The Rasmus пытается вытащить его голову из той самой гитары, да все бесполезно. Струны за перья зацепаются. Наверное, придется их ему снять. – Юрки еще что-то там бурчал себе под нос, заходя в обратно в комнату, но Йонне с Кристусом его уже не слушали.
-К тебе или к ко мне? – первым начал приставать Йонне.
-К тебе. Я уложу тебя спать, иначе у нас будут проблемы с Ларри.
-А его нет в комнате. Я не знаю, где он бродит.
У Кристуса наверное сегодня было не то настроение, чтобы забавляться. Он отнес Йонне в его комнату и уложил в кровать, рядом с ним положив его хрюшку. Какой облом.
Через пару часов Антти покинул свою «звукопрослушивающую» студию (она же туалет), несколько раз перед этим забив унитаз туалетной бумагой. Штырь от него был самый что ни есть «приятный». Анттик в потемках начал пробираться назад в комнату (кончилось счастье и покой Кристуса). Вдруг в темноте он увидел нечто странное – а именно силуэт кого-то в халате, огромных железных бигудях и этот кто-то еще и сигаретой дымил…
-Мама??? Что ты тут делаешь???
-Какая я тебе мама, скунс проклятый?! – Антти узнал голос Ларри. – Вообще уже последние мозги высрал?!
-Ты чего вырядился, как моя бабушка, тормоз?!!! – принял защитную позицию Анттик.
-Для Йонне ряжусь, непонятно, что ли?!
-А бигуди на кой хрен???! Ты ж от природы кудрявый, придурок!
-И то правда…
-Мля, да и маска еще на лице! Тут жрать нечего, а он последнюю сметану на морду мажет! Горчицей не пробовал?!
-Харош издеваться! Я уже не знаю, что мне делать, чтобы завоевать Йонне. Эта размальованая шлюха постоянно возле него крутится!
-Ну так сам накрасся как шлюха, может Йонне это возбуждает! А еще сними эти довоенные бигуди! Ты как пидераст в них!
-Ты кажется что-то о бабушке говорил …
-Не важно. И вообще какого хрена ты стоял перед дверью туалета, извращенец??!!
-Я тут уже два часа пытаюсь в него попасть! А ты думал я пришел твое соло послушать? Мне уже и расхотелось идти туда, когда я подумал, как ты испахтил его за это время…
-Ну и сри на подоконник, а я спать пошел!
Вместо того, чтобы следовать совету Антти, Ларри пошел на кухню и достал из шкафчика вафельницу.
-Значит это я с довоенными бигудями??! Что ж, сделаю по-настоящему моднявую прическу, - приговаривал Ларри, зажимая свои волосы нагретой вафельницей. - Завтра меня никто не узнает…
Как всегда Йонне встал самый первый и отправился на кухню готовить завтрак. Сегодня ему захотелось преподнести сюрприз Кристусу и всем остальным и сделать свежие хрустящие вафли. Все в ожидании паслись на кухне, кроме Лаури. Он был уже без гитары на голове, но и без перьев - зарекся не выходить без своих перьев ВООБЩЕ! ( у него даже все подушки забрали, чтобы он не мог ничего с ними сделать.). Вилле Вало как обычно стоял ЗА дверью и сквозь стекло наблюдал за происходящим. Йонне копошился прямо как мамочка.
-Мать моя женщина!!! – завопил Кристус, когда Йонне преподнес ему свежеиспеченные вафли.
-Для тебя, милый, просто Йонне.
-Да здесь же полным полно черных завитков!!! – Кристус мельком бросил взгляд на Йонне в области ширинки. Ларри ( с нереальными «соломками» на голове медленно стал придвигатся к выходу, скользя задом по седушке, типа, чтоб не попалили). Юрки был зол, как devil, он похлопывал черепком своего жезла по руке. Вало по ту сторону двери истерически ржал и даже пританцовывал что-то непонятное, больше напоминающее танец древних индейцев. Все остались без завтрака. Злые и голодные! Один Вилле Вало остался довольным. Все разошлись по своим комнатам. К Йонне заглянул Мидже и попросил дать ему что-то почитать. Йонне с радостью указал ему на свою огромную библиотеку. Мидж от радости потерял дар речи, но потом быстро приобрел ее обратно. Всю библиотеку Йонне складывали книжки характера: «Советы по уходу за телом», «Уроки чувствительности», «Фигура, голос и все прочее», «Как стать красивым за пол часа», «Извращенец ли ваш партнер»(!), «Как распознать гея», …«Предохранение от беременности»…
Позже Юсси удалось где-то раздобыть живую курицу. Она бегала по всей общаге, как заведенная, и громко кудахкала. Лаури, сидевший взаперти в своей комнате, подумал, что это у него уже последняя стадия галлюцинаций . Ему уже чудится ВСЕ, что как то связано с перьями! Курица как раз пробегала возле комнаты Линде, где он закрылся вместе с Джеем и они воодушевленно обсуждали свои дреды…Йонне тоже услышал неладное. Получилось так, что Йонне и Лаури одновременно открыли двери своих комнат и увидели курицу.
«Какой клевый будет ужин!», - подумал Йонне.
«Какой клевой будет прическа!!!», - подумал Лаури. И оба кинулись на бедное животное. Маневр вышел неудачным и вокалисты крепко столкнулись лбами.
-Держи ее!!! – орал Йонне.
-Хватай ее!!! – поддержал Лаури.
К их сумасшедшей беготне подключился и сам Юсси. Картина была ужасной…Все трое то и дело перецепались через друг друга, а курица гасала у них между ног и весело кудахкала. Наконец-то вышел Юрки и спокойно навернул курицу ногой об стену. Вторая крякнула и упала замертво.
-Lay Down Your Arms, Girl, - сказал Юрки и как ни в чем не бывало зашел обратно в комнату напевая свою песню.
Йонне, Лаури и Юсси в какой позе были, в той и застыли.
-Быстро и продуктивно, - похвалил Юсси.
-Мне бы так, - добавил Лаури.
-Какой МУЖЧИНА!!! – восторженно отозвался Йонне и расцвел в блаженной улыбке. Лаури и Юсси обратили на него свои взгляды.
-Так, мои – ПЕРЬЯ! – быстро опомнился Лаури.
-Мое-мясо! – забил Йонне.
-ЧТО ЗНАЧИТ МОЕ??? - в один голос заметили Юсси и Лаури. Йонька испугался их страшных взглядов и быстро поправился.
-Ну, НАШЕ, ребятки, НАШЕ…
Лаури, как в последний раз в жизни, выдергивал из бедной курицы перышки. Юсси покрутил пальцем у виска и удалился. Йонне терпеливо ждал, пока Лаури закончит свое дело…и дождался. Лаури собрал все перья в кучу и швырнул мокрую общипанную курицу прямо в лицо Йонне. Та хоть и была мертва, но почему-то снова крякнула, как будто резиновая.
-Моя прелесть, - приговаривал Лаури, забегая побыстрее в свою комнату, чтоб не дай бог у него не успели отнять самое родное.
-Псих, - обижено сказал Йонне и пошел на кухню готовить курицу.
На кухню заглянул Кристус и игриво щипнул Йонне за попку. Второй от неожиданности аж подскочил на месте.
-Что тут делает мой цыпленочек?
-Не видишь, что ли?! ЖариЦЦа!!!
-Идиот, я тебя имел в виду! – обиделся Крис.
-Вот именно В ВИДУ, но почему-то не больше!!! – Йонне надул губки. – Только дразнится умеешь, подлец!
Выглядело так, как будто Йонне сейчас даст Крису пощечину, но на кухню зашел Ларри.
-Вот пришла причина, - нервно буркнул Кристус и вышел. Перед выходом они с Ларри обменялись косыми взглядами.
-Я застелил твою постель, Йонне! – весело выдал Ларри с порога. – Чтоб тебе было меньше работы.
-Спасибо, кудряшка! – Йонне мило улыбнулся и взглянул на Ларри. Вдруг улыбка начала медленно сходить с его лица. – Что-то у тебя сегодня какие-то не такие кудряшки…
-Ну, я пошел…сегодня же будет вручения наград по телеку. Мы все там номинированы на лучший альбом. Надо подготовится, - с этими словами Ларри смылся.
Йонне пожал плечами и перевернул курицу другой стороной.
Negative, The 69 eyes, The Rasmus и почти весь состав HIM (Вилле Вало как всегда вытеснили за двери) собрались перед телевизором в общей гостиной. На столе стояла свежеприготовленная курица, два ящика пива и три литра водки. Ведь кто-то из них должен был победить в номинации на лучший альбом и все равно пришлось бы здорово надратся. На диване было мало места, поэтому Тимо-Тимо, Антти и Юсси сели на стулья, а Йонне умостился на руках у Крисси. Лаури наконец-то тоже почтил всех своим присутствием. Все напали на бедную курочку и дружно захрустели, бросая кости за двери Вилле Вало. Ларри немного опоздал на сборище (переготовился) и зашел, когда все уже сидели.
-Быстрей закрывай дверь, олух!!! – Крикнул ему Юрки, но было поздно. Вилле вцепился зубами в ногу Ларри и попытался протащится так незамеченным.
Все дружно вскочили, что бы помочь своему коллеге высвободится от цепких зубов Вилля, все, кроме Гаса. Он жадно пожирал курицу, да еще и противно мычал при этом. Мидж тоже сидел в уголку и тихонько хныкал, глядя, как мучают его любимого друга Вало. Линде напротив тянул его со всей дури за ноги, а Йонне догадался бросить свежую косточку в другую сторону. Вилле сразу отпустил ногу Ларри и рванул за ней так, что линолеум чуть не заискрил. Дверь сразу же захлопнули и вернулись на свои места.
-Ты такой умненький, - шепнул Кристус Йонне на ушко, когда тот снова оказался у него на руках.
-Лаури, тебя сегодня не узнать! Ты прическу сменил? – заметил Снэк, но Лаури принял это за сарказм.
-Тебя тоже не узнать! Ты ешь…глистов вывел?
Снэк нахмурился и выпустил куриную ножку в тарелку, но Гас тут же ее смял.
-Тихо, народ! Начинается! – выпалил Вилле из-за двери.
-Не гавкай там! – Юрки запустил ботинком в дверь.
-У него там что, глазок? – не понял Лаури.
-Проковырял уже наверное, - сказал Линде и нежно прильнул к Бартону.
Началось вручения наград. Все уже были пьяные вдрызг. И не пришлось ждать объявления победителя.
-Стоп, чуваки. Сейчас же кто-то из нас победит, а мы сидим тут и не сможем получить свою награду! – вдруг дошло до Кристуса.
-Сиди и молчи, тебе все равно ничего не светит, так что не рыпайся! – спокойно возразил Юрки.
Йонне эти слова ранили до глубины души.
-Что????!!!!! Это чем же вы лучше???!!!!!! У нас и песни мелодичнее и смысла больше!!!!…
Юрки хотел что-то ответить, но Гас закрыл ему рот огромной жирной рукой. Юрки чуть не вырвало, он замолчал, а по телевизору как раз объявляли победителя в номинации на лучший альбом.
Все притихли.
-“The 69 eyes for “Devils””!!!
-Я же говорил тебе, слюнтяй, что нифига вам не светит!! – Юрки вскочил и в танце принялся вилять задом. К нему присоединился весь «коллектив» группы.
Йонне был в гневе. Он вскочил с Кристуса, второй даже не смог его удержать, подбежал к телевизору и со всего маху вышвырнул его в открытое окно. Все затихло и даже танцы прекратились. Все открыли рты и смотрели на Йонне, стоявшего посреди комнаты и тяжело дышавшего.
-Цыпленочек, все будет хорошо, успокойся, - успокаивающим голосом сказал Крис.
-Да он ненормальный, бешеный, - завопил Юрки как дитя, и все ринулись вон из комнаты, топча по дороге бедного Вилле.
-Ну ничего! Завтра концерт, мы им покажем, кто из нас круче!!! – Сказал Йонне потирая ладони.
Все готовились к концерту. Каждый готовился выглядеть на все 100! Йонне решил принять душ, и, взяв с собой полотенце и свежие розовые трусики (с бантиками), направился в душевую. Открыв дверь он так закричал, что его крик разнесся эхом по всем этажам.
На краю ванны сидел Вилле и с довольной лыбой тщательно брил ноги…настолько тщательно, что черные ДЛИННЫЕ КУДРЯВЫЕ завитки были раскиданы по всей ванне. Йонне на миг усомнился, что он брил только ноги…
-Дождись своей очереди, мопсик, - мило пролепетал Вилле хлопая ресничками.
-КАКОЙ УЖАС!!!ФУУУУУУ!!!!!!!! – завопил Йонне и побежал по коридору, выронив свои розовые трусики. Позади шел Гас и подняв их с пола, смачно вдохнул их запах…
-Фу, свежие…гадость, - недовольно сказал он и выбросил их.
Юсси отчаянно вставлял пальцы в розетку и брызгал волосы лаком, пока не закоротило и свет во всей общаге не отключился.
-ААААААААА, какая зараза свет выключила?!!!! Я порезался!!!! – донеслись крики Вилле из ванны. – Мидж, принеси лосьйончик!!!
Мидж его просьбы не услышал, зато услышал Лаури и решил отомстить за испорченную
Виллем прическу…Злобно хохочя, Лаури наливал во флакончик с лосьйоном средство для быстрого роста волос…В темноте Вилле мог только нащупать руку с флаконом и забрать его.
-Спасибо, душка. Вечером я с тобой расплачусь…
-Сдачи не надо, - пропищал Лаури и смылся.
Ларри тоже решил воспользоваться ситуацией и спереть у Криса его бледно сиреневую помаду. У Криса началась истерика, когда он не смог ее найти. Он грозился не поехать на концерт. Йонне же убедил его, что как только включат свет, он ее обязательно найдет. Кристус не мог успокоиться и сдуру свиснул черный карандаш Вилле, без которого тот никогда не выходит на сцену. Йонне обрадовался, что на одного конкурента стало меньше. Тем временем Вилле ничего не подозревая спокойно намазывал свои ноги средством для быстрого роста волос. Юрки, как настоящий МУЖЧИНА пошел чинить свет, прихватив с собой свой железный жезл. После 10 ударов по пробкам свет включился. Из ванны послышался душераздирающий крик Вилле.
-Надо будет все-таки убрать оттуда зеркало, - сказал Мидж. Линде кивнул и они закрылись в комнате.

-ЧТО ЭТО ЗА ХРЕНЬ!!!??? – во всю глотку волал Вилле, выпутывая пальцы из волос на ногах.
Лаури тихо хихикал за дверью своей комнаты.
-МИДЖЕЕЕЕ!
Мидж зашел в ванную. Молча глянул на Вилле и через минуту вернулся с садовыми ножницами.
-Можно будет на парик сдать…кудрявый…в стиле 70х… - серьезность с его лица резко пропала и он начал дико ржать.

Все собрались возле микроавтобуса, чтобы ехать на концерт и принялись решать, кто куда сядет. Юрки уже 3 часа как не вылазил из машины, забив место за рулем. Йонне как всегда сел на руки Кристусу, …а Кристус сидел на руках у Джея…
Группу Rasmus запихнули в багажник. Юрки усадил коллег возле себя, спихнув химовцев в салон к негативцам. Снэка высунули в люк, а то при своем росте он в салоне не помещался… Вроде все были в сборе и Юрки завел мотор.
-Подождите! – вдруг закричал Ларри.
Все выглянули в окно. К машине медленно шел Вилле, причем довольно странной походкой.
-Я думал, он не едет! – расстроился Йонне.
-Как-то он странно ходит… - заметил Лаури.
-Наверное отрезал себе лишнее теми ножницами. – все дружно заржали.
Вилле открыл дверцу и влез прямо Антти на плечи. Бедного аж скрючило и он снова громко пукнул.
-Нет. Я этого не вынесу! Выпустите меня!!! – закричал Кристус.
-Сидеть! Мы едем.
Юрки завел мотор и они поехали. Снэк всю дорогу уворачивался от низких веток. Приехав на место, все выгрузились. Линде укачало и он побежал в кусты. Мидж пошел следом, чтобы подержать ему…волосы. Юрки подошел к багажнику, чтобы выпустить группу Rasmus и разошелся в диком смехе. От того, что в багажнике было очень тесно, Лаури уперся носом в стекло и напоминал поросенка.
-Эх, жалко фотоаппарата нету, а так бы вышел новый клевый постер группы, - Юрки катался по земле, держась за живот.
-Высободьте мня осюда, - пытался сказать Лаури, но только вызвал очередной взрыв смеха.
Йонне не выдержал и открыл дверцу. Все вывалились на землю как раз на Юрки, катавшегося по ней.
-Встаньте с меня, кретины! – он встретился с нежным взглядом Лаури, лежавшего сверху. – А вообще можете еще полежать, я не против…
Ревнивый Юсси раскидал их всех в стороны и помог Юрки встать.
-Идемте по гримеркам, а то опоздаем.
Линде с Мидже вернулись из кустов со странными блаженными улыбками на лицах.
-Что, хорошо пошло? – спросил Антти, толкая Линде в бок.
слово…-J-Не то
Снэк шел сзади и выпутывал листья из волос.

Гримерная Negative
-Крисси, зайка, завяжи мне корсет!!! – вопил Йонне, бегая по гримерке.
Пока Кристус был увлечен, Ларри тщательно красился его помадой, думая, что этим сможет привлечь внимание Йонне.
Гримерная HIM
-И как я по-твоему выйду на сцену без своего черного карандаша??? – не мог угомониться Вилле.
Мидже молча протянул ему черный маркер.
-Этого хватит на три концерта.
Довольный Вилле принялся мазаться.
Гримерная The 69 eyes
-О, Юсси…
-О, Юрки…
Гримерная The Rasmus
-О-о-о-о-о-о, е-е-е-е-е-е(Guilty), - распевался Лаури.- О-о-о-о, о-о-о-о-о-о-у(In the Shadows), Ха-а-ха-а(Shot)
Гримерная HIM через стену
-А все-таки сложные тексты у Лаури… - сочувственно кивая, сказал Мидже.
Вилле, не слыша его, напевает свою песню Wings of butterfly:
-О-оу-о-оу-о-оу-о-о-о.
-Да, и у Вилле тоже, - добавил Линде.

5 минут до выступления

Гримерная Negative
-Ларри, что это за помада на тебе? Вытри! А то ты как педираст, - сказал Кристус.
Ларри выпучил на него свои тЁмно зЭленые глаза. Хотелось сказать «ДЫК ЭТО Ж ТВОЯ ПОМАДА!!!», но не осмелился.
-Девочки, не ссортесь, нам скоро на сцену, - все так же бегая по гримерке сказал Йонне.
-Мы последние выступаем, пусть потешатся, - натягивая ажурные капронки заметил Антти.
Гримерная HIM
-Мидж, как ты думаешь, если я и зрачки наведу маркером, будет эффэктнее или готичнее???
-Будет темно…
Гримерная The 69 eyes
-О, Юсси…
-О, Юрки…
Гримерная The Rasmus
-Пошли, ребятки, мы первые!!! – бодрящим голосом призывал Лаури.

Концерт
Выступление The Rasmus
Спели хорошо, точнее пела только публика, а Лаури только там где надо вставлял свои:
О-о-о-о-о-о, е-е-е-е-е-е, О-о-о-о, о-о-о-о-о-у, Ха-а-ха-а
Публика похлопала сама себе и группа удалилась.
Выступление HIM
Все бы прошло довольно гладко, если б Вилле под конец их выступления не запутался в трусах фанатки на сцене и не упал в зрительский зал. Когда он вернулся в гримерку, все подумали, что на него напали собаки.
Выступление The 69 eyes
Юрки призвал поклонников повторять движения за ним и, как всегда, повернулся спиной и принялся вилять задом. Пока публика отвернусь и тоже принялась вилять задами, Юрки и все остальные под шумок смотались со сцены.
Выступление Negative
Йонне как всегда завел всех, в том числе и престарелых старушек в зале своей энергетикой. На сцену полетели трусы.
Йонне достались чьи-то стринги, Ларри на голову бросила свои панталоны какая-то старушка, Крису досталтись мужские плавки…а Антти кто-то бросил гнилой помидор в лоб, чему он несказанно обрадовался…
Посреди песни Йонне (в порыве рок-н-ролла) кинул микрофонную стойку назад. Она дала Снэку по голове, тот упустил синтезатор прямо на барабанщика . Джей грохнулся на Антти, так как тому как раз приспичило пробежать мимо событий. Антти с перепугу запустил бассуху в Ларри. Из-за того, что Ларри перестал играть сбился Кристус…Йонне стоял посреди сцены молча и только когда все стихло, тихо сказал … «Ой».
Концерт провалился…
Денег ни одна группа не получила, зато получила нехилый пинок под зад от организаторов.
Чтобы хоть как-то утешится, они решили пойти напиться в бар. Поскольку денег у них не было, а пить хотелось, финские парни решили заработать себе на выпивку своими талантами прямо в том баре. Им не повезло - посетителями того бара были в основном зрители их концерта и за их выступление им дали всего одну бутылку водки ДАЛЕКО не первой свежести. Ее по-братски разделили.

КОНЕЦ  :playful:

21

НАЗВАНИЕ: Сказка
АВТОР: Светло-Синий Демон
КАТЕГОРИИ: RPS, Humor
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: Билли и Томми Каулитцы, Герои Финляндии
РЕЙТИНГ: PG-13
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Сказочка про параллельные миры
СОДЕРЖАНИЕ: Однажды, студеную зимнюю пору... (с)
СТАТУС: Законченное произведение
ОТ АВТОРА: Эта хрень мне самому доставляет)))

- Фак!! Билл… Ты придурок и я тебя ненавижу!
- Ну, Томми! Смотри, как тут красиво! Такой лес!
- ЛЕС?! Голые деревья и снег по колено? Спасибо, братик! Отличные у тебя представления о прогулке…
- У тебя не лучше… Ты бы меня опять потащил в стрип-клуб. И, вместо голых деревьев смотрели бы на голых силиконовых девок…
- Ты мне до конца жизни будешь это припоминать?
- Том, не жалуйся.… Смотри!!
Билл ткнул пальцем в бледно-голубое пятно света между деревьями и потянул брата за рукав.
- КУДА?!
- Посмотри!! Как краси-и-иво!!!
Билл рванул по сугробам, таща за собой Тома, отчаянно путающегося в широких джинсах.
- Тваюжмать!! Билл! Там снег!
Но, Билл был непреклонен, он все вел брата к загадочному свечению. Наконец, они подошли достаточно близко, чтобы рассмотреть его. Это было большое, в человеческий рост, пятно, вспыхивающее голубыми всполохами света, будто бы зовущее в себя.
- Том… Он такой теплый… потрогай…
- Ты совсем сдурел? Тебе мало приключений? У меня ноги промокли… - запричитал Том.
- Я пойду, посмотрю, что там, а ты – как хочешь.
Билл отпустил рукав брата, и смело шагнул в световое пятно. Секунда и голубое сияние окружило тонкое тело, а потом, что-то вспыхнуло, и Билл пропал.
- Господи… - заныл Том, следуя за беспокойным братом.
Пятно расширилось, принимая его в себя, теплый свет объял и втянул внутрь, даря несколько секунд невесомости. А потом, Томми будто подняло в небо и тут же отпустило, прямо в сугроб.
- А, черт… Билл… Что это?
Том встал со снега, попутно отряхиваясь и оглядываясь по сторонам. Брата нигде не было, мало того, не было даже его следов. Том шмыгнул носом.
- Ненавижу тебя…. Вечно куда-нибудь влипаем…
Он посмотрел по сторонам. Кругом был лес, лес и ничего кроме леса. Голубое пятно, разумеется, пропало.
- Билл… - позвал Томми, с беспокойством в голосе – БИЛЛ!!!
Но никто ему так и не ответил. Том еще раз осмотрелся по сторонам и пошел туда, куда глядели его глаза.
- Нет, ну и куда он делся? Ни одной дороги, кругом лес и серое небо. А у него с географией и ориентированием еще хуже, чем у меня… Черт…
Вот так, бубня себе под нос, Том шел по снегу, стараясь не обращать внимания на свои промокшие до колена и промерзшие джинсы.
Тем не менее, ни одного просвета не было. Только, бесконечные переплетения черных сырых стволов. Он шел около получаса, прежде чем увидеть небольшую поляну со странным мрачным строением.
- Что-то я не помню, чтобы в этом лесу были памятники готической архитектуры.… Или это лес не тот? – пробормотал Том - Черт, замок посреди мрачного леса – это слишком.… Тем более, после светящегося портала.
Том заметил движение среди деревьев и поспешил спрятаться за ближайший ствол и слиться с пейзажем. А, тем временем, к замку подошел человек в странном черном наряде и не менее странной и черной шапке, свисающей с затылка. Он взмахнул руками и гулко произнес:
- Fortress of Tears – Fortress of Tears! Повернись к лесу передом, ко мне задом! Тьфу.… Наоборот то есть.
Каменное строение приподнялось на огромных драконьих лапах, в отделанных металлом «нью-роках» и повернулось, открывая перед странным человеком большую деревянную дверь.
- О, фак… - прошептал Том, смотря на все это превращение. – О, ЧЕРТ!!!
Карие глаза расширились, провожая взглядом огромного серого волка, с радостным рыком прыгающего по сугробам. Человек в шапке помахал волку рукой и вошел в замок, а зверь, зарылся в снег, нюхая его. Волк медленно, но верно подходил к дрожащему за деревом Тому, скалясь, все шире.
Наконец, он подошел совсем близко и ткнулся носом в ногу Тома.
- АААА!!!! – закричал тот, отпрыгивая
- Ну… - заговорил серый зверь, повергая дрожащего Тома в шок – Волков бояться – в лес не ходить.
Волк облизнулся и убежал в чащу, подмигнув Тому на прощание.
- О, господи…. – прошептал Том и на негнущихся ногах пошел в замок, в единственно возможное убежище.
- Готичный замок! – Крикнул Том и махнул руками – Черт, что он там говорил? Мм.… К ЛЕСУ ЗАДОМ!!! КО МНЕ ПЕРЕДОМ!!
Замок, подчинившись, начал медленно поворачиваться. Дверь открылась, и Том почти влетел внутрь, разумеется, споткнувшись о порог. Первое, что он увидел – ботинки на высокой подошве, почти полностью скрытые широкими черными клешами.
- О-О-О… - простонал Том
- Мальчик, тебе удобно? – поинтересовались ноги весьма приятным низким голосом
Том нервно хихикнул и поднялся с пола, отряхивая с одежды многовековую пыль. Он поднял голову и заметил, что к длинным ногам в клешах прилагалось стройное тело, затянутое в черную ткань длинной рубашки. Растрепанные волосы странного человека были спрятаны под большой, черной шапкой, а на бледном, даже зеленоватом лице, выделялись изумрудные глаза.
- Ну что, добр молодец…? – спросил человек
- Эээ.… Здравствуйте! – улыбнулся Том.
- Здравствуй. С чем пожаловал? Откуда?
«Идиотизм…» - отрешенно подумал Том, осматривая мрачное помещение. Взгляд его моментально наткнулся на огромный колодец в одном из углов комнаты.
- Из леса.… Вестимо… - пробормотал он в ответ, еще раз подумав об идиотизме ситуации.
- И как зовут добра молодца? – хмыкнул зеленоглазый, рассматривая гостя.
- Я – Том.
- А я – Кикимор Вало… - человек замолчал, а потом, через несколько секунд добавил – Болотный.
- КТО?! – изумленно воскликнул Том
- Так. Понятно. Информирую, … Вы находитесь в Суомаляндии ( (с) Лис ). Это такая страна. Для вас, обычных людей – сказочная. Видел кривую голубую ель возле замка, обвешанную серебряными цепями и черного кота, к ней пристегнутого? – Том отрицательно мотнул головой и Кикимор грустно вздохнул – Ничего ты не видел. Придется тебя съесть…
- Что, значит, съесть? – дернулся Том
- Шучу. Пока еще. Сейчас придумаю, что мне с тобой делать.… Присаживайся … Добрый Молодец…
Кикимор кивнул на каменную скамью, украшенную анкхами. Том скинул куртку и присел, нервно теребя молнию. Кикимор усмехнулся и присел рядом, закуривая.
- А сигареты тоже волшебные? – поинтересовался юноша
- Уху. – Пробормотал Кикимор, затягиваясь – Здесь все волшебное.
- А что в колодце? Почему он в замке? – продолжил допрос Том
- Там живут мои русалки. Холодно сейчас. Потому колодец здесь. И, между прочим, не замок, а Fortress of Tears! – важно заметил Кикимор.
- Ой! А я никогда не видел русалок! – оживился Том, подрываясь к колодцу. Он уже стал привыкать к ощущению волшебства и сказочности происходящего, и русалки не казались ему чем-то странным.
- Сидеть! – рыкнул Кикимор – эх, молодежь... Ничего еще не видели…
Он неспешно докурил и кинул все еще тлеющий окурок в колодец. Послышался глухой вопль, а потом, из колодца показалась взлохмаченная светловолосая голова. Существо отряхнулось и выплюнуло окурок на пол.
- Вало!!! Ты опять колодец засоряешь?!
- Это самая младшая из…русалок. Поночка. Любимая…. - абсолютно спокойно объяснил Кикимор Вало, не обращая внимания на бьющегося в истериках русалку.
Светловолосое моментально успокоилось и нырнуло в колодец, а через секунду появилось снова. Волосы Поночки мягкими, влажными волнами спадали на плечи, а светлая кожа переливалась мелкими капельками. Русалка перегнулся через край колодца и улыбнулся самой очаровательной улыбкой
- Привеееет – протянул Поночка и изящно помахал Тому тонкой ручкой.
- Привет – кивнул Том, откровенно рассматривая светловолосое существо.
Русалка плеснул хвостом, и из колодца появились еще двое таких же красавцев, сверкающих мокрой, голубоватой кожей. Один из них был с длинными черными кудрями, почти полностью закрывающими его лицо. Он страстно целовал в плечо второго, с короткими розовыми волосами, нервно хихикающего и отмахивающегося от приставаний.
- Привет, Детка! – сверкнул глазами розововолосый.- Я…
- Это Криссиэль, Это Ларриэль – сказал Поночка, ткнув в каждого пальцем. Розововолосый Криссиэль обиженно надулся и демонстративно отвернулся от Поночки.
- А ты откуда такой, красавчик? Ой, Добрый молодец, то есть. – Поинтересовался Ларриэль, не отрываясь от покусываний влажного плеча Криссиэля.
- Да я вообще… Брата потерял! – вспомнил Том
- ОЙ!! Братишку!!! – хором заверещали русалки, пытаясь подальше высунуться из колодца и дотянуться до юноши, чтобы пожалеть его. Кикимор удивленно обернулся к Тому
- У тебя еще и брат есть? Где потерять успел?
Том пожал плечами и рассказал им все про прогулку, портал. Волка и полное отсутствие следов Билла.
- О!!! Это Кощей!! – взвизгнул Поночка. Он закрыл лицо руками и, из-за этого, потерял равновесие и, с тихим всплеском, провалился в колодец.
- Кощей! Кощей!! Точно Кощей унес!! – перебивали друг друга Криссиэль и Ларриэль.
- ЦЫЦ! – прикрикнул на русалок Кикимор Вало, и те мгновенно замолчали. – Знаешь, Бейби… Ты, конечно, можешь пойти к Кощею.… Потребовать выдать тебе брата.… Но, вряд ли у тебя, что получится… Кощей, он ууу, какой злой…
- Но, я же не могу без него уйти.… У нас группа… Мама… Йост с контрактом, тур по Европе.… Нет, надо спасать. – Том кивнул головой и встал со скамьи.
- И куда ты собрался, Добрый молодец? Ох, молодежь.… Всему вас учить надо…
Кикимор наигранно тяжело поднялся и прошел к большому черному сундуку, который Том раньше не заметил. Покряхтев над сундуком, Кикимор Вало извлек большую черную вязаную шапку, такую же, как была на его голове.
- Значит так.… До Кощея ты сразу не дойдешь. Законы жанра, сам понимаешь. Сначала, ты идешь к Колдунье Молке. К ней тебя приведет этот артефакт – Кикимор погрыз шапку и вытянул из нее нитку. Выйдешь на тропинку, нитку в руки – шапку на землю и вперед. Будешь у Молки – передавай низкий поклон ну и… Молка расскажет, что дальше делать. Поночка?
Светловолосый вынырнул из колодца и с интересом посмотрел на Тома.
- Спасибо за помощь! – улыбнулся юноша, - Я пойду. Билли, наверное, меня уже заждался…
- Удачи тебе, смелый мальчик – как всегда хором, крикнули русалки и синхронно помахали руками.
- Ты все понял? И, не забудь… Кощей – Бессмертный.… Так что, все безнадежно.
Том сморщил носик и выдернул нитку длиннее.
- Have fear for the best, have hope for the worst – засмеялся Кикимор Вало – Удачи тебе.
Том кивнул и вышел из замка. Сугробы хрустели под его ногами, едва позволяя выйти на чистую дорожку. Но, наконец, Том нашел тонкую тропинку, берущую свое начало, как ни странно, от большой кривой голубой ели, украшенной тяжелыми серебряными цепями. Том кинул шапку на дорожку, та подпрыгнула и двинулась вперед, вытягивая нитку, постепенно распускаясь. Том хмыкнул и последовал за ней, не заметив, как из темноты за ним следят чьи-то светящиеся серо-голубые глаза.

- О, Господи… Кош.… На черта тебе эти мучения? Притащил себе ребенка, еще и второй к тебе идет. Мало тебе русалок… - большой черный Ворон, важно развернув крылья и покачиваясь, расхаживал по каменному полу мрачного зала.
- А про брата тебе кто сказал? – удивленно спросил Кощей
- Твои же русалки. Он же в первую очередь к Вало поперся. – Ворон подпрыгнул и взлетел на свое любимое место – непонятно откуда оказавшийся в замке, бюст Паллады.
Кощей потянулся на неудобном каменном троне и стянул с рук плотные перчатки с вышитыми изображениями костей.
- Ох, какие же эти русалки болтливые…. И что сказали? Куда теперь направляется этот… «Братец Иванушка»?
Ворон вспушил перья.
- Кот сказал, что тот пошел за шапкой. Убить тебя хочет, наверное…
Кощей глухо рассмеялся, пряча лицо в густых черных волосах.
- Ну, пусть пытается. Слу-уушай, Птичка…. Ты бы стал человеком на полчасика, м? А то, так грустно в этом мрачном замке, так одиноко.… Так хочется тепла! – Кощей театрально всхлипнул и сделал вид, будто смахнул слезинку.
- Ну, вот еще, извращенец! – зашипел Ворон, разворачивая крылья – у тебя теперь есть ребенок, об него и грейся.… А мне пора…
Ворон каркнул и вылетел в окно, оставив Кощея нервно постукивать пальцами по подлокотникам трона.
- Вот же… Я ему тело дал, человеческое. Не самое плохое, между прочим.… А он.… Хотя… Он обиделся на меня из-за этого мальчишки…. Ревнует! Значит, любит! – улыбнулся Кощей – Интересно.… А что это я, как старый маразматик, сам с собой веду беседу?
Кощей грустно покачал головой и встал с трона. Поговорить было не с кем, а хотелось просто катастрофически. Единственным говорящим существом в замке оставался Билли. Хмыкнув, Кощей медленно пошел к лестнице в подземелье.
Замок Кощея был, по закону жанра, мрачным и каменным. Разумеется, вокруг него рос мертвый сад, служащий безмолвным стражем безудержной готической тоски. И, как и во всяком, фешенебельном замке настоящего злодея, там было подземелье с винными погребами, пыточными и, конечно же, помещением для дракона. Правда, самого дракона у Кощея не было. Зато, был двухголовый Змей-Горыныч, по имени Тимо-Тимо. Горыныч охранял Кощея, замок и пленников, находящихся в соседних пыточных.
Итак, Кощей шел в подземелье, к своему юному пленнику, а Томми шел за распускающейся черной шапкой к колдунье Молке. Долго ли, коротко ли, но, скоро нитка кончилась, и Том остановился напротив небольшого, аккуратного домика. Юноша откашлялся и тихонько постучался. Через несколько минут, дверь открылась и на пороге появилась субтильная фигурка в коротеньком бархатном черном платьице.
- Ээээ.… Здравствуйте! Вы – Колдунья Молка?
Длинные ресницы Колдуньи вспорхнули вверх.
- Она самая. Ты… - Молка на секунду задумалась, будто вспоминая текст - Добрый молодец… Дело пытаешь, али от дела лытаешь?
- Что, простите? – удивился Том
- Проходи, говорю – пробурчала Молка, пропуская юношу в дом.
Том осмотрелся. В комнате было уютно и красиво: шкафчики, полочки, зеркала, занавесочки. И только одно не вписывалось в прекрасный интерьер – большой, обнаженный по пояс мужчина, пугающий своими стальными мышцами под загорелой кожей. Мужчина как-то нехорошо посмотрел на Тома и почесал голову, еще больше взъерошив прическу и так напоминающую иглы напуганного до полусмерти дикобраза. Молка хмыкнула и повернулась к Тому.
- Это именно то, о чем ты подумал, так что, постарайся быстрее. Кстати, это Леший. Думаю, вы еще не знакомы.
Мужчина кивнул.
- Я – Том. Спасаю брата от Кощея. – Он поспешил отвернуться от тяжелого взгляда недовольного Лешего. – А вам – привет от Вало!
- Опять этот Кикимор.… Повсюду этот Кикимор!!! – глухо заговорил Леший - Как же он меня достал! Только новые елки посадишь, только приживутся, как он приходит, расставляет их в виде своей «херьтограммы» и поджигает. Химичит, видите ли.… Ворожит.… Как гадалка старая.… А я, потом, туши, убирай за ним, елки новые сажай.… У, как он мне надоел!!!
- Спокойно, Лешик! Ох… - Молка, цокая каблучками, подошла к Тому, почти вплотную, чем вызвала неодобрительный взгляд Лешего.
- Так, Детка. Раз ты решил идти к Кощею, должен знать основные правила такого похода. Запоминай. Во-первых, Кощей – бессмертный. Во-вторых, Кощей бессмертный потому что, смерть его спрятана. В- третьих, смерть свою, он прячет в тайном месте. В-четвертых, каждый второй знает, где это тайное место, и каждый третий – охотно укажет тебе путь к нему.
- О… - пробормотал Том, понимающе кивая.
- Так… Что еще.… Ах, да… Смерть Кощееву никто не видел, зато, все знают, как она выглядит. Но, этого я тебе говорить не буду, а то, сказка на семь страниц, сам понимаешь, не сказка.
Молка сотворила из воздуха тонкую сигаретку и закурила.
- Значит, могу помочь с девайсами. – Молка процокала каблучками к мрачному полуобнаженному мужчине и нараспев проговорила
- Лешик, встань, пожалуйста, … Шмотку мальчику дам, а потом, я – вся твоя.
Леший встал и отошел на пару шагов, пропуская колдунью к небольшому сундучку. Молка порылась в декольте и извлекла маленький серебряный ключик на тонкой цепочке. Покопавшись с замком, колдунья открыла сундучок и извлекла оттуда тоненькую перчатку из черной ткани-сеточки и черную же, подводку для глаз.
-Значит так, мой мальчик – обратилась она к Томми – Это – перчатка-невидимка и волшебный карандаш. Как и зачем использовать перчатку, думаю, догадаешься. А подводкой накрасишь глаза, чтобы видеть в темноте. Там у Коши такой мрак…
Том кивнул и взял из рук Молки волшебные предметы.
- Ну что тебе еще сказать… тебе сейчас через лес налево. И, да.… У Кощея есть грозный Змей-Горыныч о двух головах. Одну зовут Тимо, вторую Тимо. И, смотри, не перепутай, он на это очень злится.
Том удивленно посмотрел на Молку и мысленно покрутил пальцем у виска.
- Ну. Все, мой мальчик. Я тебе все сказала, всячески тебя проинструктировала. Иди по тропинке. И, удачи тебе.
- Спасибо Вам огромное! До свидания, Колдунья Молка, До свидания, Леший! – улыбнулся Том и вышел из уютного домика. За дверью послышались шаги и тихий стон. Юноша фыркнул и пошел по тропинке в лес.

Тяжелые казаки звонко постукивали по каменным ступеням – по лестнице важно шел мрачный Кощей Бессмертный шестьдесят девятый, правитель всея Суомаляндии. За зарешеченной дверью тихо посапывал первый Тимо, второй Тимо вытянул шею, пытаясь просунуть голову сквозь прутья решетки и приласкаться к хозяину. Кощей потрепал Тим по пушистому ирокезу и пошел дальше, к темнице, где томился в неволе братец Билли. Тяжелые ключи громыхнули в огромном замке, и ржавая дверь со скрипом отворилась. В самом углу, на низенькой скамейке сидел тонкий черноволосый юноша и… спал. Однако, от скрипа двери проснулся даже Тимо, что уж говорить об эфемерном сне юного пленника. Кощей вошел в темницу и заговорил
- Здравствуй, братец И… И-и-и-и….
Он недовольно поморщился. Ну, что все Иванушки да Иванушки? Уж и имен нет других, что ли? Тысячу лет никаких разнообразий…
- Билл! – участливо подсказал узник, заметив замешательство Кощея.
- О! Билл!!! – обрадовался Кощей
Пленник улыбнулся, хотя, на самом деле, его трясло от страха.
- Что дрожишь, как осиновый лист? Не съем я тебя сегодня. Не интересно мне есть, не познакомившись. Рассказывай, Добрый молодец. Кто, как, когда, куда и сколько?
Билл смущенно покраснел, отметая те самые мысли, которые моментально наполнили его голову, точно так же, как и голову любого среднестатистического подростка.
- Я – Билл Каулитц. – несмело начал он – мне 17 лет, У меня есть брат-близнец Том и мама.… А еще Георг.… И Густав…. И Йост.… И группа. … И…
Губы Билла предательски задрожали, а на глаза навернулись слезы. Кощей удивленно посмотрел на узника и, гремя тяжелыми казаками, подошел ближе. Пленник тихо всхлипывал, размазывая по лицу сверхустойчивую лореалевскую тушь.
- Ну…. Прекрати.… Не плачь… - совсем растерялся Кощей.
Он нежно провел по торчащим волосам Билла. Пальцы моментально слиплись, и Кощею пришлось постараться, чтобы аккуратно выпутаться. Впрочем, Билл этого не заметил.
- Хосспади.… А прическа-то как у пернатого…. Ладно, мальчик…. Пойдем ко мне тронный зал.
Глаза Билла в ужасе расширились и он, как мог, вжался в стену. Язык прирос к небу и все, что у него получалось из себя выдавить – лишь невнятные звуки.
- Да сказал же я.… Не буду есть. Пойдем-пойдем. Приказы не обсуждаются.
Билли покорно кивнул и встал со скамеечки. Они вышли из камеры и медленно пошли по коридору. Смотрящий из-за решетки Тимо-Тимо неодобрительно фыркнул, выпустив при этом тонкий язычок пламени из каждой ноздри, чем до дрожи напугал юного пленника. Но Кощею хватило лишь одного взгляда, чтобы Змей Горыныч улегся на пол и успокоился. Они поднялись по ступеням и вошли в темное помещение с множеством дверей. На одной из них золотым сиянием горела надпись «Кощей Бессмертный 69». Именно к этой двери они и отправились.
Тронный зал был большой, мрачный и темный. Единственными светлыми пятнами были запрятанные в витые подсвечники свечи и бюст Паллады с подсветкой над дверью зала – любимый насест Готического Ворона.
Кощей устало опустился в кресло и хлопнул себя по колену, приглашая Билла присаживаться. Тот неуверенно помотал головой. Кощей хлопнул второй раз и Бил помотал головой еще более неуверенно. Бессмертный закатил глаза. Ох уж эти сказки – все по три раза переделывать надо. Он хлопнул себя по колену в третий раз и, Билл, наконец сел. Кощей обвил стройного юношу руками и усмехнулся.
- Ишь, какой тоненький.…Одни косточки… Мамка не кормит?
- Нееет… Это ано… аноре… а-но-рек-си-я! – по слогам произнес Билл, страдальчески вздохнув.
Кощей нервно дернулся
- Что за…?
- Ничего страшного…. Это не заразно. Это модно! – со знанием дела убеждал его Билли, кивая головой в подтверждение сказанного.
- А… Ну, раз модно… А что ты там про группу говорил?
Билл оживился и взволнованно заерзал на кощеевых коленях.
- Оооо! Я пою в группе! Все говорят, что у меня та-а-кой потрясающий голос! У меня куча фанаток и фанатов, но, мне на самом деле, все равно… Ведь я же для себя пою…
- Все так говорят – пробурчал Кощей – Спой что-нибудь? Развлеки…. Может и помилую…
Билл спрыгнул с коленей и встал перед Кощеем.
- А что петь?
- Ну… Что знаешь…. Вот тебе гусли-самогуды. Играй и пой.
Пленник удивленно посмотрел на странный инструмент, не понимая, как с ним обращаться. Наконец, он решил прижать его к груди и играть так, как Том играет на своей гитаре. Он несмело провел по струнам, вытягивая из гуслей грустное «брееееень». Решив, что музыка ему, для исполнения всемирно известного хита вполне подойдет, он еще раз ударил по струнам и затянул Rette Mich.
Кощей удивился. Кощей очень удивился. Кощей не удивлялся так уже давно.
- Звезда в шоке… – прохрипел он, рассматривая худенького подростка, теребящего струны гуслей и, с грустным, страдальческим личиком выпевая какие-то странные неизвестные Кощею слова.
- Komm und reeeeeetteeeee miiiiiich..... Rette miich.....
С каждым спетым словом, лицо Билла становилось все печальней, музыка все заунывней, а голос все тише. Наконец, когда песня закончилась, Кощей, незаметно смахнул скупую злодейскую слезу и зааплодировал юному дарованию.
- Мальчик, ты – талант! Иди ко мне!
Билл улыбнулся и снова сел к Кощею на колени.
- Понравилось? – несмело спросил он, смущенно краснея
- Понравилось… Слушай, а оставайся у меня? Будешь петь мне…
Билл задумчиво прикусил губу, а потом мотнул головой
- Нет, не могу… У меня группа…
- Ах, как жаль… Ну, ладно. Тогда отпущу… Но, чуть попозже.
Кощей вплел пальцы в распушенные волосы Билла и начал медленно поглаживать его по голове.
- Чем волосы укладываешь? Гадостью какой-нибудь?
Билл неопределенно пожал плечами
- Мне Наташа укладывает
- Плохая она ведьма, твоя Наташа. Даже причесать такого мальчика нормально не может. Вот Леший у нас есть… У него волосы лучше твоего торчат… А все отвар моха, собранного в полнолуние у тринадцатого дуба справа от шестой дороги ведущей к тридевятому озеру, смешанного с шерсткой с брюшка сытой летучей мыши. Тоже в полнолуние, разумеется.
Билл слушал вполуха – тонкие пальцы нежно массировали его голову, отвлекая от любых посторонних мыслей, но он все-таки решил спросить:
- В полнолуние что? Мышь кормят, шерстку мешают или брюшко бреют?
- И кормят…и бреют… И все в полнолуние, мальчик… Запомнил?
Билл сонно кивнул и закрыл глаза.

Снег мягко хрустел под промокшими кроссовками. Том шел по лесу, сжимая в ладони перчатку-невидимку и волшебный карандаш. Он видел, как где-то вдалеке замаячили темные башни Кощеева замка. Совсем недолго… Только бы пройти через лес. Где-то за кустами хрустнула ветка, и Том остановился. Навстречу ему бежал уже знакомый Серый Волк. Он злобно скалился и щелкал зубами.
- Стой!!! Я тебя не боюсь!! – замахал руками Том, пытаясь прогнать Волка, но тот все приближался.
Внезапно, за спиной Тома возникла огромная черная тень. Том обернулся назад и, согнувшись пополам, истерически засмеялся. За его спиной стоял огромный Медведь с бинтом на голове. Волк остановился, разглядывая Медведя и решая, нападать ему на Тома или нет. А огромный зверь, тем временем, вскинул лапы и заголосил нечеловеческим голосом, но, на человеческом наречии
- ПРЕВЕД, СЕРЫЙ!!!!
Волк отпрыгнул в сторону и быстро скрылся в кустах. Том посмотрел вслед Волку, обернулся на все еще стоящего в позе Медведя и, глупо хихикнув, упал в обморок.

Том открыл глаза и осмотрелся. Он обнаружил себя в уютном деревянном доме, окруженный теплом и запахом меда и свежеиспеченных пирожков. Том приподнял голову и увидел того самого медведя, который спас его в лесу, только уже в человеческом обличии. Это был большой суровый мужчина в растянутой мешковатой одежде, с копной спутанных черных волос, перевязанных бинтом и поблескивающим колечком в носу.
- Превед! – по привычке поздоровался оборотень – проснулся?
Том утвердительно кивнул и свесил ноги с лавки, на которой лежал.
- Тарья! – громовым голосом позвал Медведь – ребенок проснулся!
- Иду-иду… - раздался голос из подпола, и, через несколько минут в комнату зашла высокая женщина неопределенного возраста, закутанная в цветастую цыганскую шаль.
- Это – Бабка Тарья. – махнул рукой Медведь – ведунья. Все знает.
Женщина фыркнула и отвернулась к печке. Том неуверенно улыбнулся и посмотрел в окно. Глухой лес окружал маленький деревянный домик. Лес и сугробы.
- Эй, Злотый! – раздался над ухом женский голос – давай, кушай. И рассказывай…
- Дело пытаю или от дела лытаю? – улыбнулся Том и повернулся к столу.
- Ишь как выучилси… Ну, давай-давай… Ешь. А то, небось, изголодал весь.
Том посмотрел на стол, и настроение быстро улучшилось. Перед ним стояла большая тарелка с горячими, еще дымящимися, румяными пирожками, кружка с ароматным чаем и маленькие мисочки с душистым медом и малиновым вареньем. Том потер руки и немедленно приступил к еде.
- Меня Том зовут – пробормотал он, пережевывая пирожок – Я ищу своего брата-близнеца, Билла.
- А где ж он пропал, Злотый? – хитро прищурилась Тарья.
Том отхлебнул чая и задумчиво посмотрел на ведунью. Он был уверен, что та уже все знает и тайно готовит операцию по спасению Билла из костлявых лап Его Величества.
- Он у Кощея…
- Ай-яй-яй! Нехорошо-то как… - всплеснула руками ведунья. – Ну, ничего. Этому горю помочь сложно, но можно. А ты ешь, ешь… Не отвлекайся.
Том послушно закивал и потянулся к следующему пирожку.
Когда братец Томми набил свой живот вкусной снедью и растянулся на лавке, ведунья вышла из комнаты в сени. Через несколько минут, она вкатила большой хрустальный шар на высокой черной витой подставке, в виде лап драконов. Она села напротив шара и стукнула длинными ногтями по блестящей поверхности.
- Ну, что, Злотый… Поглядим, как тебе пособить можно…
Том кивнул и укутался в теплый шерстяной плед.
- Та-ак… Вижу я замок Кощеев… Зал тронный… Ой, ужасть!!! – лицо ведуньи окрасилось в пунцовый цвет.
- Что там? – забеспокоился братец Томми и вытянул шею, пытаясь заглянуть в шар.
- Э! Э! Э! – замахала руками Тарья – это не для ребятни. Кощей там. С Вороном своим… В шашки играют.
- На раздевание, видимо – пробурчал сидящий за плечом Тарьи Медведь. – И, как я погляжу, Ворон крупно проигрывает…
Том нетерпеливо заерзал на лавке, пытаясь обратить на себя внимание ведуньи.
- Так-так-так… А вот вижу, за престолом Кощеевым…. Гроб качается хрустальный!
Тарья ахнула и прижала руки к груди.
- Ну, так я и знала… В том гробу твоя невеста!
Для пущего эффекта, ведунья взмахнула руками, распахивая цыганскую шаль, словно пестрые крылья.
- Какая невеста? – удивился Том – Рано мне еще… И вообще, я брата ищу…
- Это клише такое… - нахмурилась Тарья – спит твой брат вечным сном, пеленою смерти укутанный да кощеевым чернокнижием убаюканный.
Том жалобно всхлипнул.
- Как, вечным сном? Быть такого не может….
- Та, Боже мой! – махнула рукой ведунья – Знаешь, сколько я из гробов повытаскивала? Сколько заклинаний снотворных сняла?
Длинные ногти стукнули по шару, гася его синеватое сияние. Том распахнул глаза и приготовился слушать.
- Кончина Кощеева всегда рядом с ним самим находится. Так что, наш Кощей и правда, почти что бессмертный. Есть у него птица черная… Ворон-горюн. Вот в нем-то и смерть владыки шестьдесят девятого. Иди-ка ты к кузнецу Лайхъялле и попроси у него меч-кладенец. Скажи, что от Тарьи… На вот – ведунья протянула Тому сверток – Носки ему передай. Сама вязала…
- Спасибо! – Том взял сверток и шмыгнул носом – А у меня тут еще артефакты есть.
Он достал перчатку-невидимку и волшебный карандаш
- Мне Молка дала!
- Молка? – Тарья подозрительно прищурилась, заглядывая в честные глаза братца Томми – Перчатка пригодится тебе, когда в замок пойдешь и будешь проходить мимо Горыныча – Змея. Да и карандаш сгодится… Темно там… Ни зги не видно! А теперь, иди, Злотый. С каждой минутой, сон все крепче!
Том быстро завернулся в курточку, кивнул гостеприимным хозяевам и, крепко прижав к груди сверток с носками для кузнеца, побежал по узенькой тропинке, покрытой рыхлым, серебрящимся снежком.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Шел Том, шел и, наконец, пришел к кузне.
Первый раз за путешествие стало Тому страшно: все-таки, кузнец перед ним.
- Здорово! – выдохнул кузнец, протягивая Тому широкую мозолистую ладонь.
-Здравствуйте – улыбнулся Том, чувствуя, как его ладонь утопает в руке Лайхъялы. – Вам тут… Тарья передала…
- О! – загадочно улыбнулся кузнец, принимая сверток – Ну, заходи…
Том прошел в кузню и тут же захлебнулся жарким, сухим воздухом. По стенам каменным стенам висело оружие и всякие кузнечные приспособления. Том никогда еще не видел, кузницы, не знал, как выглядят меха или наковальня, поэтому, он с интересом рассматривал помещение.
- Так, зачем пришел, Молодец? – отвлек его глухой голос, заставляя смутиться.
- Меня ведунья Тарья прислала. За мечом-кладенцом. Я к Кощею иду, брата своего выручать – в который раз повторил он свою печальную историю.
Лайхъяла смерил Тома взглядом и хмыкнул
- Ты хочешь сказать, что ты его поднимешь?
- Подниму-подниму! – уверенно закивал Том.
Кузнец пожал плечами и пошел к стене, на которой висели мечи. Он долго бродил туда - обратно, изредка оглядываясь на ковыряющего ногой пол Тома. Наконец, он снял нужный и пару раз махнул им перед носом Томми.
- Вот.… Кажется, пойдет.
Лайхъяла усмехнулся и всадил меч в деревянный пол.
- Настоящий? – с недоверием спросил Том, потрогав меч за холодную рукоять
- Гибсон Кастом! – с гордостью ответил кузнец и взмахнул длинными волосами.
Том улыбнулся и потянул меч. Тот не поддался. Том фыркнул и покрепче уперся ногами, но кладенец словно прирос к дереву, не желая от него отрываться.
- Слабак, - фыркнул кузнец, поигрывая мускулами.
Томми все раскачивал и раскачивал меч, смаргивая вскипающие в его глазах горючие слезы. Наконец, он выдохся и упал на колени.
- Никого ты не спасешь, молодец. Вот ведь, витязи пошли.… Забираю я у тебя меч-кладенец. Пусть ждет время своего, да богатыря могучего, что поднять его сможет.
Том открыл глаза и посмотрел в блестящую поверхность лезвия меча. В нем, как в зеркале, блеснули его янтарно-карие глаза. Собрался Том с силами, поднялся с колен, обхватил рукоять двумя руками и как дернет вверх, с криком молодецким. Поддался кладенец, отпустило его дерево. Том поднял меч над головой и улыбнулся.
-Я это сделал!!!
Усмехнулся кузнец, подошел к Тому и хлопнул его по плечу
- Молодец! Прошел испытание. Вот, держи.
Лайхъяла протянул ножны для кладенца.
Как только Томми был упакован, отпустил его кузнец, присовокупив слово напутственное, да удачи пожелание.
На этот раз, Том шел гораздо медленнее. Меч перевешивал и больно хлопал по мягкому месту. Вот, говорил ему кузнец повесить ножны на бедро, так нет. Том решил сделать все, как в фильмах и повесил меч на спину.
Наконец, подошел Томми к мертвому саду, окружавшему замок Кощеев.
- Вот фак… и что теперь?
Томми опустился на колени перед черным деревом и задумался….

Хлопанье крыльев пробудило Кощея от очередного приступа мировой скорби. Шестьдесят девятый открыл серебристые глаза и всмотрелся в темноту, в поисках источника шума.
- О! Птичка! Прилетел наконец-то! Теперь-то ты облегчишь мои страдания?
Ворон сел к Кощею на колено, распахнул крылья и зашипел
- ОПЯТЬ?! Коша, милый! Да пока мы с тобой развлекались, этот братец Иванушка меч-кладенец у Лайхъялы взял и к мертвому саду пришел. И я уже не говорю о том, что он знает, где твоя смерть.
Ворон вспушил перья и пребольно клюнул Кощея. Тот взвизгнул и согнал птицу с колен.
- Глупое пернатое. Даже если ребенок пройдет через мертвый сад, со мной ему не справиться.
- Самоуверенный ты, Кощей. И, извращенец к тому же. – Ворон покосился на раскачивающийся хрустальный гроб.
- Э! Ты его не трогай. Я его не для развлечения усыпил.
- Угу-угу – кивнул Ворон и зарылся клювом в перья.
Том порылся в карманах и достал Молкин карандаш.
- Хоссподи… Я же краситься не умею…
Повозившись с четверть часа, Тому, наконец, удалось извлечь меч-кладенец из ножен и уложить его перед собой. Теперь, у него было зеркало. Томми развернул карандаш и провел первую несмелую линию по веку. Глаза заслезились.
- ААА!!!- возопил Том – да как так можно?!
Он стер слезы и чертыхнулся – карандаш смылся и размазался по щекам. Том снова накрасил глаза, разведя по векам густые черные линии.
- Один есть – прошептал Том и приступил ко второму глазу. Это ему удалось гораздо быстрее.
- Красааааавец! - протянул Том, пририсовывая тонкие стрелки.
Он убрал девайсы и поднялся с колен. Глубоко вздохнув, он шагнул в мертвый сад. Мрак моментально окружил его, но страха не было. Том видел в темноте так, словно это умел от рождения.
Из-под земли возникали живые корни и страшные коряги, которые так и норовили схватить Тома. Огромные совы и злые летучие мыши слетали с кривых, влажных веток, пытаясь ослепить его, но Томми легко отпрыгивал и наклонялся.
Долго ли, коротко ли, увидел Том тоненький лучик света и последовал за ним. Стоило сделать пару десятков шагов, как восстали перед ним мрачные стены замка Кощеева. Сами – каменные, двери и решетки на окнах – кованые, на выступах горгульи сидят, сторожат.
Вздрогнул Том.
- Так…. Теперь нужно пройти в замок, пробежать мимо Горыныча, зарубить Кощея, забрать Билла и вернуться домой. Всего-то…

Найти вход в замок оказалось проще простого. В нескольких шагах от места, где стоял Том, была большая кованая дверь с выбитой на ней надписью «Темница его Величества Кощея Бессмертного Шестьдесят Девятого». Том натянул перчатку-невидимку, и смело толкнул дверь.
Внутри было темно, холодно и сыро, так что, Тому повезло, что карандаш еще действовал. Братец Томми шел мимо тяжелых решеток на дверях камер, свисающих со стен скелетов в оковах, и валяющихся на полу черепов. По спине носились мурашки, мерзко топая своими мелкими холодными лапками, заставляя Тома дрожать. Вдруг, мурашки остановились и превратились в одно большое мурашье стадо – Томми подошел к Тимо-Тимо. Змей поднял одну из голов и всмотрелся в темноту. Через пару секунд, поднялся второй Тимо и завертел своей страшной головой. Том, как завороженный, смотрел на горящие глаза Змея, на дым, валящий из ноздрей, на переливы чешуи. Наконец, он решился двинуться. Медленно, по стенке, Том пополз мимо решетки Тимо-Тимо, моля всех на свете не выдать его.
Вдруг, Тимо втянул воздуха в легкие и громко чихнул. Струя огня вылетела из горла и ударила в стену, прямо рядом с Томом.

22

Дневник Jyrki 69.

Финская осень:
15 октября.
Мой День Рождения! Повесил гирлянды и надул разноцветные шарики. Пришли гости: Вилле Вало, Юха - Пекка, Юсси, Вилле Лайхьяла и даже Туомас из Найтвиш. Праздновали. Дальше не помню...

16 октября.
Звонила мама. Спрашивала как отпраздновали мой д\р. Ответил, что не знаю, мне фотографии еще не показывали. Долго не мог заснуть. Думал, а вдруг эти фото неприличные?..

22 октября. Утро, день.
Праздновал релиз моего нового альбома 'Debils', точнее 'Devils'. Это я его о время празднования назвал. А какого празднования - уже не помню. Поспрашивал у группы, они сказали, что не знают, так как я их на это празднование не позвал. Спросил у В. Вало и Юхи - Пекки, но они сказали, что я их тоже не пригласил, и они не знают. Спросил у Йонне - он тоже не знает, я и его не пригласил. Спросил у Туомаса. Он в ответ заявил, что сегодня неплохая погода, и что ему пора - мол, времени совсем нет: Интересно, почему он так странно покраснел при этом?.. Остался только Вилле Лайхьяла, но у него спрашивать что - то не хочется: Из-за его роста и размеров: Да я по сравнению с ним Дюймовочка или Красная шапочка. Я еще не решил.
Подумал, подумал и решил все - таки спросить. Звоню, говорю: "Привет, Вилле, это я - Юрки", а он мне: "А-а! Ну, здорово, Русалочка!" Я задумался. Удивился. Даже забыл зачем звонил: Думал, думал, в итоге вспомнил: "Ты че" - говорю - "меня на празднование не пригласил? Всех пригласил, а меня нет!!! Говорят, такая туса была! Всех позвал, а меня нет!" Расстроился, расплакался и бросил трубку. Дальше не помню...

22 октября. Вечер.
Когда я кормил хомячка позвонили в дверь. Странно. Ведь я никого не ждал. Посмотрел в глазок. Увидел Лайхьялу с топором. Очень испугался. Бегал по квартире, искал, где спрятаться. Понял, что шкаф слишком мал, а под кроватью я застряну. Тогда я вылез в окно и пополз по водосточной трубе. Но не удержался, потому что какая - то сердобольная старушка тыкала в меня шваброй, видимо, приняла за грабителя. Обидно. Доковылял до дома. Доковылял. Открыл дверь. В кресле меня поджидал Лайхьяла: Эх: Лучше б я не доковылял: помер бы прямо на пороге: Но Лайхьяла уже устал ждать и даже покормил моего хомячка. Я упал Лайхьяле в объятия и зарыдал от умиления. (Надо будет песню написать). Решили отметить перемирие. Дальше не помню. Лайхьяла говорит, что помнит, но плохо. Это просто у него масса больше.

31 октября.
Праздновал Хеллоуин:Пил. Дальше не помню...

1 ноября.
Много думал о том, чего не помню. Звонил маме в 5.30 утра. Трубку никто не снял. Очень расстроился.

2 ноября.
Ходил по магазинам, искал подарок Вилле Вало. Не нашел. Зато нашел Юху - Пекку. Он тоже подарок не купил. Очень расстроились. Пошли в бар. Дальше не помним...

3 ноября.
Проснулся в обнимку с Юхой - Пеккой. Ave satana, ничего не болит. Ни я, ни Пека ничего не помним. Расстроились. Дальше не помню...

5 ноября.
Покормил хомячка. Его зовут Юсси, так как очень похож. Потом пришел сам Юсси. Принес диск какой - то известной русской группы 'Тату'. Послушал. Не понравилось. Но все равно очень расстроился. Какая - то русская группа, а уже известная. А не впасть ли мне в депрессию?..

8 ноября.
Никак не впасть в депрессию...

9 ноября.
Вилле Вало думал, что я в депрессии. Но я всегда такой. Он расстроился, и пока я его не видел.

11 ноября.
День рождения великого русского писателя Ф. М. Достоевского. Хотел отпраздновать, но никто не поддержал. Пришлось одному. По какому поводу звонил Юсси, не помню. Надо будет у него узнать...

14 ноября.
Пока я ходил за козинаком, Юсси напоил моего хомячка пивом!!! Побежал с хомячком в клинику. Но перед этим надавал Юсси по голове. Перенервничал и упал в обморок. Пришлось откачивать нас обоих.

17 ноября.
С хомячком все в порядке. С Юсси тоже. Голова у него уже отошла. В следующий раз надо будет бить сильнее...

18 ноября.
Пришли Юсси и Вилле Вало и радостно сообщили, что участвовали в акции 'Marlboro'. Очень сильно расстроился. Почему меня никуда не зовут?!!!

20 ноября.
Ура! Нашел подарок Вилле Вало! Решил подарить ему свой диск, чтоб ему было приятно. Позвонил Юхе - Пекке. Он тоже нашел подарок В. Вало. Он подарит ему свой диск, хотя его новый альбом еще не вышел. А мой уже вышел. Очень обрадовался! Так обрадовался, что не помню...

22 ноября.
День рождения Вилле Вало! Праздновали. Помню где, но не помню как...

23 ноября.
Много думал. Пришел Юха - Пекка, сказал, что вчера я танцевал ламбаду. На столе. По Рамштайн. Голый. С Вилле Лайхьялой! Это был удар! Еще сказал, что Вилле Вало очень расстроился. Наверное, он сам хотел танцевать с Лайхьялой:Надо идти мирится.

24 ноября.
Мирился с Вилле Вало: Дальше не помню...

25 ноября.
Утро: Очень рад! Сегодня у меня концерт! Наконец - то.
День: Готовился к выступлению. Голос почему - то не звучит. Очень расстроился. Позвонил маме. Мама сказала, что это потому, что я много пью. Грустно. Лучше бы маме не звонил.
Вечер: Концерт!!!
Отыграли хорошо. К последним песням я совал микрофон в зал, потому что голос уже кончился совсем. В результате микрофон я уронил кому - то на голову, следовательно, надо подкачать руки - совсем слабые. После была afterparty. Было весело. А почему было весело, не помню.

26 ноября.
Почему Вилле Вало на меня так странно смотрит? А моя группа гнусно хихикает, когда я прохожу мимо?.. И даже Юсси отворачивается: Надо узнать в чем дело.

27 ноября.
Узнал в чем дело. Лучше б не узнавал...

28 ноября.
Все еще отхожу от того, что узнал: Теперь я должен на Вилле Вало жениться?!?!!!! Лучше я женюсь на Йонне:
Иногда мне кажется, что идея жениться на Йонне не такая уж и плохая...

29 ноября.
Срывающимся голосом поговорил с Вилле по телефону. Он сказал, что жениться не обязательно. Обрадовался! Позвонил сказать маме, что я не женюсь. Мама послала меня подальше. Расстроился. Как я завтра выступать буду такой расстроенный?!

23

Продолжение

Финская зима:

1 декабря.
Ура! В Финляндии зима! Катался на санках!

1 декабря.
Много думал. В больнице: Ничего, скоро Новый Год! Повеселимся! Звонила мама (censored...).

10 декабря.
Вышел из больницы! Ура! Хотел устроить праздник дома, но пришли В. Вало, Юха - Пека и Юсси и заставили меня пойти с ними в андеграунд бар. Фу, противно, все курят: Мне курить не пришлось, я и так нанюхался. Я даже немного помню, что там было, но не хочу еще раз вспоминать. Дурно становится:
Что было в больнице вспоминается с трудом: Помню, медсестра была ничего такая, голубоглазая, а может, это был Йонне:? Озадачился.

11 декабря.
Сегодня выступаем. Перед этим у нас фотосессия. Вот никак не пойму, почему у Юсси ремень на причинном месте. Это так модно? Надо мне тоже попробовать.

12 декабря.
Попробовал. Но долго не проходил - штаны упали. А у Юсси держатся. Озадачился.

13 декабря.
Ходил с хомячком гулять. Он замерз и укусил меня за палец. Я замерз еще больше, но кусать было некого... Поэтому я очень расстроился.

14 декабря.
Решил купить хомячку костюмчик, но на меня в зоомагазине посмотрели, как на идиота. Очень расстроился.

15 декабря.
И что это я все время расстраиваюсь?.. Озадачился.

16 декабря.
После вчерашних раздумий болела голова. Решил пойти проветрится. Взял с собой хомячка. Засунул его в варежку - чтоб не мерз. А он прогрыз в ней дырку. Расстроился. Постепенно впадаю в депрессию. Впадаю еще с 5 числа...

17 декабря.
Сегодня на концерте увидел девушку! Понравилась! Оказалось, что это не девушка, а Тарья из Найтвиш.
Расстроился. Надо ехать в Россию, там девушки красивые. Хотел написать песню - не получилось, хотел напиться - не вышло... водки почему - то не было. И в ближайшем ларьке тоже не оказалось. Очень сильно расстроился и закатил истерику прямо на улице. Юсси меня успокаивал, но как - не помню...

18 декабря.
Какой вчера был длинный день... Пытался вспомнить - не получилось. Думал расстроиться, но в холодильнике было пиво. Передумал. Правда, осталась только одна бутылка - пришлось спрятаться в ванной, чтобы Юсси не увидел. В ванной посмотрелся в зеркало. На лбу шишка. Удивился. Спросил у Юсси откуда она. Юсси сразу сменил тему. Удивился еще больше.

19 декабря.
Скоро Новый Год! Интересно, а что мне подарит наш финский Санта? Жду и волнуюсь.
Но надо тоже покупать подарки. И надо много денег. Где взять много денег?!?! Расстроился. Звонил маме, думал, даст. Не дала...

20 декабря.
Все еще жду. Волнуюсь очень сильно. Выпил бутылку валерьянки. Не помогло. Денег по - прежнему нет. Надо ехать в Россию. Шишка не проходит. А Юсси умалчивает об истории ее происхождения. Опять впадаю в депрессию. Ну почему у меня все не так как у людей???

21 декабря.
Думал о деньгах. Думал очень сильно. Но они все равно не появились. А еще говорят, что если чего - то очень сильно захотеть... Расстроился. Опять думал о России. Группа ехать не хочет. Придется одному... Страшно... Как я могу поехать один в Россию??? Думал... Думал много... То, что придумал - лучше б не думал...
Наконец - то впал в депрессию! Ура! Очень обрадовался!!! Поделился радостью с Юсси. Он тоже порадовался. Предложил отметить. В России. Ура!! Вдвоем не так страшно!!!

22 декабря.
У меня горе. Нас в Россию не пустили. Сказали, что у меня просроченный паспорт. Расстроились. Думаем пересечь границу, чтоб никто не заметил. Ночью пойдем лесом. На лыжах... Главное, не забыть очки!

23 декабря.
Заметили:(censored)
Вернули обратно. Да что такое??? Денег то все равно нет! Подарю всем свой DVD. Чтоб сильно не тратиться. А вот что дарить Юсси? Много думал...

24 декабря.
Денег так и нет. Подарка Юсси тоже нет. Решил пойти к Санта - Клаусу (пешком - денег то нет). Попрошу у него одного оленя и подарю Юсси, чтоб не прикалывался над моим хомячком.

25 декабря.
Стыдно... Пел в переходе. Дали немного денег. Оказывается, я неплохо пою! Обрадовался!
Где взять еще денег?!?!
Праздновал Рождество один. В переходе. Пытался веселиться, пел похабные песни юссиного сочинения. Теперь о Юсси знают все местные бомжи... Надеюсь, он никогда не узнает откуда. Захотел есть. Позвонил маме - хорошо, я позаимствовал телефон у Юхи - Пекки (он об этом не знает. С деньгами). На моем давно кончились. Мама меня накормила вкусной индейкой...

26 декабря.
Переоделся негром. Опять пошел в переход. Дали денег. Кстати, больше, чем вчера. По - видимому, замерший беженец из Африки вызывает у финского народа больше жалости, чем голосистый земляк. Расстроился. Но зато теперь куплю Юсси оленя сам - не придется просить у Санты. Обрадовался!

27 декабря.
Писал новогоднюю песню. Там такие слова: (англ.):
I wish you a merry christmas
I wish you a merry christmas
I wish you a merry christmas
And happy new year!
Какой я молодец!
Звонил Вилле Вало. Я прочел ему стихи, он сказал, что я дурак. Спросил почему, он ответил, что эту песню написали до меня. Расстроился. Так расстроился, что не помню! Больше не буду писать песни.

28 декабря.
Юсси сказал, что я плакал ночью. Я удивился: откуда он знает??? Он сказал, что знают даже соседи. Гм: Громко плакал, наверное. Пришлось рассказать про песню. Юсси дал мне в глаз. Сказал, чтоб я не смел больше рыться в его ящике, оказалось, песню написал он, и листочек с текстом хранил в своей розовой шкатулке с сердечками, в потайном ящике.
Позвонил В. Вало и рассказал ему обо всем. Он сказал, что мы оба дураки. И повесил трубку. Я немного озадачился.
Решили с Юсси утопить горе. Пошли в ванную. Не топится...

29 декабря.
Пошел покупать подарки. Обошел все магазины: парфюмерные, книжные, оружейные, канцелярские, мебельные - оленей нигде не было. Расстроился. Бродил по городу. Забрел в зоопарк. Там оленей тоже не было - они впали в зимнюю спячку. Зато были пингвины. Решил подарить Юсси пингвина. Но так как это был зоопарк, пингвина пришлось украсть, и я тихо с ним под мышкой уходил из зоопарка. Пришлось пингвину перевязать клюв, чтоб не вякал. Пытался засунуть перевязанного пингвина под мой кожаный плащ. Пингвин не засовывался, сопротивлялся, но я его (какой я умный и находчивый!) туда засунул. Пингвин на меня обиделся и написал на новые кожаные штаны и связанный мамой Вилле Вало свитер со снежинками!!! Очень сильно расстроился...

30 декабря.
Вспомнил, что надо купить елку! Поскольку сэкономил на подарке Юсси, мог теперь и елочкой обзавестись. Пошел в магазин. Купил топор. И отправился в лес. Повсюду на улицах были расклеены мои фотографии!!! Надо же! Всего один день попел в переходе - и уже такая популярность!!! Если бы 15 лет назад я знал, что популярность приходит так быстро: Только почему над каждой было написано 'разыскивается', я так и не понял.
Рубил елку. Весь вспотел. Елка рубилась плохо. Бросил топор и пошел на елку голыми (в самом деле, голыми - перчатки потерял еще в самом начале) руками. Елка не поддавалась, я начал ее грызть, потом долго плевался иголками. Срубил елку! Но заблудился в лесу! Мне что здесь теперь ночевать?!

30 декабря. Ночь.
Услышал музыку и решил пойти к ней. Это оказался Юха - Пекка. Он тоже заплутал. Пошел за елкой и взял с собой гитару. Как знал!
Елка мне надоела... лезла за шиворот и кололась. Но я ее нес... Донес до Юхи - Пеки и свалил на него. Юха - Пекка долго выбирался, весь обкололся, но гитару не бросил. Уважаю!
Сидели кружком, пели песни (почему - то только из Юхи - Пеккиного репертуара). Десятый раз 'little angel' у меня не пошел, и я стукнул Пекку елкой по голове, пусть помолчит. Пел один, до утра. Когда рассвело, понял, что до дома 10 минут пешком - через дорогу, направо... Обидно, елку мы уже сожгли...

31 декабря.
Купил в магазине искусственную елку. Она невкусно пахнет! Освежителем воздуха! Очень расстроился:
Пришел домой. Заглянул к себе в окно. Там Юсси украшал елку. ЕЛКУ! Расстроился еще больше и выбросил искусственную елку в помойку, попшикался освежителем воздуха сам (все - таки сильно вспотел в лесу...), и направился к дому. Позвонил. Юсси открыл дверь, вытаращил глаза, издал душераздирающий вопль и рухнул в обморок. Я удивился. Но вошел в дом. Посмотрелся в зеркало. Издал душераздирающий вопль и рухнул в обморок.

31 декабря. Вечер, медленно перетекающий в ночь.
Готовился к концерту. Ходил по коридору и подсматривал в чужие гримерки. Увидел Йонне Аарона, красящего губы моей! помадой: Надо лучше прятать косметичку.
Пел. Что пел? Что вспомнил, то и пел. Слова должны были бежать по экрану напротив сцены, но так как я надел темные очки, ничего не разглядел. А снимать не хотел. Стеснялся - след от кулака Юсси еще не прошел.
Помню не все: Кажется, пел дуэтом с Йонне и, кажется, 'Розу чайную': Не знаю как ему, а мне понравилось:
Поздравлял всех с новым годом и лез целоваться: Кто - то стукнул меня по голове подносом: Дальше не помню: Надо будет потом у Йонне спросить. Я надеюсь, он помнит.

1 января.
Проснулся дома на кровати. Как там оказался - не помню.
Дарил подарок Юсси. Я дарил - он не брал. Я настоял (массой). И чем ему мой пингвин не понравился?! Тогда ему пришлось подарить свой подарок. Это была книжка про животных! Здорово!!! Обрадовался и хотел поцеловать Юсси, но он прикрылся пингвином. И эта мерзкая птица опять написала на мой свитер со снежинками.
Листал книжку. С картинками! Обрадовался! Нашел фотографию с оленем. Только там почему - то было подписано 'медведь'. Удивился. Позвонил Вилле Вало. Тот попросил описать оленя. Я описал. Вилле сказал, что я дурак и повесил трубку.

2 января.
Еще раз посмотрел на оленя. Олень как олень. Не понимаю, почему подписано 'медведь'. Опечатка, наверное.
Позвонил Йонне. Он как меня услышал, быстро отключил телефон, видимо, выбросил sim - карту. Значит, помнит: Много думал у кого бы еще спросить, что там Йонне помнит. Спросил у Юсси, он перевел разговор на другую тему: Позвонил Вилле Вало. Он сказал, что я дурак и бросил трубку.

3 января.
Вспомнил про хомячка. Он чуть ласты не склеил. Взял клей и склеил. Отобрал клей и покормил его. Он очень обрадовался и бегал по клетке, пока не устал.

Пришел Юсси. Я от радости хотел его шлепнуть по заду, но он убегал, пока тоже не устал: Вот тогда-то я его и шлепнул. Дальше не помню.

4 января.
Пытался работать... Кстати, денег опять нет... И что мне делать??? Может, занять у Вилле Вало? Отмел эту мысль как неконкурентоспособную. Он не даст. Даже, если я его побью, все равно не даст:Еще и дураком обзовет.
Надо работать!

5 января.
Работаю! Раздаю листовки в переходе. Там все бомжи меня уже знают и встречали меня бурными аплодисментами и криками.
Фанаты! Не мои, ну да ладно...
Снег на голову не сыплется. Хорошо. Но есть хочется. Это плохо. Поел с бомжами. Не знал, что суп из кота - так вкусно. Надо будет дома сделать.

6 января.
Готовил суп... не из кота. А из того, что нашел в холодильнике. Нашел мало: завалявшаяся сосиска (1 шт.), засохший сыр (100 гр.), картошка (2 шт. Урожай старый.), луковица (1 шт.), помидор (2 шт.). Мало...
Пошел по людям, то есть по соседям. Дали больше. Суп получился вкусный. Поел. Очень доволен.

7 января.
Праздновал православное Рождество. Хотел пригласить Вилле Вало. Но он сказал, что я дурак и бросил трубку. Юсси сказал, что он занят и ушел, хлопнув дверью. Пришлось праздновать с хомячком. Напоил его пивом (которое Юсси случайно забыл в холодильнике). Сам пил водку (которую прятал от Юсси у него под кроватью). Дальше не помню ничего, кроме того, что мы пошли с хомячком гулять и пели хором похабные песни известной русской группы Тату. Соседям не понравилось. Дальше совсем ничего не помню.

8 января.
Проснулись с хомячком в сугробе. Болит голова. Хомячок не замерз. Он впал в спячку, как настоящий олень, что нарисован у меня в книжке.
Под глазом почему-то распухло. Расстроился. Хорошо, что выступать не надо. Обрадовался. Но потом вспомнил, что потерял новые солнечные очки. И впал в депрессию, не выходя из прошлой. Пришел домой. А там В. Вало и Юсси пьяные в зю-зю. Пригласили меня выпить с ними, но я отказался. Где-то в душе вспомнил, что не пью. И не стал. Решил не рушить свой имидж готического короля. Дома быстро надоело. Вышел на улицу - дальше не помню:

9 января.
Проснулся в сугробе. Без хомячка. Его Юсси и В. Вало пожалели. А вот мой имидж непьющего, готического, да еще и короля им не понравился. Вернулся домой. Там помойка: эти двое, наверное, опять подрались попьяне. И посуду НЕ помыли!!! Хотел прибраться, но они в драке порвали мой фартучек с бантиками. Расстроился. Рассказал хомячку. Он пошел в комнату Юсси (В. Вало почему-то был там) и укусил их обоих за уши.

12 января.
2 дня выгонял В. Вало и Юсси с покусанными ушами из МОЕГО дома. Похудел: Это и-за нервов. Я знаю: Решил поднять себе настроение. Катался на санках. Почти не упал. Хорошо, не в больнице... Познакомился с девушкой! При ближайшем рассмотрении у нее дома оказалось, что это Йонне! Громко закричал и, махая руками, убежал. Напился. С горя. Хотя я и не пью.

13 января.
По-моему, хомячок заразился у В. Вало и Юсси бешенством. Чуть не укусил меня! Я в шоке! Но почему?! За что? Я расплакался, уткнувшись в подушку. Позвонил Вилле Вало сказал, что я дурак и бросил трубку. Я перезвонил ему и сказал, что он сам дурак и бросил трубку. Пришел обиженный Юсси меня бить... я перепутал номера телефонов:

14 января.
Проснулись с Юсси. Оба, естественно, ничего не помним. Решили больше не драться. Хомячок еще спит. Понюхал его. Не пахнет. Значит, не умер. Обрадовался.

15 января.
С почестями хоронили хомячка. Падла умер, просто не пах. Заказал тризну в лютеранском соборе. Пастор сказал, что хора у них нет. А я ответил, что сам профессиональный певец, поэтому хор не нужен. Пел. Как всегда потрясающе. Пастор был потрясен до глубины души. Это точно: он недвижимо сидел в исповедальне. Чем-то слегка попахивало - это он от восторга, стопудово! Ушел по-английски - со мной никто не прощался.
Вечером громко плакал. Слышали даже на другом конце города. Пришел Юсси, и мы поминали хомячка. Очень страдаю. Себя жалко. Поминали долго - до утра следующей недели. Потом пришел Вилле Вало, и мы поминали втроем. Если бы пришел Юха-Пекка, не знаю, кого бы еще поминали:

22 января.
Вспомнили, что поминали хомячка. Но вспомнили не утром. Ближе к вечеру В. Вало весь в слезах и соплях решил подарить мне еще одного хомячка. Я заранее расстроился. А вдруг и этот сдохнет?! Так с расстройства напился, что ничего не помню. По рассказам В. Вало, я звонил Йонне и спрашивал, не хочет ли он быть моим хомячком? И как я мог такое сказать?!

23 января.
Отправился просить у Йонне прощения. Сначала (часа 2) он не хотел мне открывать, плакал и говорил, что я его обозвал плохим словом. Хм:про плохое слово В. Вало мне не сказал. Пришлось просить прощения и за то, что совсем не помню. Потом он меня все-таки впустил, я подарил ему уже завядшие тюльпаны, и мы начали мириться. Когда я проснулся на полу в позе морской звезды, то увидел мутным взглядом 5 пустых бутылок из-под нашей любимой финской водки Финляндия. Йонне я вообще не увидел. Интересно, какое сегодня число??? А какой год? Мамочки, у меня амнезия!!!!

25 января.
Не смог вспомнить, как идти до дома. Но через сутки вспомнил.
Труден и опасен был мой путь домой по незнакомой местности:
Позвонил кто-то и сходу назвал меня дураком. Я так и не понял, кто это был. Только к ночи вспомнил, что это В. Вало. Кто ж еще может так легко и непринужденно отозваться о моем умственном состоянии. Очень обрадовался. Боялся, что забуду почему так обрадовался, но не забыл. Вдвойне обрадовался.

26 января.
Вспомнил все. Ура! Вспомнил, что давно пора снова впадать в депрессию. Решил, что впаду попозже. Сейчас не хочется.
Нарисовал на столе такой знак:
Позвонил В. Вало и поделился открытием. Он сказал (цитирую): 'Ты - дурак. Я его сам придумал.' И бросил трубку. Неужели мы в одно и тоже время придумали??? У нас астральная связь? Озадачился. И весь день проходил озадаченный.

27 января.
Встретил на улице гота. Он сказал, что не впадать в депрессию это не готично. Целый день думаю как же это может быть не готично, когда я весь такой готичный и даже не в депрессии?! Вот Йонне Аарон не готичный, В. Вало - тоже. Но все вокруг говорят, что они играют готику. Совсем озадачился. А я тогда что играю? Надо будет у группы спосить, может, они знают:
Оделся и пошел в магазин. Купил несколько молодежных журналов. Почитал. Просветился. Особенно по поводу потенции и серфинга. Больше серфингом заниматься не буду. Оказалось, что В. Вало и Йонне играют совсем не готику, а какой-то Love-metal. Что это еще за Love-metal такой??? Надо поискать в Интернете. Там знают.
Посмотрел на фото нашей финской группы The Rasmus. Надо показать Юсси. Он еще перья в голову не вставлял. Пусть попробует.

28 января.
Искал в Интернете про Love-metal. Он мне выдал: HIM и Negative. Что это еще такое?! HIM - ЭТО 'ЕМУ' или 'ЕГО' с включенным Caps Lock'ом ?! Совсем расстроился и хотел кинуться утюгом в монитор. Не кинулся. Утюг стало жалко. Пошел к В. Вало. Узнать, может, он знает, что такое HIM. Оказалось, что он знает, и мне даже объяснил, кто я такой. Но это не интересно: я и так знал. Спросил у В. Вало не знает ли он, кто такие Negative. По-моему, В. Вало умеет закипать - у него даже пар из ушей пошел. Не пойму, а что я такого спросил?
Вилле Вало весьма доходчиво объясняет мне, кто я такой и как меня зовут: Но это не интересно.
Пошел к Йонне. Спросил у него, не знает ли он, что такое Negative. Он расплакался и сказал, что больше меня не любит. Второй раз я этого не выдержу.
Решил сидеть у него под дверью. Думал, простит. Но он оказался такой жестокий! Просидел до вечера, меня никто не простил, и я побрел домой. Купил пива. Немного. Литров десять. Что было потом, помню смутно. Но спать я почему-то укладывался в сугроб.

29 января (начало).
Простудился. Обмотал горло мягким шарфом (финским), наелся таблеток (не знаю каких), помазался мазью от радикулита (на всякий случай) и лег на диван. Полежал минут 20, стало скучно. Ходить тяжело - колбасит, как говорят русские. Я много слов у них взял во время последних концертов. Ходил, страдал, стонал:Громко так. Думал, может, кто растрогается. Ура! Растрогался. И не один. Пришли Юсси и В. Вало, принесли много вина. Я подумал, что так можно и спиться, но вслух не сказал. Потом пришел Йонне. Он на меня уже не обижался и нарядился хомячком. И еще принес апельсинового сока. Но я его не люблю, в смысле сок. Но Йонне не сказал. Как говориться, градус надо повышать, и мы начали с сока. Потом повышали, повышали и доповышались - таки, потому что я ничего не помню. Хотя, может, это последствия амнезии:

30 января.
Проснулся в ванне. Под одеялом. Было тепло, но затекли ноги, поэтому пока решил не вылезать. Вскоре пришел Юсси. Увидел Меня и очень удивился. "Юрки!",- сказал он. - "А что ты здесь делаешь?!" Но я не знал. Юсси попытался помочь мне вылезти, но поскользнулся и упал в ванну. Теперь мы лежали вместе. Уже веселее. Потом в ванную зашел Йонне. Тушь и карандаш за ночь у него размазались. Очень некрасиво. Он увидел нас и взмахнув руками, и схватившись за голову, расплакался и убежал. Я даже услышал, как хлопнула входная дверь. Я даже боюсь предположить, что он подумал. Посмотрел на Юсси. Не, явно не в моем вкусе. Надо будет потом Йонне объяснить. В коце концов проснулся В. Вало, зашел в ванную, снял шапку, обозвал нас с Юсси, как обычно, дураками, но вылезти помог. Даже не вспомнил про существование Йонне! Обиделся. Я обиделся. Больше не буду с В. Вало разговаривать!

31 января.
Что такое HIM и Negative мне до сих пор интересно. Набрал в поиске 'HIM'. Мне выдало 'звезды love-metal'а'. Набрал Negative. Выдало: 'начинающие звезды love-metal'а'. Озадачился. Как я понял (часа через 2), это все необъяснимая игра слов, и попытки прекратил. Деньги стало жалко.

1 февраля.
Все еще не знаю кто такие эти HIM и Negative. Хотя все еще очень интересуюсь. Но деньги на Интернет тратить больше не хочу.
Звонил В. Вало, приглашал на свой концерт. Я сначала долго ломался, думал идти или нет, но В. Вало сказал, что денег так уж и быть с меня не возьмет, но чтоб я сам договаривался с организаторами. А как я могу с ними договориться?! Ладно, попробую через черный ход.

1 февраля. Вечер.
Попытался проникнуть в клуб. Даже не черный ход поставили охранника! 'Ты, что, - говорит, - за конь в пальто?' Я не понял. Какой конь?! Я же человек! Снял очки и встал в позу. 'А-а! - обрадовался он. - Юрки! Это ж ты! Но все равно мне Вилле Вало круче!' Я очень обиделся. Очень-очень!!! Ну, как так?
Обижался, обижался, а толку? В клуб-то надо. Все-таки охранник меня пустил и даже денег не взял, хотя брать у меня нечего: Вошел в клуб. Фу! Опять накурено, задымлено - не продохнуть. Долго кашлял в углу, в результате заслезились глаза, хоть я был и в очках. В клубе было темно, я на ощупь пошел искать В. Вало. Не нашел, зато нашел тихий, спокойный уголок рядом с туалетом. Может, тут и плохо пахнет, но зато меня никто не толкал и не наступал на ноги. Был очень рад! Вспомнил, зачем я здесь! Чтобы выяснить, что же такое HIM и love-metal!
Толпа скандировала HIM! HIM! Вилле Вало HIM! HIM! Я что-то не понял, при чем тут В. Вало?! Потом на сцену вышел В. Вало и закричал: 'Ударим love-metal'ом по бездорожью, бейбиз!' И вот тут то я совсем озадачился: Долго думал. После концерта нашел В. Вало и задал ему вопрос в лоб: 'Ты поешь в группе HIM? Love-metal???' В. Вало похлопал меня по плечу и сказал, что я не совсем дурак. Я не стал ему говорить, что мне этот его love-metal совсем не понравился. Вот моя группа - это да! А его - так: И барабанщик у них лысый, а у нас с таким хайером! До меня начало доходить, что Йонне тоже играет такую же музыку. Но мне не нравится!!! Что же делать?! Надо пойти на концерт и послушать его (как я тоже понял) группу Negative.

2 февраля.
Перед тем как идти на концерт Йонне, я решил у него самого спросить. Но я вспомнил, что он обиделся. Долго бъяснял ему на лестничной площадке (потому что он мне не открывал) свои отношения с Юсси (чисто деловые), и Йонне не выдержал и меня впустил. Я спросил у него, правильно ли я понял, что он вокалист группы Negative, играющей love-metal? Йонне посадил меня на диван, послушал пульс, померил температуру и спросил, не заболел ли я, ведь мы вместе уже несколько раз играли. Вот фишка! А я забыл. Но чтобы Йонне не обижать, я притворился, что так и было задумано. Йонне вроде как поверил, но смотрел на меня как-то странно и недоверчиво. В общем, так как я разобрался, на концерт я решил не идти. Денег-то нет. Хоть воруй животных из зоопарка и продавай. А что, идея неплохая! Я подумаю об этом завтра.

3 февраля.
Завтра. Надо подумать. Но забыл о чем надо. Расстроился. Думал позвонить В. Вало, спросить, но передумал. Все равно ничего нового, кроме старого, что я дурак, я от него не услышу.

4 февраля.
Проснулся посреди ночи оттого, что понял: я не играю love-metal. Очень обрадовался, что не заснуть было. Я встал. Захотелось есть. Очень сильно захотелось. В холодильнике то, что мой друг В. Вало назвал бы "эндлес дарк". А магазин еще закрыт. А в круглосуточный идти лень. Придется сидеть голодным. Но с другой стороны, на голодный желудок не сочиняются:Начинает урчать в желудке. Громко так урчит.
Несколькими часами позже.
Дождался часа открытия магазина. Оказался первым покупателем. Мне даже в подарок дали литровую бутылку нашей финской водки Финляндия. И зачем она мне?
Дома решил приготовить яичницу. Глазунью. Но почему-то получился омлет. Все равно съел. Потому что вкусно было.
После обеда (когда все проснулись) пошли кататься на санках. На наших, финских. Весело. Только холодно. Тут-то и пригодилась моя водка. В. Вало отобрал бутылку и хитро посмотрел на остальных. Но ему все равно пришлось делиться с нами. Иначе Юсси изобразил бы взбесившегося дикобраза. У него хорошо получается. Я однажды видел. Потом три дня не помнил: Дали Йонне понюхать пробку. Он так опьянел, что пришлось его поддерживать, чтобы не упал лицом в сугроб. Юсси все-таки начал изображать дикобраза. Я отвернулся, не хотел потом три дня не помнить. Вот странно: ни на кого не подействовало. Неужели я один такой слабонервный?! Озадачился.
К вечеру озадаченность не прошла. Неужели снова впадаю в депрессию?! Вспомнил, что депрессия - это очень готично! Надо впадать! Надо!

5 февраля.
Посмотрел запись своего (нашего) концерта. Решил, что надо бы заняться спортом. Юсси захотел присоединиться. Для отработки прыжков на сцене прыгали с крыши соседского сарая. Дальше не помню.

6 февраля.
Решили с Юсси нанять профессионального хореографа. Денег мало, поэтому хватило только на бабушку-уборщицу из соседнего магазина. Первое занятие прошло отлично. Правда, у Юсси получилось лучше, чем у меня: он так здорово научился вилять бедрами! А у меня так не получается. Расстроился. Весь вечер репетировал перед зеркалом. Научился обалденно размахивать руками - как мельница. Вот Юсси-то позавидует... он-то руки только поднимать и опускать умеет.

7 февраля.
Так здорово махал руками (тренировался), что даже соседский сурок выпал из спячки. Разбил любимую мамину вазу - подарок на День Рождения. Очень обрадовался, так как терпеть ее (вазу) не мог. Решил и дальше что-нибудь побить, но ничего под руками не оказалось. Пришел Юсси. Я ему показал, как я умею махать руками, на что он усмехнулся и начал вилять бедрами, размахивая ногами. Так мы перебили всю посуду в кухне и стеклянный журнальный столик в гостиной (интересно, откуда это все там взялось?? Мы уже давно пользуемся только пластмассовыми стаканами и тарелками, а в гостиной у нас деревянный ящик, сколоченный на скорую руку). Оказалось, что мы дотанцевали до соседей, которых в это время дома не оказалось.

8 февраля.
Готовимся к концерту. Точная дата его не известна, но я так, на всякий случай. Стойки для микрофона, равно как и самого микрофона в моих закромах не оказалось. Но это не страшно... воспользовался палкой от швабры - скакал на ней по дому. А голос у меня и так сильный. Теперь дома очень холодно - все насквозь продувает... Надо поставить стекла покрепче...

9 февраля.
Впадаю:в депрессию. В этот раз впадается легче, чем в прошлый. Наверное, это из-за разбитых стекол и из-за того, что скоро день всех влюбленных. Взгрустнулось. Интересно, а меня кто-нибудь поздравит? А я кого-нибудь? Надо подумать, надо выпить:Может, курить начать:?
Звонил В. Вало, пытался объяснить ему, что собираюсь сделать. Он, конечно, сказал, что я полный дурак, и мне лечиться надо. Хотя, таких как я не лечат. Я обиделся в конец! Не буду дарить В. Вало 'валентинку'! Тем более, что я знаю, что он пи мне 'валентинку' не подарит. Юсси подарить что ли:или Лайхъяле? Но Лайхъяла обидется и с топором придет. Я его знаю. Поздравлю одного Йонне. Надо ж кого-нибудь поздравить! А то, что это тогда получится? Решил. Поздравляю Йонне.

10 февраля.
Нет. Я сделаю круче! Я разошлю всем 'валентинки'. Без подписи. Пусть помучаются! Очень обрадовался! Даже выпал из депрессии. А так долго впадал: Хотел было расстроиться, но никак было.

11 февраля.
Играл в снежки с Йонне:Попал ему в глаз, потекла тушь. Он расплакался, убежал и сказал, что больше меня не любит. Как же так?! Я же не нарочно! Очень расстроился. Пришел домой. Юсси пьет с В. Вало как обычно. Я один. Совсем один. Надо обязательно впасть в депрессию снова! Вот придут, а я в депрессии. Представил их лица и даже порадовался.

12 февраля.
Всю ночь впадал в депрессию - никак не получалось. Я каждый раз представлял лица В. Вало и Юсси и очень радовался при этом. В общем, не поспал ни фига. Спустился к завтраку. В зеркало не посмотрел. Юсси и В. Вало (они что тоже всю ночь не спали??? Или:Блин, сколько раз говорил Юсси, что запрещаю ему водить в мой дом кого попало!) удивленно смотрели на меня минут пять. Потом спросили, а не впал ли я случайно в депрессию: Удивился. Пошел посмотрел в зеркало. Впал в депрессию: ну и харя! Неудивительно, что Юсси пригласил В. Вало - кому я такой урод нужен?

13 февраля.
Надоело. Решил развеять депрессию. Пошел по магазинам. Ой, накупил всего! Вкусно пахнущее мыло, цветочную пену для ванны, укрепляющий шампунь для окрашенных волос, пушистое полотенце и новые носки. Теперь я буду вкусно пахнуть, и Йонне опять меня полюбит! Очень обрадовался.

14 февраля.
Разослал 'валентинки'. Без подписи. Как хотел. Ура! Юсси меня поздравил с праздником! Подарил мне какие-то духи... Сказал, что теперь от меня будет пахнуть... Да, действительно пахнет. Так пахнет, что В. Вало держал дистанцию в три метра и ближе не подходил и даже убегал, когда я пытался поздравить его с именинами, Вилле Лайхъяла вообще полез за топором, сказав, что я - позор, но не ночной и даже не дневной и уж тем более не сумеречный! Я так и не понял, к чему он это.
Эти духи мне подарил Юсси, перевел название, они называются как-то странно и непонятно: какая-то Москва, да еще и Красная! Озадачился.

17 февраля.
После празднования все еще вкусно пахну: Не помню почему: Только что от Юсси узнал, что Йонне любит земляничную пену для ванны и вообще запах земляники. Интересно, откуда он знает? Спросил у Юсси. Но не прямо. Зашел издалека. Начал спрашивать про попойки с В. Вало, про тяжелую жизнь барабанщика и т.д. Спрашивал часа два. Юсси не стал отвечать на мой вопрос. Да почему никто не хочет отвечать на мои вопросы? Я сказал, что Юсси дурак. Он обиделся и, пересев на диван спиной ко мне, уставился в телевизор: Даже не включив его: Наверное, сильно обиделся. И что? Мне опять идти мириться? Помню, мирился с В. Вало, точнее не помню:Но все равно! Не пойду! Тьфу на всех! Буду лучше песни сочинять. Сочинял песню. Не сочиняется. Опять впадаю в депрессию. Заперся в комнате, включил музыку для глубокой медитации (русскую народную) и погрузился в чтение какой-то газетенки. Наткнулся на статью про борьбу с депрессией. Прочитал и впал в еще более глубокую депрессию. Как из нее теперь выходить не знаю: Вывел бы кто, что ли:

18 февраля
В андеграунд баре я отловил Кристуса. Сказал, что хочу с него нарисовать gothic girl (готическую девушку). Но Кристус почему-то обозвал меня каким-то плохим словом. Я даже немного расстроился. И я решил долго с ним не разговаривать, засунул кляп в рот и притащил домой.
Дома привязал Кристуса к креслу. Нарисовал. Вот, что получилось:
После этого решил отпраздновать с Кристусом написание картины. Отпраздновали хорошо, потому что я ничего не помню.

19 февраля.
Гулял по улицам. Какие-то радостные готы сидели на парапете, весело болтая ногами и распивая лимонад "Буратино". Озадачился. Подошел к ним. Налили лимонада. Но он мне не понравился. Пузырьков мало. Спросил, почему они не в депрессии. Оказалось, что быть в депрессии уже не готично. А я все пытаюсь в нее впасть. Очень обрадовался! Уже не надо впадать! Надо это отметить.
Пошел в бар отмечать. Встретил там Юсси, Вилле Вало, Юху-Пекку и Лайхьялу. Дальше не помню...

Отредактировано Loneliness (23-01-2010 13:37:56)

24

Продолжение
Финская Весна.

5 марта.
Проснулся на мокром диване в мокрых штанах. Долго удивлялся, откуда столько воды натекло. Потом вспомнил ВСЕ! Всем оказался безумный Вилле Вало и неудачная попытка помыться. Решил помыться хотя бы сейчас. Попытка удалась. Я даже кожаные штаны снял. Обзвонил всех и рассказал, что я таки помылся. Но никто не обрадовался. Почему?? Расстроился. Электричество так и не дали! Мылся в темноте, поэтому периодически стукался всеми выпуклыми частями тела о кафельные стены. А так как выпуклых частей в моем теле много, то вылез я весь в синяках. Как мне везет! Чувствую, что снова впадаю в депрессию. Впадал до самого вечера. Правда, после сытного ужина (собственного приготовления) впадаться перестало. Выпил пиво (бутылок 10). Вместо депрессии впал в жесткую эйфорию. Так продолжалось до утра. Под утро уснул.

6 марта. Под вечер.
Проснулся. И почему мне так плохо?! Не понимаю. Что происходит?! Со мной что-то не так, точно. Вот только что??? Пытался слезть с кровати. Упал. Ударился головой о тумбочку, сверху на меня упал телефон и дико зазвонил. Целых пять минут силился понять, где же именно звенит - в моей голове или все-таки в телефоне. Победил телефон. Снял трубку. Оказалось, что это мама. Долго пытался ей объяснить, что у меня все хорошо, и я просто уже лег спать, а не только что проснулся. Но мама тогда спросила, что ж я делал днем, раз я уже в постели:На это я долго мычал в трубку, но ничего вразумительного промычать не удалось. Мама бросила трубку. Странно, однако.
Я медленно встал на четвереньки и пополз в направлении кухни. Головой открыл дверь. Правда, головой открывать пришлось долго, потому что дверь открывалась на себя. На кухне я вскарабкался на табуретку и долго успокаивал пульсирующие ощущения в голове, приложив к ней кусок сырого мяса, добытый мною из холодильника. Мясо быстро растаяло, и я весь перепачкался и стал похож на маньяка-убийцу с явно шизофреническо-параноидальным синдромом, поскольку был одет в розовую пижаму в мишку.
Раздался звонок в дверь. И я, свалившись с табуретки, пополз открывать, весь в мясе. На пороге стояли Вилле Вало, Йонне Аарон, Юсси и Юха-Пекка. Они медленно опустили глаза вниз и увидели меня. Йонне закричал и напрыгнул на Вилле Вало, от чего тот покачнулся и упал на каменный пол. Юсси зашелся истерическим смехом и сказал, что я давно так не прикалывался. Я что делал это раньше??? Удивился. Причем крайне. Юха-Пекка молча отодвинул меня ногой и ринулся в туалет. Оттуда раздавались недвусмысленные звуки. Странно, однако. В. Вало прошел в комнату со все также висящим на нем Йонне, Юсси посмеивался, а я пополз в ванную переодеться. Через полчаса я, наконец, пришел в себя и даже смог дойти до комнаты. Юха-Пекка вышел из туалета весь зеленый и на мой вопрос, что же с ним все-таки случилось, решил отмолчаться.

7 марта.
Выяснил, что цветы почему-то стали стоить столько, сколько получает вся моя группа за один концерт. Очень расстроился и озадачился. То ли я так мало получаю, то ли что-то происходит.
Оказывается, происходит. Происходит праздник, который как-то очень странно называется - Международный Женский День! Этот день - 8 марта. А мне кроме мамы поздравить некого! Расстроился. Но потом обрадовался, потому что иначе я бы совсем разорился на цветах. Но когда вышел на улицу снова расстроился. Везде висели плакаты, везде продавались цветы и во всех магазинах для женщин были скидки в 30% и больше. О, как я расстроился, что я не женщина!!! Но позже решил, что нужно ввести международный мужской день! Пошел домой писать письмо президенту Финляндии. Достал лист бумаги и стал писать о том, что я несчастный музыкант прошу, нет, требую ввести мужской день! Думал, как подписаться. Подписался как обычно - J69. Она поймет.

7 марта. Ночь.
Крался до ближайшей клумбы в городском парке. Хотел под покровом ночи надергать цветочков для букета. Потому что денег у меня не хватает, в копилке осталась одна мелочь. Под матрасом обнаружился 1 евро, а в сливном бачке в пакетике все, что было, промокло и полиняло. Положил купюры на батарею подсохнуть. Чем черт не шутит! Странно, однако, но в городском парке оказался сторож. Да еще и с собакой. Хорошо, что я надел старые полинявшие джинсы: Я уже почти дотянулся через оградку за цветком и тут я услышал рычание со стороны своего тыла. Я перелетел через оградку в мгновение ока, приземлившись ровно посередине клумбы, подмяв под себя все цветы. Тут подбежал сторож и посветил на меня фонариком. Стало очень ярко, и я сразу же надел очки. Сторож заорал и кинул в меня фонарем. Он попал мне прямо между глаз, и я отключился, свалившись за клумбу. Наверху, возвышаясь над клумбой, остались торчать мои ноги, обутые в старые, рваные дедушкины кирзовые сапоги. Собака (большая) подбежала ко мне и украла мои сапоги! Я в шоке!!! Потому, что я знаю, что сторожу мои старые сапоги не нужны, а вот собаке:Когда я очнулся, начало уже светать. Я поплелся домой в одних носках. Мои белые носки почти сразу стали черными. Зато готично, хоть и неприлично. Да! Ура! Я готичен. Я все равно готичен. Несмотря ни на что. Если, конечно, можно быть готичным в грязных носках и грязном же плаще-кроватке, тьфу, плаще-палатке, взятым мной на случай дождя. Дождь, естественно, пошел, когда я валялся в обмороке носом в земле, поэтому плащ мне не понадобился, что очень обидно. Придя домой, я рухнул прямо в коридоре и уснул.

8 марта.
Каким-то образом включился телевизор. Там пели про международный женский день. Открыл глаза, я на диване. Странно, а ведь помнил, что заснул в коридоре. Посмотрел на себя. Странно, однако. Я был одет в костюм и галстук. Глаженое все было. Не понял ничего. "Мама!" - тихо сказал я. "Не-е, не мама." - хохотнул знакомый до боли голос. "Если не мама, значит папа!" - подумал я. "Какой я тебе папа!" - сказал знакомый голос. "А кто тогда?" - простонал я. "Догадайся, голубчик." - голос продолжал глумиться. Но я никак не мог догадаться. Как ни думал, но все равно не догадался. И почему я такой недогадливый? Я лежал на диване с закрытыми глазами и думал. Так усиленно думал, что заснул. Вдруг голос потряс меня за плечо и снял с меня очки. Я долго орал. Очень долго. Оказывается, собралась вся моя группа, все мои друзья и принесли с собой много чего съесть и выпить. Я очень удивился. Сел. Протер глаза и улыбнулся. Юха-Пекка опять пришел с букетом красных роз, Юсси курил на балконе, Вилле Лайхъяла что-то жарил на кухне, Вилле Вало сидел в кресле с гитарой и что-то нудно напевал. Без шапки! Йонне тоже был без шапки. Но это не так странно как Вилле Вало без шапки. Я встал, поправил пиджак и решил сказать речь. Все собрались и зааплодировали. В. В. Даже поставил для меня стул. Я залез на стул и прокашлялся. И сказал! О, как я сказал! Даже сам прослезился. Во время моей речи в комнату вошел В. Л. С подносом в руках. Все на меня забили и бросились к еде. Я хотел обидеться, но передумал и закурил. Все почувствовали запах табака и обернулись. Я стоял на стуле и курил. Да, я курил. О, как я курил! Все прослезились, закашлялись и выбежали из квартиры звать пожарных и реанимацию для Йонне. Я слез со стула и тоже выбежал на лестницу и стал звать пожарных громче всех. Пока дверь была открыта, дым выветрился, и Йонне не пришлось откачивать. Он сам откачался и во всю поедал то, что принес Лайхъяла на подносе. Маленький, голубоглазый мерзавчик. В. Вало пришел, увидел это все, у него дрогнула нижняя губа, он подошел к Йонне и натянуто сказал: "Ты:ты тоже дурак!" Плюнул и вышел вон. Йонне, сожрав все, что было на подносе, сыто щурился в углу. "Какой жадный!" - покачал головой миролюбивый Лайхъяла, выуживая из-за пазухи топор. Йонне громко сглотнул, я сел там, где стоял, Юха-Пекка спрятался за занавеску, я Юсси залез в диван. Прямо в него. И сложил диван. Я не успел удивиться. В. Л. Тяжело вздохнул, закинул топор на плечо и ушел, хлопнув дверью. Ну вот. Из-за того, что Йонне сожрал всю еду, испортили праздник! Ну, все. Я пошел на Йонне: В результате моих похождений я остался совсем один, но в костюме. И с Юсси в диване. Костюм все еще не помялся. Я решил пойти поужинать в ресторан. Снял с батареи все деньги и пошел.

8 марта. Вечер.
Дошел до своего любимого трактира "У Пекки". Трактир "У Юхи" был на другой стороне закрытый на бессрочный ремонт. Я решил гульнуть на все деньги. Подозвал официанта (гарсона, как я его обычно называю), заказал графин клюквенной водки, пирог с рыбой, почки телячьи с чесночком, блины с икоркой, капустку квашеную. В общем, все по-нашему, по-фински. Эх, гулять, так гулять! Заказал стриптиз, но только потом узнал, что сегодня мужской стриптиз, так как праздник-то женский. Но я даже не расстроился. Какая собственно разница?! После двух графинов водки мне было уже до лампочки, кто там на подиуме раздевается. Я все равно ничего из-под стола не видел. По мне так там хоть кролики с оленями были бы. Хотя, если так подумать, то кролики с оленями даже интересно. Но так как мне было все равно, то мне и было все равно!!! Кто-то вывел меня на улицу, усадил в такси и даже назвал мой адрес. Я знаменит! Народ даже знает мой адрес! В общем, очутился дома. Юсси вылез из дивана и смотрел телевизор и жевал попкорн. Я вздохнул, и, шатаясь, побрел в спальню. И уснул. "Наконец-то" - донесся до меня возглас окружающих.

9 марта.
Как болит голова! Что было-то?! Почему я ничего не помню??? У меня опять?! Амнезия?! Мама! Мамочка!!! Звонок. Звонила мама. Оказывается, я забыл ее поздравить. Она сказала, что я неблагодарный сын и что она мной недовольна. Но самое главное, что мой младший братик маму поздравил. Убью! Вот пойду и убью! Только где его найти? Да тем более с такой-то головой. И как мне искупить вину перед мамой? Ах, я просто в шоке. Что же мне делать? Тут мой взгляд упал на принесенный Юхой-Пеккой букет красных роз. Ура! Я больше не в шоке! Розы даже не завяли. Ура, я могу ехать к маме. Я спасен! Схватил букет, укололся, облился, уронил его на пол, попутно свалив вазу. Но я не расстроился. Ибо я был спасен!
Приехал к маме, с криками, воплями и паданием на колени вручил ей букет. Мама растрогалась и немного прослезилась. Мама накормила меня вкусным обедом. Очень радовался. Радовался пока не пришел мой брат. Мои глаза из голубых стали красными, кулаки сами собой сжались, и я вставал из-за стола. Вставал, но застрял между стулом и столом. Но я не растерялся, я вышел в коридор вместе со столом. И решил задавить братика своей массой в совокупности с массой стола. Но братик не испугался. Он шандарахнул кулаком по столу, и стол развалился. Я озадачился. Но брат приобнял меня за плечи и сказал, что братья ругаться не должны. Мои глаза и нос приобрели нормальный цвет: глаза - голубой, нос соответственно - красный. Я тоже обнял брата и упал к нему на шею. Мы плакали друг у друга в объятьях, а мама с папой умилялись на нас.

10 марта.
Проснулся один. Никого дома нету. Я везде смотрел и в шкафу, и под диваном, и в ванной за занавеской. НИ-КО-ГО. Сел на пол посреди комнаты и зарыдал. Я опять остался один. И никого рядом нет. Одно сплошное расстройство. И как тут можно не впадать в депрессию?! Оказалось, можно. Я себя развлекал: баловался по телефону. Звонил В. Вало, включал матерные стишки и бросал трубку. В. Лайхъяле тоже так звонил, но потом вспомнил, что у него определитель номера стоит. Теперь жду его у себя. Будет меня развлекать. Звонил Йонне и томно дышал в трубку, издавая неприличные звуки. Так он меня узнал и спросил, не умираю ли я там часом? Озадачился. Почему это умираю??? И как он меня узнал по вздохам и неприличным звукам? Совсем озадачился.
Раздался звонок в дверь. Я не открывал. Я знал, что это пришли В. Лайхъяла и топор. Звонок не умолкал. Я молчал и полз к двери, как финский партизан, на пузе, цепляясь за ковры, стулья и шкафы. Посмотреть на это собрались даже рыбки в моем аквариуме. Я подполз к двери и сказал: "Пароль!" "Крыса в платье." - был ответ. "Нет" - подумал я - "глиста в скафандре." Но дверь открыл. Зачем я это сделал? Мне показалось, что я увидел то, что подумал, то есть глисту в скафандре, но это оказался В. Вало в обтягивающей футболке. Фу:отлегло. Он прошел в комнату, сел на диван и закурил. Я дополз до него, снизу схватил сигарету и быстро выкинул ее в окно. "А-а-а-а!" - сказал В. Вало и вздрогнул от неожиданности. "Ты че сделал то, чмо в розовом?!!" - угрожающе спросил В. Вало. Я стянул розовый шарф и бесстрашно сел напротив. После того, как выпроводил разъяренного Вало, решил поехать к маме. Что-то последнее время я к ней зачастил:

11 марта.
Ехал домой от мамы. Погода была ужасная. Я долго мерз на платформе, ожидая поезда домой. Скакал по вокзалу, махал руками (они были без перчаток) и пытался махать ногами, но мои попытки были резко прекращены другими ожидающими. Но я не расстроился! Я начал петь! Я пел, как мог. Громко, мрачно, загробно, но ожидающим это опять не понравилось, и они меня хотели побить. Но я не дался, ибо подошел мой поезд, и я замаскировался внутри. Сидел на скамейке в самом дальнем углу вагона и зыркал на всех злобным взглядом, прикрывшись темными очками и розовым шарфом. Почему-то рядом со мной никто не садился. Странно, однако. Понюхал себя. Вроде, вчера мылся. Однако, странно. Через полчаса в вагоне стали появляться странные личности, одни что-то продавали, другие что-то пели и им за это давали деньги! Я купил пирожок с грибами, понюхал, откусил кусочек, мне понравилось, и я его весь сунул в рот. Грибы были какие-то странные, скользкие и немного горькие. Потом, вспомнив про деньги и пение, решил спеть. А вдруг и мне дадут?! Так, воодушевившись, я залез на скамейку ногами и запел Арию из Аиды. Откуда я ее знаю?! Мне дали, но не денег. И не совсем то за что можно дать денег. Дали мне по голове. Я ненадолго отключился, а когда очнулся, почему-то начал смеяться. И просмеялся всю дорогу. И даже по дороге домой смеялся. Какой-то странный пирожок попался. Поднимался по лестнице, так мимо меня пробежал белый заяц или кролик, я не разобрал, и нырнул в маленькую дверцу в стене. У кролика или зайца были большие карманные часы, и он все время на них смотрел. Я закричал и побежал за ним. Но маленькой дверцы в стене не оказалось:я со всего размаха ударился о стену лицом. Сполз на пол. Из носа шла кровь, но мне все равно было очень смешно. Тут я увидел поднимающегося В. Вало (видимо, он шел ко мне), он меня увидел, заржал и сказал: "Ну ты, Юрки, точняк дурак! Пирожок с грибами в электричке купил! Ха-ха-ха!" И Он медленно съехал по стенке. Тут я подумал, что В. Вало, наверное, всегда ест пирожки с грибами, раз он все время ржет. Ура, я разгадал его секрет. Дальше совсем ничего не помню.

12 марта.
Очнулся оттого, что В. Вало снова поливал меня водой из чайника. Я плевался, мычал и выставлял вперед руки, махая ими. В. Вало остановился, потрепал меня по голове и сказал: "Ну, все, хорош. А теперь стричься!" "А? Что? Зачем это? Я и так неплохо выгляжу." - возражал я с дивана. "Нет, ты выглядишь ужасно - весь зеленый, на голове шишка и спутанные черные лохмы, крашенные к тому же! Стричься, только стричься. Старик, надо уже меняться как-то начинать." - В. Вало был непреклонен. Но я же и так поменялся. Как же мой розовый шарф, дырявые розовые перчатки, любимые кроссовочки на платформе, тоже, кстати, розовые?! Но нет, на Вало это не подействовало. Я плакал, упирался, пытался спрятать все ножи в доме, но у Вало был свой, перочинный: Маленький и тупой. Он им еще в школе рогатки стругал. И вот так вот у меня появился еще один неотразимый штрих моего умопомрачительного имиджа - модная челка авторского (В. Валиного) производства. Я смотрел на себя в зеркало, рыдал в голос, пытался побить В. Вало, но он ловко уворачивался. Зато, как он заметил, надо меньше краски для волос, а не так как 15 лет назад. Но я все равно рыдал. Я понял: во всех моих неудачах виноват именно Вилле Вало! Поняв это, я взял швабру, выставил ее вперед и пошел на В. Вало. Так я вымел его из моего дома. Мне сразу полегчало, и я пошел пить чай, поправляя челку.

13 марта.
Стоял перед зеркалом в ванне и страдал. О, как я страдал! Я поднимал челку руками вверх, сдувал ее феном, заправлял за уши, зачесывал на бок. Ничего не помогало. Тогда я достал гель-супер-фиксацию, которым пользуется Юсси, когда остается у меня, но последствия были ужасны: у меня на голове спереди было то, что у Юсси на голове сзади. Это, должно быть, авангардно, возможно, даже шикарно, но выглядело это явно отвратительно. Да, эпатировать у меня не получиться. Если я так выйду, то меня заберут. Что мне делать-то горемычному? "Мама, - подумал я - мама должна мне помочь." И я бросился к телефону, но в телефоне была тишина. Мне это не понравилось. Я его потряс - ничего, стукнул кулаком - опять тишина, бросил на пол - он раскололся, зараза такая! Побежал к соседке. Долго звонил в дверь. Соседка у меня старушка хорошая, только глуховата немного. Оказалось, это телефоны во всем доме не работают. Зря разбил свой аппарат. Очень расстроился. А как же мне теперь позвонит мама?! Мой друг Вилле Вало?! Мой барабанщик Юсси?! Все, завтра соберусь с мыслями и куплю новый. Переносной.

14 марта.
Покупал телефон. Пошел в самый большой магазин в городе по продаже бытовой техники. Посмотрев на цены, я чуть не подавился. Сколь же мне на разогреве трудиться, чтобы заработать на приличный телефон! Да вон на тот Siemens хотя бы. Самой старой модели. Или, может, вон тот Panasonic? Бегал по магазину, заламывал руки. В конце концов, дрожащими руками достал денежку и:и купил телефон Philips с цветным экраном и полифоническими мелодиями. Главное, не путать с сотовым. Так, а где мой сотовый??? Может, это тот белый заяц его у меня стащил? Надо будет найти этого белого паршивца. Придя домой, рылся во всех ящиках, смотрел даже в бачке унитаза, но нашел его в стиральной машине. Хорошо, что не стирал:Потом достал новенький телефон, поставил его рядом с кроватью, протер тряпочкой, включил в сеть и в телефонную розетку. Он пикнул и зазвонил. Я подпрыгнул и схватил трубку, нажал на кнопочку. Ура! Звонила мама. Я ей рассказал о своем горе и злодее В. Вало. Она посоветовала завязывать челку цветными резиночками, как делает она своей болонке. Я озадачился и даже немного расстроился. Интересно, а как цветные резиночки будут смотреться на черном? Не согласился с этой идеей. Решил лучше пойти к:к:а-а-а:к кому мне пойти?! Расстроился, ибо идти было не к кому. Я один совсем один. Взял телефон, прижал к груди, лег на диван и заснул:

15 марта.
Разбудил меня звонок. Я долго боролся со сном, залезал головой под подушку, прижимал ее ругами и ногами, но ничего не помогало. Я схватил трубку телефона и гаркнул "Алле, гараж, я же сплю!" и радостно бросил трубку в мусорную корзину. Звонок не прекращался. Озадачился. Забыл нажать на кнопочку! Вот же:Дополз до корзины, сел на пол и ответил. Это оказался Йонне. Че-то говорил много и долго, я так и не понял, что именно. Я дослушал, спокойно сказал "Электричку тебе навстречу!" и нажал на другую кнопочку. И радостно бросил трубку в мусорную корзину! Дополз до дивана, влез на него и снова заснул. Опять раздался звонок. Я снова долго боролся со сном, но звонок был очень настойчивый, и мне пришлось снова ползти к корзине. Это был уже Юха-Пекка. Он тоже что-то долго говорил, но я сказал только "А тебе барабан на шею!" и снова бросил трубку, но в корзину не попал. А попал в аквариум с золотой рыбкой. "Снайпер, блин." - подумала рыбка. "Анка-пулеметчица." - подумал я. Полез вытаскивать трубку из воды. Я долго гонял рыбку по аквариуму, так она мне чуть палец не откусила по самый локоть. В следующий раз выловлю ее и съем. И не посмотрю на то, что она несъедобная. Выловил трубку. Долго ее сушил. Вроде работает. Зато промочил пижаму по самые плечи. Обидно! Она полиняла! Отбеливал пижаму в Ванише до самого вечера. Уснул в ванне на коврике рядом с тазиком, в котором была замочена пижама.

25

Продолжение
Финское лето!

1 июня.
В Финляндии лето Ура! Позвонил всем и поделился радостью. Правда, радости моей
никто не разделял. Было 6 часов утра. Юха-Пекка, Йонне Аарон и Вилле Лайхъяла
почему-то еще спали, а Вилле Вало вообще не было дома! Где был Вало?! Озадачился.
Пил на кухне чай все еще очень озадаченный. Съел с горя все, что было в
холодильнике. Когда съел все, еще больше озадачился, есть-то нечего. Лето
началось как-то грустно…

1 июня. Вечер.
Романтическое настроение. Радовался. Ходил по улицам родного города с розовыми
шариками и всех поздравлял с началом лета! На меня смотрели как на дебила. Один
парень мне сказал, что лето наступило не только в Финляндии. Ну совсем
озадачился! Как это не только в Финляндии?!! А где еще??!! Мне что теперь еще и
всех остальных поздравлять??? Озадачился. Подошел к ларьку с мороженым, купил 10
шариков малинового мороженого, поздравил продавщицу с началом лета и даже
подарил ей свои шарики (они просто мешали мне есть мороженое). Спросил где еще
наступило лето. Она посмотрела на меня как на идиота и послала…Учиться в школу.
Озадачился еще больше. Причем тут школа?! И что это вообще такое – школа? Начал
вспоминать…Ура! Я вспомнил. Я ходил туда лет 20 назад. Правда, зачем ходил не
помню… Ах, черт, накапал мороженым на новую розовую кофточку!!! Теперь она
грязная и сладкая. Но ничего! Снял кофточку и начал слизывать с нее мороженое.
За этим делом меня и застал насмешливый голос Вилле Вало: “Старик, ты что это
творишь??? Бомжом заделался на старости лет? Ну да, понимаю…ты не вынес того,
что моя группа такая знаменитая, а твоя, что и говорить совсем малоизвестная.” И
зачем-то сунул мне 1 евро, похлопал меня по плечу (почему-то с каким-то грустным
видом) и повернулся уходить. Тут меня осенило, что 1 евро маловато будет, на 1
евро поесть не купишь, а в холодильнике с утра пусто. Догнал Вилле и напомнил,
что он мне еще должен 199 евро. Тот удивленно на меня посмотрел и заявил, что
ничего такого не помнит. Хе-хе! Еще бы! Я тоже не помню. Но главное проявлять
уверенность и настойчивость, если хочешь от кого-то чего-то добиться (это я в
какой-то книжке читал…с каким-то сложным названием…то ли психология…то ли
сексология… не помню короче. Там еще много всяких сложных слов было). Или это
была моя настольная книжка ‘Кама- Сутра’? Не помню. Ну да, неважно. В. Вало все
равно сказал, что ничего мне не даст и скрылся в метрополитене. “Сам дурак.” –
бросил я ему в дорогу, и, зажав кофту, пошел домой весь грязный и липкий.

1 июня. Ночь.
Кто-то играл на бас-гитаре…Я в отместку играл на батарее…Та-а-а-кой рок концерт
забацали!!! “Соседи, вешайтесь, подонки!!!” – запевал я почему-то на русском. И
почти без акцента. Доволен собой. Очень! Подумал, а не выучить ли мне что-нибудь
еще по-русски. Заказал в интернет-магазине книжку ‘Словарь русского мата’ и ‘Русская
феня’. Ура, скоро буду блистать своими познаниями. В. Вало умрет от зависти!
Пусть начинает прямо сейчас. Йес! Я крут, я мега крут! Я тру! Во! Только что
такое это тру?!!! Озадачился. Посмотрел в английском словаре слово true. Не
понял. Я что теперь истинный что ли?? Я и так такой, что ого-го! Особенно много
ого-го оказалось на животе…между прочим, проколотом! Только что-то колечка в
пупке не видать. Я специально смотрел – не видно. Надо будет побольше поискать,
чтоб даже под футболкой видно было! Кто-то снова заиграл на гитаре, и мне
пришлось оторваться от разглядывания своего любимого пупка и вернуться к батарее
– без меня этот чувак не справится! Через некоторое время кто-то постучал в
дверь (не тот кто-то который с гитарой, тот все еще играл). Наверное, привезли
книжки! Открыл дверь и увидел кулак. А потом потолок и много звездочек. Почему-то
болел глаз…

2 июня.
Когда очнулся на полу, понял, что болят голова, глаз и почему-то спина, и еще то,
что пониже спины особенно…Что было то??? Вэк?! не помню! Ма-а-а-ма! Опять!
Амнезия! Пытался подняться с пола, встал на четвереньки, дальше подниматься тело
отказывалось напрочь. Так я простоял довольно долго, носом в вешалке для верхней
одежды, нос попал прямо в рукав моей любимой косухи и тут я понял, что все это
происки врагов моей Родины!!!! Газовая атака!!! Рухнул в обморок. Но тут пришел
Вилле Вало. Он поднял меня с пола, сбегал на кухню за льдом, приложил мне его к
глазу, намазал спину, что он там творил еще, я не знаю… Интересно, чем это он
меня намазал??? Спросил. Вало только как-то странно улыбнулся – “потом узнаешь…”
Узнал уже минут через 5. Бальзам “Звездочка”!!! И зачем русские придумали эту
дрянь?! Разозлился. Попытался вскочить, чтобы как следует дать Вало в лоб. Не
получилось. Болела спина и кружилась голова. Не смог разогнуться. Бегал за Вало
по всему дому враскаряку, согнувшись пополам и держа одной рукой лед на глазу. В
конце концов, лед растаял, и я поскользнулся. И снова упал. Перед этим я грязно
выругался. Так грязно, что соседка снизу стукнула шваброй в мой пол, но в свой
потолок. Да, я такой! Лежал в луже весьма довольный собой. В. Вало сидел на
подоконнике на корточках и ржал. Ну, точно, вылитый дурак! В. Вало так ржал, что
даже рухнул с подоконника. Теперь мы лежали рядом, но ржал уже я. Наконец, мы
оба успокоились. Я предложил пойти поесть. Вало удивился. Ведь он думал, что у
меня ничего нет. Конечно, у меня нет! Правильно он удивился. Но я знаю места,
где есть! Трактир “У Пекки”, “У Юхи” все еще закрыт – бессрочный ремонт.
Жизненно важный вопрос – где взять денег, я отмел, так как платить будет Вало.
Какой я умный! Вилле с радостью согласился. Интересно, он уже знает, что платит
он? Вряд ли. Он же, как я уже говорил, вылитый дурак. Ну да ладно. Сюрприз будет.
Выходя из дома, по дружески обнял Вало, нащупал кошелек. Значит, все в порядке.
Наконец-то я поем до отвала.!!!
Пришли в трактир “У Пекки”, а там сегодня день мужского стриптиза. Озадачился. А
вдруг меня заставят раздеваться?! У меня ведь трусы семейные до колен в
попугайчики!!! Видимо, мысли о нижнем белье отразились на моем лице, так как
Вилле Вало выгнул бровь и отступил на шаг. Я кое-как привел лицо в более или
менее приличное состояние и улыбнулся. Вало отступил еще на шаг и выгнул вторую
бровь. Так он был не просто вылитый дурак. А просто таки вылитый Даун. В конце
концов, мы нашли свободный столик подальше от сцены, и я смог вздохнуть спокойно.
От моего вздоха Вало съехал под стол. Я пнул его ногой, но не попал, а жаль…
Вало вылез из-под стола, сел напротив и робко улыбнулся. Я улыбнулся в ответ, он
сморщился. Что-то не так? В. В. Помолчал, поджав губы, затем попросил: “Юрки, ты
бы это…ну…улыбался пореже бы, а? А то твоя беззубая улыбка что-то нервирует…” Я
не понял?!!! Это он мне?!! Я возопил!!! Вскочил из-за стола… И тут же оказался в
свете софита. И чей-то громкий голос объявил: “А вот и желающий станцевать
стриптиз!” Вилле снова съехал под стол. Стол начал странно дергаться. А из-под
него донесся хохот Вало. Вот скотина! Надо будет заказать самое дорогое блюдо!
Блин! Что же делать с трусами в попугайчики??? Ну раз уж на то пошло, то сниму
трусы вместе со штанами. Так будет даже эротичнее! Удивлю присутствующих здесь
дам – будто я белья совсем не ношу. Какой же я умный! Загордился собой и вылез
на сцену. Оказавшись на сцене, я стал по привычке озираться в поисках микрофона.
Микрофона не было…Э-э-э-э-э-э-э…Что же это за стриптиз такой без песни??? Я
решительно отказываюсь исполнять стриптиз без микрофона. Я вообще без него
ничего не могу. Ну, совсем ничего не могу без микрофона!!! Заиграла музыка.
Странно, не моя…Вэк!!! Стоял, приложив палец к губам, силясь догадаться, что это
за песня такая. Точно не Gothic Girl и даже не The Chair ! Тогда что??! Так и не
понял. Администратор трактира таращил на меня глаза и делал руками какие-то
знаки. Чего?! Зачем это??? А! Догадался я. Люди хотят моего голого тела! Голого
тела в семейниках! “Народ хочет зрелищ!” – вспомнил я знаменитую фразу. Правда,
этот самый народ кроме зрелищ хочет чего-то еще…

Итак, я начал. Как сказал кто-то – ‘главное начать’! О! Как я начал! Главное
кончить не хуже! Я повернулся задом к публике и начал снимать косуху, эротично
двигая бедрами. Зал зааплодировал. Я приободрился! Меня любят! Я звезда! Да!
Косуха упала на пол с характерным металлическим звуком, следом упали мои любимые
69-е очки. Я обернулся, виляя плечами на манер цыганских танцев, призывно
сверкая глазами. Одна особо впечатлительная дамочка, издав протяжный стон,
рухнула со стула. Вало тихо взвыл. Почему это он взвыл?! Ничего не понимаю. Я
ведь весь такой горячий! Эх! Забыв обо всем, двигаясь под музыку, я взялся за
пряжку ремня…Раздалось несколько сладостных вздохов…Я дернул штаны резко вниз…Вздохи
разочарования…Не понял!!! А где?! Я опустил глаза вниз…и рухнул в обморок. Меня
подняли, куда-то уволокли. Очнулся я на заднем дворе со спущенными штанами. И…о,
ужас! Трусы не упали вместе со штанами! Так они и одеты: канареечного цвета с
веселыми оранжевыми попгайчиками на них. “Мама!” – подумал я…Пунцовый Вилле Вало
подумал примерно тоже самое, когда минут через 10 его выволокли из ‘У Пекки’ в
исподнем в кружавчиках. Правда, готичного розового цвета. Мы лежали снова рядом
в какой-то не особо приятно пахнущей луже и в картофельных очистках. Лето
начиналось шикарно! Пуская пузыри в лужу, я поднялся, подтянул штаны, взял за
ногу В. Вало и потащился домой… Голодный и злой! Да еще дурно пахнущий к тому же!
Дома залез под душ в ванну, а Вало запихнул в душевую кабину и включил холодную
воду. Помывшись, я сварил кофе (он у меня еще есть). Вало всё еще пунцовый,
отхлебнул кофе и робко сказал, что раз я видел его нижнее белье…Дальше он
зажмурился и замолчал. Я тоже помолчал. Подумал и снова помолчал. Идей никаких
не появилось. Я сделал умное лицо и коротко кивнул. “А-А-А-А!!!” – Вопил Вало,
уронил чашку на ковер, закрылся руками и попытался отбиваться от меня ногами. А
зачем отбиваться, если я ничего не делаю?! Однако странно. Все еще с умным видом,
я сел на табуретку с чашкой кофе в руках, сделал глоток и плюнул в Вало. Он
поутих и кинул в меня чашкой, которую заблаговременно поднял с пола. Совсем
оборзел! Я опять набрал кофе и снова плюнул! Попал! Ура! Вало утерся, встал,
показал мне язык и вышел вон. Я пожал плечами и улыбнулся.

3 июня.
Меня разбудил телефонный звонок. Звонил В. Вало. Сказал, что я дурак (это я
пропустил): “Юрки! Пора бы выпить пива!” Я так и не понял, мы же вчера пытались
пить! Но это была только попытка, и я с радостью согласился. Вот одно смущает:
кто платит??? Это всегда смущает. Ибо денег у меня нет. Пара евров валяется в
кармане моей любимой косухи. Больше нет, я искал! Причем, когда я искал у Вало,
у него было. Точно говорю, было! Но после того как я нашел, боюсь, что у Вало
уже нет. И у меня нет! Однако странно. Но скоро фестивали! Нам за них заплатят!
Правда, больше заберут, но заплатят. Я же коплю на новый велосипед. Пока в
копилке 20 евро с мелочью. Грустно! Где взять денег??? Долго думал. Сел на пол в
позу лотоса и начал думать…Заснул и стукнулся носом об пол. Проснулся.
Пили пиво с Вало в парке на скамейке. В результате оказались в полицейском
участке за нарушение общественного порядка. Я брыкался, плевался, кусался и
требовал звонок другу и адвоката! В. Вало сказал, что я дурак и что его друг
сидит в камере рядом со мной. Глупый-глупый Вало! Неужели он думает, что он один
мой друг? А как же Юсси? Юсси дома не было. Облом!

4 июня.
Все еще сидим в полицейском участке, так как Юсси все еще дома нет.
Наконец-то он дома появился и пришел в участок меня вызволять. Он долго
разговаривал с полицейским, показывал зачем-то размахивание руками, виляния
бедрами, указывал на меня, и они оба долго и громко смеялись. Я уже хотел есть,
пить и в туалет, хотя в обезьяннике и был ‘нужник’, но я категорически
отказывался делать дела при всех. Еще через час меня вызволили. Вало тоже за
компанию со мной.

5 июня.
Мой родной, дорогой туалет! Как я по тебе скучал, мой белый финский друг! Я
очень расчувствовался. Минут 15 проведя в моем прекрасном финском туалете, я,
расслабившись, вышел. Юсси тоже расчувствовавшись, сбегал в магазин за поесть.
Ура, я поем! Как викинг, я разрывал курицу-гриль зубами, жареное мясо – руками и
мог бы начать рвать ветчину ногами. Но Юсси меня остановил. А так бы я порвал и
Юсси в придачу к ветчине. Наевшись до отвала, я отвалил в спальню, рухнул, не
дойдя до кровати. И затих.
Юсси стоял надо мной, тихо курил и, наверное, думал обо мне что-то хорошее.
Мысли Юсси: “Вот же дал Бог вокалиста! За 15 лет уже достал по самое некуда! Уже
до участка добрался и жрет, как свинья!!! Господи, за что?! За какие-такие грехи??!!
Я буду хорошим, стану ходить в церковь, не буду поддаваться на уговоры своего
вокалиста материться на сцене!!!” Так Юсси и думал, пока я спал. Я же в это
время не думал ни о чем, ибо я спал. Спал как впавший в спячку ежик. Юсси потом
сказал, что я даже фыркал во сне.

6 июня.
Проснулся. Встал, побрел в ванну. Глянул на себя в зеркало – не узнал. Кто здесь?!
Долго тыкал пальцем в зеркало, щурил глаза, морщил нос, но изображение чудовища
из зазеркалья никуда не девалось. Да что такое? Здравствуй лицо! Когда ж ты
стало рожей?! В конце концов, я плюнул в зеркало, оно плюнуло тоже. Если бы я не
увернулся, оно бы точно в меня попало. Я чертыхнулся, взъерошил волосы, чудовище
в зеркале зачем-то сделало то же самое, и пошел в кухню, напевая песенку
виллеваловского сочинения. Но у меня это получалось лучше, чем у Вилле. А не
податься ли мне в группу Хим? Долго думал по этому поводу. Сидя на кухне с
банкой кофе в одной руке и Несквиком в другой
6 июня.
Проснулся. Встал, побрел в ванну. Глянул на себя в зеркало – не узнал. Кто здесь?!
Долго тыкал пальцем в зеркало, щурил глаза, морщил нос, но изображение чудовища
из зазеркалья никуда не девалось. Да что такое? Здравствуй лицо! Когда ж ты
стало рожей?! В конце концов, я плюнул в зеркало, оно плюнуло тоже. Если бы я не
увернулся, оно бы точно в меня попало. Я чертыхнулся, взъерошил волосы, чудовище
в зеркале зачем-то сделало то же самое, и пошел в кухню, напевая песенку
виллеваловского сочинения. Но у меня это получалось лучше, чем у Вилле. А не
податься ли мне в группу Хим? Долго думал по этому поводу. Сидя на кухне с
банкой кофе в одной руке и Несквиком в другой. В конце концов, я решил смешать
все в одной чашке. Получилось не очень вкусно, но зато экзотично. Попив бурды
непонятного цвета, я отправился на репетицию группы Хим.
Когда я пришел, Вилле Вало уже вовсю пел, а группа вовсю играла. Вало пел: “Фьюнерал
оф хартс”. О да, я ее хорошо знаю. Обрадовался. Очень. Пошел. Отодвинул Вало от
микрофона, эротично обхватил его пальцами с черными ногтями в кольцах и запел.
Играть перестал даже Гас…Не говоря уже об остальных музыкантах группы Хим. Но
меня это не остановило, я продолжал и без музыкального сопровождения. Вало
застонал, подошел ко мне, вырвал у меня из рук микрофонную стойку, гнусно заржал
и шандарахнул меня ей поперек спины, что я вылетел со сцены и упал в оркестровую
яму. Там я и очнулся где-то через пол часа. Огляделся вокруг, нашел много чего
познавательного, но непонятного назначения: какие-то странные листочки с черными
закорючками, непонятные инструменты, вроде, со струнами, но почему-то в виде
большой гитары да еще с палочкой в придачу. Хм, однако, странно. Затем я увидел
музыкантов группы Апокалиптика. Они что-то весело обсуждали. Я помахал им рукой.
Они враз помрачнели молча прошли мимо меня, даже не поздоровались. Однако
странно…Надо подумать…

7 июня.
Звонил Юсси. Бормотал что-то невнятное. Я так ничего и не понял. Показал Юсси
язык через телефонную трубку и сунул ее под подушку, пусть с ней и разговаривает,
раз такой умный!
Раздался звонок в дверь. Это был зареванный Йонне. Он бросился мне на шею,
умоляя его спасти. Так я не понял, чего ему надо?! Прорыдав еще с час, он,
умывшись, кое-как объяснил, что петь с Вилле Лайхъяла он больше не может!!! Я
так и не понял, почему?? В. Л. Мужик видный. Радоваться надо! Но Йонне не
радовался. Он поднял футболку, показав огромные синяки на ребрах и на лопатках.
“Лайхъяла тебя бьет?!” – изумился я. “Да, нет, чего ты!” – Йонне вмиг просиял,
но тут же снова заплакал – “Он просто меня обнял.” “Вэк!?” – не понял в
очередной раз я. “Вы что там на сцене творите. Извращенцы-самоучки?!” –
возмутился я. Но потом подумал, что меня так никогда никто не обнимал.
Озадачился. Озадаченность проявилась на моем лице, так как Йонне быстро
засобирался домой. Он ушел, а я так и стоял озадаченный.

8 июня.
Все еще озадачиваюсь, но уже не так сильно, как вчера. Решил позвонить Лайхъяле.
С ходу сказал, что он старый извращенец. Лу-Лу долго ржал в трубку, а потом
сказал, что кто старый мы по паспорту посмотрим. А затем, что он хороший
семьянин. И положи трубку. Я перезвонил и спросил, что он делает с Йонне. Лу-Лу
ответил, что это их личное дело и снова положи трубку. Моя озадаченность
возобновилась, так и не пройдя до конца.

9 июня.
Опять же озадачиваюсь. Никак не могу допетрить, что же такое они творят на сцене.
И что я тоже так хочу!!! Но мне не с кем, хотя… Можно помучить Юсси, он
маленький и дохлый, и если что, будет не жалко… Озадачился еще больше. Позвонил
Юсси и попросил его прийти. Когда он пришел, я тут же полез его обнимать и как
можно сильнее давить на разные места его щуплого тельца. Бедный Юсси, выпучив
глаза то ли от боли, то ли от неожиданного поворота событий, пнул меня кулаком в
живот. Кулак самортизировал и ткнул Юсси обратно. Юсси упал. Я заржал. Ура! У
меня получилось. Весь оставшийся день откачивал Юсси. Откачал. Уф, надо будет
еще потренироваться.

10 июня.
Пытался тренироваться еще. Сначала был фитнес – бегал за Юсси по квартире и
хотел его поймать. Потом были силовые упражнения: поймав Юсси, я пытался
вытащить его на середину гостиной, затем – греко-римская борьба: (ого!) Юсси
вырывался, кусался и плевался. Один раз (!) попал мне в глаз, другой – в рот. Я
плюнул в него обратно, он, кажется, захлебнулся, потому как закашлялся, но
брыкаться прекратил. Мне стало неинтересно. Понял, что из меня мог бы получиться
неплохой маньяк…Я бросил Юсси на пол, задвинул его ногой под диван, чтобы не
портил вид и пошел кормить хомячка. Да, у меня новый питомец – ангорский
пушистый хомяк персикового цвета. Я так и зову его – Персик. Я его очень люблю,
он меня тоже. Это я понял по выражению его лица, то есть морды. Нет, ну морда
как-то грубо звучит. Буду думать каким словом называть его рожу.

11 июня.
Хомяк сбежал! Нет, я знаю, его украли, похитили, сперли, умыкнули, стащили,
киднеппили. А-а-а-а!!! Что мне теперь делать?! А-а-а-а-а!!! Юсси, козлина, так и
валяется под диваном и никак не хочет меня утешить! Я пытался его оттуда
выкурить, но он накрепко там засел! Я его и шваброй, и пылесосом, и водой из
душа поливал. Без толку! Юсси - гад! Я всегда это знал. Черт меня дернул 15 лет
назад сказать ему, что он самый смазливый барабанщик Финляндии! Я бегал, кусал
локти, пытался кусать колени, нарезая круги по комнате. А если, а если у меня
потребуют выкуп?! Что я отдам похитителям?! Знаю! Я отдам им Юсси, если
выковыряю, конечно…Но с другой стороны, на кой похитителям Юсси? Тут я совсем
впал в депрессию. Тогда я отдам им Вало. Точно! Вало, хоть, более или менее
знаменитый.

12 июня.
Персика все нет. Я в депрессии. Даже не встал сегодня с кровати. Никто не звонил,
выкупа не требовал. Я уже прогрыз в подушке дыру, но никто не звонил. А-а-а-а,
бедный мой Персик!!! Я горько плакал. Так горько, что даже Юсси вылез из-под
дивана и подошел ко мне. Я на него даже не взглянул. Юсси потыкал меня ногой.
Наконец я на него посмотрел и …в одной руке Юсси держал моего хомячка! Я вскочил
с кровати, вырвал хомяка, поцеловал его в рыженькую мордочку. Потом бросился
обнимать Юсси, называя его спасителем хомяков и другими нежными словами. Но Юсси
при этом как-то странно на меня смотрел…Что такое? Но я не обратил на это
внимания, так как был очень рад. Не надо отдавать Вало! Порадовался и за Вало в
том числе. Он же такой, такой…Я не находил слов и решил сказать ему об этом.
Лично. Сегодня же.

13 июня.
Вчера сказать Вало о том, какой он не получилось. Я праздновал возвращение
хомячка! Так праздновал, что опять ничего не помню. Проснулся в обнимку с Вилле
Лайхъяла, а он в обнимку с Персиком. Персик лежал на животе у Лайхъялы на носу,
держа его лапками. Лу-Лу радостно храпел во сне свою любимую песню Until you’re
mine. Я так и не понял, песня что называется ‘Пока ты шахта’?! Лу-Лу что
заделался горняком?! Ужаснулся. Лу-Лу шахтер! О, Боже! Чего только не сделаешь
из-за отсутствия работы. Я живо представил себе, как я в шахтерской каске с
фонариком, шахтерском комбинезоне ковыряюсь в земле, и мне поплохело…Нет уж, я
лучше останусь идолом goth’n’roll’а! Но с другой стороны, может, горнякам платят
больше?! Озадачился. Звездам, точнее даже идолам goth’n’roll’а платят явно мало.
Причем явно только мне. Почему-то у Юсси деньги есть всегда. Ах, ну да, он же не
идол goth’n’roll’а! Тогда ему что платят больше?! Не понял. Ничего не понял.

14 июня.
Вчера весь день пытался добудиться Лу-Лу и узнать таки у него кто он на самом
деле: все-таки певец, игрец (то есть гитарист в PB), продюсер или шахтер? И
самое главное - сколько он зарабатывает? Но почему-то он не хотел будиться.
Неужели я ничего не узнаю?! О, как я расстроился! Так расстроился, что отлепил
хомяка от носа В. Л., засунул его обратно в клетку, насыпал корма. В. Л. Все
также дрых на моей кровати. Тьфу! Ушел, хлопнув дверью.

15 июня.
Вернулся домой от Вилле Вало. Что было у Вало, не помню. Дома В. Л. тоже не было,
но главное, хомяка тоже не было. Он меня предал, ушел вместе с горняком
Лайхъялой. Я топнул ногой, паркет треснул, в полу образовалась дырка. Озадачился.
Весь оставшийся день заделывал дырку в полу и ругался с соседями.

16 июня.
Ура! Хомяк вернулся! Правильно, я всегда знал. Что я лучше, чем Лу-Лу.
Решил пойти на озеро купаться. Но там уже купались лебеди. Я засмотрелся и забыл,
зачем пришел. Напрочь. Долго пытался вспомнить, разглядывая ласты, купальную
шапочку и маску с трубкой. Вдруг сзади раздался радостный оклик Юхи-Пекки и не
менее радостный его хлопок пониже спины. “За что?!” - только и успел подумать я,
падая носом в песок. Пока я плевался песком, Юха-Пекка все еще очень радостный
умыкнул мои ласты и маску с трубкой. У меня осталась одна шапочка. Я обиделся.
Ку да я с шапочкой?! Я сидел на берегу обиженный и надутый.

17 июня.
Репетировал. Пел, но это уже не интересно. Гораздо интереснее скакать на юссиных
барабанах. Юсси пытался столкнуть меня палочками, тыкая ими в меня пока я не
рухнул вместе со всей его установкой. Я лежал на полу под барабанами. Было даже
забавно. Вот только Юсси было почему-то не забавно. Он медленно встал, отбросил
палочки, подтянул штаны, вынул заглушки из ушей и сказал, что увольняется из
группы. И ушел.

18 июня.
Долго думал. Думал о том, как бы заставить Юсси вернуться обратно. Правда, после
того, как я сжевал 1,5 кг. сушек и 2 кг. сухариков с маком, возвращать этого
дурного маленького Юсси мне уже расхотелось. А захотелось взять Гаса из Хима. Но
кто же отдаст Гаса в обмен на Юсси? Опять долго думал, жуя бутерброд с колбасой.

19 июня.
Юсси вернулся сам. Я скорчил недовольную гримасу, пока он топтался у меня в
коридоре со скорбным выражением на лице. Потом я смягчился и легонько стукнул
Юсси по плечу, не забыв подставить ему подножку. А он мне – подручку. В
результате этих манипуляций мы оказались на полу. Мир был восстановлен, и мы
отправились в наш любимый андеграунд бар.

20 июня.
После андеграунд бара отлеживаюсь у кого-то дома. У кого – не знаю. Но судя по
окружающему меня беспорядку, я у Вилле Вало.
Смеркалось…Мы с Вало решили поразвлечься, развлекаться друг с другом нам было
скучно, и мы решили пойти в люди. Для большего плезиру мы угнали стоящий рядом с
валовским домом каток…

26

Дневник Юрки Линнанкиви

Эпиграф
Когда я брошу пить, все будет замечательно...?
Среда, 02 ноября 2005
00:12
Как-то спросил у Юсси как все ставят в записях крестики?Он сказал, что не знает.Сегодня он меня научил!Он узнал ради меня!Даже странно...Ну да ладно!Вот эта штучка!----†----УРА!Только зачем она мне?Ну, не важно!Главное я научился.

Вторник, 01 ноября 2005
21:18
юсси булочку кушает...Умилительно...

15:10
Проснулся у себя в номере от жуткой головной боли и собачьего холода...Продрал глаза.Огляделся.Я лежал в кровати, вокруг кровати лежала моя группа, рядом на кровати Бэм, в ногах спал Юсси свернувшись калачиком, рядом с кроватью что-то бубнил Вилле, кто-то еще был под кроватью, еще на кухне и где-то...где я не понял...Понял, что есть еще кто-то, потому что храпа было более чем много изо всех углов...Холодно было, потому что в окнах были разбиты стекла...Один волосатый шизик был доволен, он лежал толстый в соей клетке, видимо ночью умудрился подтащить к себе куски треснувшей тыквенной головы...Я встал с кровати и подскользнулся на бутылке, упал на кого-то...Но реакции не последовало...Решил пройтись до ванной, найти там таблетки или что-то, что бы уняло мою головную боль...Увидел себя в зеркале в ванной комнате.Сильно удивился.На голове красовались какие-то банты, губы были накрашены помадой алого цвета, тени на глазах...Какая-то зараза раскрасила меня, когда я был невменяем.Тут мимо прошел Юсси, протирая глаза.Он посмотрел на меня и бросил в мою сторону:"Привет, милый..."Сильно удивился...Вышел из ванной комнаты.Наступил на что-то, это что-то завопило благим финским матом...я не ожидал...Теперь немогу унять икоту...Впадаю в депрессию. @настроение: икаю и впадаю в депрессию

Пятница, 28 октября 2005
22:57 GIF
Вводишь на этом сайте свой ник или имя и программа выбирает тебе гиф...http://www.gif.10000.ru/whatgif/В итоге:Я-Юрки Юсси Арч Бази Тим-Тим Итог:ТАКОЕ НАДО ТОЛЬКО АЛКОГОЛЕМ ЗАЛИВАТЬ.Группа из животных и одной девочки-барабанщицы...Пошел пить с горя.

15:20
Ююююсси????!!!Ух... ТОЛЬКО ВЫ НИЧЕГО НЕ ПОДУМАЙТЕ!У меня ремень сломался...

Четверг, 27 октября 2005
12:03
Вчера плюнул на методы согревания у себя в номере.Ушел к Вилле.Он меня как раз приглашал в гости "на чай".Спросил заранее есть ли закуска, он сказал, что есть.Я просто тут решил приостановить себя с алкоголем.Пришел к нему.Сели.Выпили.Потом еще выпили.Еще...Этот сидит и курит.Я уже нагревшийся, все еще жду закуску.Не дождался.Видно закуской он называл сигарету...а я не курю...Ну что остается делать?Вина уже осталось мало...Ну я и занюхивал и запивал вино вином...Сильно опьянел.Как дошел до дома не помню.Однако я то протрезвел более ли менее, а вот Вилле, со своей хваленой закуской, до сих пор мычит в трубку...

Среда, 26 октября 2005
19:19 So cold...
Решил сегодня прогуляться, думал, что так как выпал снег, погода должна быть просто приятной...Вышел...И ведь подумал, что могу замерзнуть, но плюнул и пошел дальше.Прошелся по какой-то улице, удивился, что часть дороги была залита кипятком.Перепрыгнул через горячий поток, пошел дальше.Пошел снег.Закидало все лицо ляпами снега...С трудом избавился от снега на глазах.Дошел куда-то...далеко от гостиницы...Хотел зайти в бар...передумал.Решил вернуться домой.Встал ловить машину.Она окатила меня грязным снегом.Расстроился...Плюнул на машину.Стал спрашивать как добраться до гостиницы у прохожих.Мне методом ладоней и рук объяснили как туда дойти.Пошел.Запутался.Махнул рукой.Решил поехать в общественном транспорте.Сильно замерз...Позвонил Арч, а я даже не мог ответить:язык не шевелился, пальцы не работали.Сел в автобус, который едет до гостиницы...Меня истолкали, оттоптали ноги...Вышел.С трудом увидел куда нужно идти, потому что шел снег, нашел гостиницу...Вошел обрадовался, что я "дома", что там тепло.Тут ко мне подошли и говорят:"Господин Юрки, у нас случилась авария не большая...Из-за внезапных заморозков прорвало трубу, отключили горячую воду и отопление во многих домах и гостиницах...Приносим извинения...Постараемся обеспечить вас необходимым теплом до устранения неполадок..."Вспомнил про поток кипятка на дороге...Не мог ничего сказать...Замерз...Пришел в номер, бросил тряпочек волосатому шизику, укутался в одеяло, поставил чай...Сижу, греюсь чем могу...Расстроен...Здесь мне было тепло... @настроение: замерз

Вторник, 25 октября 2005
21:23
А это я писаю...

Воскресенье, 23 октября 2005
16:10
Нахожусь в непонятном настроении...На улице ревет дождь...Наверное это из-за него.Надо выпить...Еще скоро halloween.Надо провести репетицию перед закрытой вечеринкой.

04:52
Решил сегодня гульнуть до магазина.Хотя гульнуть-понятие растяжимое.Самые нормальные магазины находятся от моей гостиницы в нескольких остановках на транспорте.Хм...Все думаю...Хорошо это или плохо, что меня не узнают?Хорошо-что не порвут и не изнасилуют, плохо-что я им малоизвестен, а значит это явный минус для нашей популярности.Обрадовался, что мне в голову приходят такие замечательные мысли!Да еще и умно-логичные...Вобщем, вышел из гостиницы и сразу пошел дождь...Намок...Растроился от того, что боялся быть похожим на мокрого волосатого шизика.Т.е. на то животное, которое каким-то странным образом попало ко мне после дня рождения.Шел по улице, вдруг ко мне подбежал какой-то мужчина, дергает меня со спины за плащ и говорит:"Девушка!Не подскажете сколько времени...А можно с вами познакомиться?"Удивился.Повернулся к нему лицом.Он на глазах побледнел и убежал.Растроился...Неучто я такой некрасивый?Хотя то, что он меня с девушкой перепутал, сильно смутило...

Суббота, 22 октября 2005
04:07
На фотографии я болею.В шапке, в шарфе...А Юсси как всегда раздетый...Ничто ему...

03:40
Вчера сказал Юсси, что хочу уйти из группы...Не знаю, что на меня нашло.Арч сказал, что я дурак(как грубо!) и чтоб я выздоравливал и не думал о подобном.Подумал, что думать об этом не буду.Сегодня понял, что впадать в депрессию нет повода.Так жаль...А я уже привык.А еще я хочу в джунгли, только меня Юсси не пустит...Может в депрессию впасть?А то скучно...

Четверг, 20 октября 2005
17:31
Проснулся на полу...Рядом рюмка и шизик в клетке.Понял, что перебрал...Теперь еще и голова болит.Водка кончилась.Все...я в депрессии...Сейчас соберу себя в руки и пойду лифтером подработаю.Или еще кем-нибудь.@настроение: депрессия

13:20
Достал старые фотки.Это я с новым микрофоном.Да еще и из клипа!Я был так рад...Так гордился таким красивым микрофоном...

13:14
Сегодня встал утром от того, что за стеной, в соседнем номере включили песни негров, ну и всяких этих...лопостей...или как их там?Не выспался...растроился...Чувствую себя получше чем вчера-это радует.Скоро пойду зарабатывать деньги.На репетицию надо.Нужно что-то новое, а я не знаю что.Весь день за мной гоняется муза.Нужны новые спеэффекты, а где их достать, не имею понятия...Надо думать над этим...Может просто выучить новый танец?Еще ко мне так никто и не пришел из ребят.Все все еще пьют в честь того, что я заболел.А Вилле сказал, что я алкоголик, и что вампиры не болеют.Будешь тут алкоголиком!Последний раз выпил после своего дня рождения.Пошел к холодильнику.Там почти ничего нет.Зато там стояла бутылка водки.Достал бутылку, открыл, чекнулся о клетку волосатого шизика и хлебнул.Стало жарко.Понял, что легчает.Хлебнул еще, и еще.....@музыка: негровый музик @настроение: еще болею

Среда, 19 октября 2005
16:54
Сегодня чувствую себя еще хуже.Губы потрескались.Голос пропал, я даже слово не могу сказать.Сижу один в номере, никто ко мне не приходит навестить, ни у кого времени нет, все пьют по поводу того, что я заболел.Начинаю привыкать к волосатому шизику, только он скрашивает мое готичное одиночество.Готичность, это конечно хорошо для моего имиджа, но все же...Из депрессии так и не вышел, не знаю как.Надо позвонить Тило и спросить как из этой депресси выходить.Толко голоса пока нет...Надо сначала "заговорить".Эх... @настроение: глубочайшая депрессия хотя бы из-за того, что я не знаю как из нее выходить

02:15
Это мы когда-то с Юсси пить пошли...А нам не дали...Фоткать стали, ну и тому подобное...

01:52
Снова гулял по городу.Замерз.Сижу в тотал-насморке, горло болит, кашляю, чихаю...Это наверное не готично.Надо у Тило спросить.Впадаю в депрессию.Ребята опять будут смеяться надо мной.Пришел домой, сижу укутанный в огроменный шарф, который когда-то подарила одна фанатка.(фанаты!Я вас люблю!!!Ибо нет более полезных вещей, чем дарите вы...Правда водочку дарите чаще!...А еще деньги, а еще...)Он полосатый.Шерстяной.Сидел грелся...Спустя время, понял, что у меня на него аллергия, впал в еще более тяжелую депрессию...Достал другой шарф, он не греет.Впал в тааакую депрессию...Позвонил Вилле, он сказал, что это надо отметить.Я сказал, чтобы он пришел и принес на дом то, чем надо отметить.Вдруг в телефоне послышался дикий шорох, Вилле кричал что-то вроде:"А?Что?Что-то со связью!Потом перезвоню...."Бедняга...Только мне от этого не легче.Никто меня не придет навестить.Все заняты...А я тут один...Ну...Это конечно хорошо, потому что Тило сказал, что одиночество-это тоже очень готично.Но...Все таки...Впал в глубочайшую депрессию.Сижу и считаю степени депрессии...Холодно.Есть хочу.Выпить хочу.Эх...А как из этой глубочайшей депресси выходить?Хм...Об этого я не подумал...Зато готично...@настроение: глубочайшая депрессия

Вторник, 18 октября 2005

19:15
Вглядитесь в глаза моего барабанщика и вы поймете, что когда мы говорим, что вампиры, мы не врем... А это для тех, кто плохо видит. @настроение: отхожу от пьянки

Вторник, 18 октября 2005
19:10
Это я по телефону с Юсси говорю и штаны глажу...На спецэффекты денег не было, ну и сняли для клипа меня...

01:36 интересуюсь вашим драгоценным мнением

Понедельник, 17 октября 2005
13:33
Проснулся.Вижу перед собой синего Тимо-Тимо, зеленого Арчзи, малинового Бази...Лежу на руках у Фиолетового Юсси.Опять зажмурил глаза...Открыл, не проподает.Я им:"Только вы меня не увозите на другую планету...Я там дышать не смогу!"Обращаюсь к Юсси:"Правда, мамочка?"Думал это глюк...Меня стали трясти...Закрыл глаза.Открыл.Все нормальных цветов.Помню еще, что Юсси меня успокаивал.Ребята подали бутылку, чтобы я оклемался, я стал от нее отмахиваться...Сейчас лежу в кровати у Юсси...У меня на номере убираются.Рядом в клетке спит волосатый шизик...А ряддом в кровати спит Юсси...Неучто я оклемался?Хорошо бы...

02:55
Открыл глаза.Сильно пытался увидеть хоть что-то...Огляделся.Лежу в кровати.Рядом лежит Юсси.Удивился.Ощупал его.Оказалось он голый.Еще больше удивился.Юсси ко мне повернулся, обнял меня и женским голосом сказал:"Сынок, почему ты не спишь еще?"Зажмурил глаза...Открыл глаза...Никого нет.Лежу на полу, рядом топочет ногами в клетке пушистый шизик.На миг мне показалось, что оно смотрит на меня с сочувствием.Вспомнил про Юсси...Почесал затылок.Подумал, что такое лучше запить.Встал на ноги.Упал.Встал еще раз.Опять упал.Впал в депрессию.Дополз до бара, нащупал бутылку.Там была ровно половина.Налил в стакан.Выдыхнул, выпил...Лег поудобнее чтобы больно не упасть.Не упал.Удивился.Встал на ноги.Сел рядом с мышью.Оно сунуло нос между прутьев, а потом басом сказало:"Что?Все пьешь?Алкаш!У тебя уже белая горячка!"Упал в обморок...@музыка: грохот бутылок @настроение: белая горячка

01:47
Очнулся.Рядом какой-то пушистый шизик пытается сожрать прутья клетки.Протираю глаза.Вспоминаю, что это то животное, которое я не знаю откуда взялось.Сунул ей палец.Она меня укусила.Выступила капля крови.Больно.Растроился, впал в депрессию...Неучто можно так со мной?Решил продизенфиктсы...Короче обеззаразить.Пошел искать перекись водорода.(хоть что-то я помню)Пытался встать.Никак...Пополз...Получилось.Перевернул всю квартиру без того перевернутую, перекись не нашел.К этому времени встал кое как на ноги.Дошел до бара.Там нашел открытую бутылку с водкой и записку.Прочитать не смог.Плохо видел.Решил капнуть на рану.Подумал и решил, что зараза на мне уже явно здохла сама, ибо дизинф...вобщем...короче, у меня и так много спирта в крови.Да и водки жалко...Налил стакан, чекнулся о клетку пушистого шизика.Залпом влил в рот...................

Воскресенье, 16 октября 2005
18:26
Встал рано утром, часа в три дня.В одних трусах, на своей кровати.Голова болит.Ничего не помню.Подошел к заеркалу, еле отмахался...В баре нашел бутылку водки и записку:"С прошедшим днем рождения!Это тебе на опохмел."Приписка:"Добрые и неочень друзья".Позвонил Вилле, у него никто не берет трубу...До сего часа.Хм...Может он все еще отмечае мой день рождения без меня?Расстоился...В комнате нашел какую-то странную клетку с мышью, у которой волосатый хвост, как и она вся сама.Удивился.Когда она меня видит-топочет ногами.Сую палец в клетку, наровит мой палец сожрать.Может кто-то забыл?Надо оставить объявление в газете или обзвонить ребят...Хотя найти будет очень трудно этого хозяина, ибо пил со мной весь город, а может больше...А может вообще никто не пил сл мной.Я ничего не помню...Из-за этого впал в депрессию.И куда я дену это животное?Сижу и тыкаю ее через спици клетки карандашом.Налил себе стакан водки...Выпил................@музыка: шум в голове

00:47
Мммм...По поводу своего дня рождения ухожу в долгий запой...Точнее до момента пока деньги не кончатся.Если что, думаю добрые люди отнесут меня до моего номера.Нет ничего замечательнее, чем праздновать день перед праздником, день во время праздника, день после праздника, отметить то, как мы отмечали, вспомнить и ометить старые праздники и т.д.УХ!ГУЛЯЙ МОЯ ФИНСКАЯ КРОВЬ!!!Пусть потом болит голова...За то как отмечу!Сколько потом надо будет отрабатывать...Мда...Не буду думать об этом.Если, что устроюсь временно дворнивом, что ли...Или в кафе буду петь в качестве живой музыки.Может оценят?

Суббота, 15 октября 2005
00:56 С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ МЕНЯ!!!
Заходите!Пейте со мной!Сегодня будет весело!!! @музыка: все грохочет @настроение: типо хорошее...

17:49
Сегодня мне звонили со студии, из России. Просили приехать. Говорили, что много заплатят. Просят, чтобы я сказал, что Фабрика звезд - это круто, и что жить я без нее не могу. Что это такое мне не объяснили. Заинтересовался…Правда немного не по себе…Кто знает, что это такое эта фабрика звезд.

Четверг, 13 октября 2005
01:25
Устал сегодня еще больше...Впал в депрессию.Нафиг...Хочу быть лифтером...@настроение: депрессия


17:00
Сегодня я очень плохо спал.Понял, что значит быть жертвой вампира(какой же я тогда отвратный), меня не на секунду не оставляли в покое камары.Не успевал отмахиваться.Тоже мне...Гостиница...В захалустье каком-то!Надо пойти подработать.Вот все думаю кем...И ведь наверное на всю группу придется.Все...Я растроен...Впадаю в депрессию.Съездить еще разок в Россию на халтурку?Хм...Мысль...Надо это обдумать.@настроение: депрессия

00:26
За последнее время понял, что очень устаю.Репетиции репетиции и еще раз репетиции.Пойду к кому-нибудь умному и сделаю справку, что у меня орз.И еще я понял.Надо было с самого начала идти на лифтера.

2ой

Четверг, 03 ноября 2005
02:09
Сегодня тренировался красиво размахивать руками.Сильно увлекся и упал...В глазах зарябило...Больше так быстро махать не буду...Так вот.Я упал.На лбу поставил какую-то маленькую царапину.Решил продизфзи...ТЬФУ!Обеззаразить, короче.Пошел в ванную, стал шарить на полках, перекись не нашел, за то нашел пузырек со спиртом.Это мне наверное когда-то кто-то добрый дал.Чтобы я не заболел, чтобы похмелья не было или чтобы микробы в рану не попали.Хотя говорят, что нельзя заливать рану спиртом...Ну, да ладно.Наложил горлышко бутылька на порез и закинул голову назад.Не расчитал.Почти весь спирт вылился мне на лицо.Сильно защипало глаза.Я добежал до раковины, нащупал кран.Протер глаза.Поднял взгляд в зеркало.Вскривнул и чуть не лишился памяти...Неучто я могу быть таким некрасивым?Опять икаю...Ничего не помогает...Надо Юсси попросить, он меня напугает и у меня пройдет икота.Юсси умеет делать разных диких животных!Он рычит!Так здорово получается...А еще он лает!Как собака!Вот здорово...А я не умею лаять...Надо научиться...И Юсси позвать, пусть он меня напугает.

Суббота, 05 ноября 2005
15:07
Который день мои соседи играют на моих нервах...Жужжат дрелью.Не высыпаюсь.Пошел прогуляться.Зашел в магазин, купил кое-что по мелочи:Водки, рыбы, оленинки деликатесной...Еще чего-то...А то в холодильнике мышь повесилась.А заказывать в номер очень дорого!А у меня и так день ги почти кончились!Надо концерт устроить что ли...Так вот...Пока ходил по магазину, стемнело.Пошел обратно.Подскользнулся, упал...Весь в грязи испачкался.Так расстроился...Даже подумал, чтобы впасть в депрессию.Только пока не впадается.Ну и ладно...Когда упал, разбил бутылку водки, а ведь она так нужна, чтобы раны обеззараживать!Ну, ничего...Я вторую купил!Обрадовался, что я такой умный и запасливый!Пришел в гостиницу.На меня посмотрели и сказали, чтобы я пошел вон из гостиницы.Обиделся.Впал в депрессию.Ушел.Позвонил Бази(он у нас очень умный и ответственный), спросил, что делать.Бази сказал, чтобы ехал к нему.Подумал, что он тогда всю мою водку обеззараживающую выпьет, а водка в хозяйстве нужна.Я сказал, что приехать не могу.Тогда Бази посоветовал мне найти лужу и вытереть особо грязные места.Почесал затылок, пошел искать лужу.Вымыл плащ, штаны...Пришел в гостиницу.Меня пустили.Но я все равно расстроен...Да и в депрессию впал.Хоть что-то радует.

Воскресенье, 06 ноября 2005
13:05
Сегодня убирали в номере.(даже убирают!!!Хм...)Я прогуливался.Пришел в номер, а у меня на кровати перина!Да такая большая!Такая мягкая!Я так обрадовался!Подумал, что в другой номер попал, но по волосатому шизику понял, что не перепутал.Просто номер утеплили...Ну и удобства там всякие...Стал ложиться спать.Провалился в перину...Долго думал как оттуда выползти, выполз...Подумал, что надо повторить.Нырнул в перину и решил таки уснуть.Всю ночь снился цирк, батуты...Было очень жарко, я постоянно просыпался.Проснулся утром от шквала звонков.Не выспался.Тянет обратно в кровать.А времени нет.

Вторник, 08 ноября 2005
21:47
Ездил гулять.Возвращался домой.Стал ловить машину.Все объезжали стороной...Интересно, почему?Расстроился.Решил поехать на метро.Сел в метро.Я уже не боюсь, что меня кто-то узнает!Меня никто не узнает.Просто стороняться.Бабули, когда я пытаюсь им помочь, кричат что-то вроде:"Свят!Свят!"Грозятся ударить палкой...Ну почему!?Я ведь хочу помочь...Вобщем сел в метро.Там час пик.Когда входил в поезд-стукнулся головой о верх входа в поезд.Теперь шишка.Но ничего!мне оттоптали ноги...Больно...Возле одной остановки поезд долго пытался нормально встать.Двери раскрылись...буквально на секунду.Люди не успели ни выйти, ни войти.Двери закрылись у всех перед носом.В микрофоне водителя прозвучало что-то вроде:"Хрю-Хрю!"И поезд поехал дальше.На остальных остановках было все нормально.Доехал до дома.Греюсь.

Понедельник, 07 ноября 2005
23:56
Сегодня очень скучно.На улице плохая погода.Такая...легушачья...Не погулять.Весь день хожу расстроеный.Очень поздно лег спать.Пытался сочинить песню.Ничего не вышло...Встал в 4 дня.Помню, что просыпался от того, что Арч звонил часто.Болит голова.Подумал, что надо бросить пить.Решил это отметить.Только я уже все выпил...Помню был коньяк в холодильнике, но позавчера у меня был Вилле, наверное он одолжил.Он у меня часто так одалживает.Уже столько ящиков обещал!Все жду, когда принесет.Начинаю обижаться на Юсси.Он мне не звонит и не учит на барабанах играть.А еще он меня вчера укусил за руку!Очень больно было...Собираюсь поехать к Арчу.Он хочет уложить меня на стул.Но я на стуле спать не буду!Я ему сказал, что буду спать с Юсси.Он сказал, что не даст.В итоге на нас обиделся Юсси и сказал, что он будет спать один.Все!Надоело!Я спать вообще не буду!Я ночной...А может и не поехать к Арчу?Пусть сам едет.У меня кровать очень большая!На всю группу хватит!И даже Вилле сбоку поместится...

02:46
Решил таки сегодня лечь пораньше.Лег.Долго ворочался.Сходил, выпил чаю горячего.Лег спать.Не уснуть.
Днем пришел Вилле и подарил бутылку жидкости.Я спросил, что это?Он не ответил.Только улыбнулся и сказал, что вдарит.Отложил.Потом попробую.
Волосатый шизик решил впасть в спячку.Я уже скучать стал...Он единственный, кто скрашивал мое одиночество, когда никто не приходил.Эх...Пусть бы Юсси что ли почаще приходил.Хотя нет...От него каждый раз разгром!А вы знаете как он спит?Он пинается!Спит как звезда...Правда под утро, когда уже надвисаешь над его мордашкой с подушкой, он мило так складывает лапки на тебя и посапывает...Это видно его оружие...Чтобы не убили.Что-то вроде невинности и всего такого.
Понял, что не помню как играть на гитаре.Понял это, когда увидел свои старые фотки, где я с гитарой.Хм...Задумался.Сильно задумался.Не понял зачем так сильно задумался....Потом вспомнил.Взял гитару и вдарил!Ну...Получилось по крайней мере весело!Даже шизик переворачиваться стал.Наверное танцевал.ВОТ!Если у меня пропадет голос, я буду играть на гитаре.Ничего, что у нас гитаристов много...Я все равно играть буду.Если голос пропадет.Я знаю целых три акорда!Ура!Потом освою барабаны, клавиши...И буду универсальным Юрки!
Решил пойти поспать.Перед этим надумал попробовать жидкость, которую принес Вилле.Налил.Выпил.Вкусно.Правда похоже на сильно разбавленый сок.Выпил еще.Потом еще.Потом еще.......

17:58
Проснулся на полу.Пошел в ванную, увидел себя в зеркале, удивился.Под глазом фингал.Виль был прав.Вдарит...Пошел в кухню.Нашел в холодильнике какую-то бутылку.Холодненькую.Налил, выпил.Вкусно!Еще выпил.Еще...И еще.....

20:00

Проснулся на столе.Голова болит.Решил смочить вески пошел в ванную, упал, подскользнувшись на кафеле.Поднялся еле-еле на ноги.Поднял взгляд, в зеркале увидел себя с двумя фингалами.Вдарило не то слово!Вспомнил про слова Вилле...Пошел спать...Упал, напугал волосатого шизика, что тот даже проснулся от спячки.Упал на кровать.Утонул в перине...

27

:rofl:  :rofl:  :rofl:

28

Loneliness написал(а):

Не сочтите меня извращенкой  это моё любимое, может кто-то ещё оценит:

Блин, мне чертовски понравилось  :love: Все очень здоровски описывается, так реалистично, прочувствовала каждый вздох, каждый жест, мурашки забегали от животрепещащего описания пронзительно холодных голубых глаз, и ледянящих пальцев, респект автору  :surprise:
В эту тему вообще первый раз заглянула, но теперь оторваться от чтения не могу  :rolleyes: Пока прочитала пост 1, остальное обязательно дочитаю по возможности  :)
Loneliness спасибо за столь интересную тему и за то что скрасила серый весенний вечер в моей душе  :surprise:

29

:blush:  Всегда пожалуйста :surprise:

30

Loneliness Спасибо тебе за Эту Темку! Прихожу сюда и Настроение Повышается как-то! Читала и умирала со смеху а кое где действительно плачешь 1 история!
в общем все спасибки что выкладываете это! :cool:


Вы здесь » Ville-hearts & Marsis » Творчество » Слэши и фанфики