Tan Heartagram

Ville-hearts & Marsis

Объявление

При несоблюдении правил форума пользователи будут заблокированы. Просмотр фото доступен только зарегистрированным пользователям!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ville-hearts & Marsis » Приколы » Юморные рассказики про HIM!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!


Юморные рассказики про HIM!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Сообщений 61 страница 90 из 185

61

Этот шедевр называеться "Университет" я откопала на дайари ру.))
Ссыль

Отредактировано Lintu (10-02-2008 20:38:19)

62

Lintu написал(а):

А где там именно????? Я не нашла(

63

и я!!! Там про "Жди меня" :blink:

64

Lintu написал(а):

АУ???????????????????????????????????????????????????????????????????????? :/

65

Вот....конечно это не юморной рассказик, но очень мну растрогал..... :cry: поэтому кидаю! Кста, я уж не наю эта наша Спичка, или нет...?????  :blink:

Когда сплетаются любовь и смерть

Автор:  Спичка

- Скорей же! – кричала я своей подруге Элен, буквально таща её за руку. Та еле успевала переставлять ноги, постоянно запиналась и не переставала ныть:
- Линди, давай подождём…я уже устала.
- Нет! Мы можем не успеть!
-Я, конечно, понимаю, что это будет концом света для тебя, но если и дальше на такой скорости, то конец света наступит для меня!
Я в нетерпении остановилась, без капли жалости посмотрела на её измученный вид и приняла решение:
- Ладно. Встретимся у главного фонтана через два часа. Я побегу.
Я даже не стала ждать её согласия, просто круто развернулась и понеслась вперёд. Мне было немного страшновато идти одной, но, если надо было бы ждать вечно ноющую подругу, то я вообще могла бы не успеть. А это было бы катастрофой. Для такой безумной, как я. И такой влюблённой.
Громкий неприятный автомобильный сигнал резанул уши, и я молниеносно отскочила в сторону, едва не попав под колеса какого-то грузовика. Да…Печальный был бы заголовок статьи: фанатка, мчащаяся на встречу со своими кумирами, сбита на дороге в аэропорт.
Нет…если смерть, то только не сейчас. Не сейчас.
Я почти бежала по тротуару, проклиная себя за то, что позволила себя задержать там, дома. Но это было достаточно опасно – лезть со второго этажа по балкону вниз. Хорошо ещё, что она жила не на пятом или выше. Но как вообще её родители могли запретить ей идти туда? Как? Когда отец сообщил, что её увлечение не принесёт ничего хорошего, он просто запер её в комнате и запретил никуда идти. Ха… Если бы он знал, что это стало не просто увлечением, то вообще бы изолировал её от общества на те пять дней, что Они будут в городе. А сейчас нужно спешить в аэропорт, чтоб застать их там и просто посмотреть на них издалека. Никаких криков, обмороков или подарков в виде лифчиков, посланных свыше – просто посмотреть на них, и, если удастся, сфотографировать… А для начала – лучше бы просто не опоздать.
- Линда! – послышался крик. Я обернулась и увидела своего старшего брата, который быстрыми шагами преодолевал расстояние, разделявшее нас. Я совсем не хотела встречаться с ним сейчас, знала, что он не одобрит мою затею. Вот только бы он не догадался… Но моим мечтам не суждено было сбыться. Ещё оставалась пара шагов до меня, как он уже крикнул на ходу:
- Какого чёрта ты погналась туда?! Как вообще отец отпустил тебя? Немедленно вернись домой!
Хотя мне было уже шестнадцать, мои родители и брат считали, что я всё ещё маленький, неопытный ребёнок, от которого нужно ждать одних неприятностей, заботиться о нём, всячески опекать и препятствовать сумасбродному характеру вырваться наружу. Брат был старше всего-то на два года, но почему-то чувствовал себя мудрым и пережившим всякое стариком, когда дело доходило до младшей сестры.
Хотя я очень спешила, просто так пройти мимо я не могла. В конце концов, даже он волнуется. Нельзя просто так игнорировать его. Но ведь я могла не успеть…
- Что тебе? – нетерпеливо и громко гаркнула я, не обращая внимания, что от этого прохожие повернулись в мою сторону.
- Куда ты идёшь?
- К подруге, - отрезала я.
- Не ври, я-то знаю, что это не так.
- Тогда зачем спрашиваешь?
Брат схватил меня за руку, явно не собираясь отпускать.
- Нет, в этот чёртов аэропорт ты не пойдёшь. Кажется, мы всё уже обговорили дома.
- Это вы с отцом говорили, а я молчала.
- Но ты ведь согласилась.
- Чёрта с два, я согласилась! А сейчас отпусти, я могу опоздать!
- Ну, от этого твои важные финны не умрут, и Вало не будет грустить, - усмехаясь, произнёс он.
Я прищурила глаза.
- Хватит меня опекать! Отпусти! Иначе…
-…Иначе я просто возьму тебя за шкирку и потащу домой, как котёнка, - сказал он, собираясь было осуществить задуманное, но я вдруг закричала на всю улицу, как сумасшедшая. Не знаю, что на меня тогда напало, наверное, страх, что я опоздаю:
- Помогите! Он пристаёт ко мне!
Брат опешил от такого, остановился, и я, воспользовавшись этим, рванула в сторону. Мне было плевать, что там будет с ним. Сам виноват. Сейчас меня волновало только одно. Я выскочила на дорогу со скоростью, на какую была способна, и, наверное, поэтому тот грузовик не успел меня заметить… Надо же, мои опасения сбылись: всё же заголовок в статье был напечатан, и каждый, кто читал его, невольно, но посмеивался над превратностями судьбы.
Последнее, что я услышала, было моё собственное имя за спиной и противный звук скользящих об асфальт шин.
Странно, но так закончилась моя жизнь…

1.
Вилле вздрогнул и резко вскочил с сиденья. Он вздохнул так глубоко, что, казалось, до этого он вовсе и не дышал. На и без того усталом лице появилось полное смятение, оно приобрело нездоровый сероватый оттенок, ужасно запершило горло.
- Эй, парень, что с тобой? – прозвучал насмешливый голос Мидже. – Должно быть, увидел какую-нибудь симпатичную крошку в этой обезумевшей толпе и у тебя дух перехватило?
Сидящий напротив Мидже, наконец, оторвался от окна, в котором уже исчезли слезливые мордашки одетых во всё чёрное девиц, поскольку автобус набрал скорость, и посмотрел на друга. Его весёлость тут же сменилась обеспокоенностью.
- Вилле, ты чего такой серый? Тебе что, плохо? Мы ведь совсем немного выпили…
Вилле наконец сел обратно, и тут же задался в приступе кашля. Ему вдруг показалось, что лёгкие совсем разорвутся на части, но тяжёлая рука Мидже, опустившаяся на спину, как молоток на наковальню, безо всякой жалости вернула его в чувство.
- Надеюсь, тебя не стошнит, приятель. Учитывая твою боязнь летать, должен сказать, что ты сегодня держался молодцом…Привыкаешь, наверное.
- Нет, просто что-то дышать стало трудно… - низким голосом ответил Вилле. – Это не из-за выпитого. Наверное, моя астма даёт о себе знать…
- Да, бывает, - неопределённо протянул Мидже и вновь уставился в окно, за которым мелькали дома и незнакомые улицы нового города.
- Честное слово, я думал, они нас разорвут в клочья, - прогудел из глубины автобуса довольный голос Гаса. – Они какие-то сумасшедшие…
- Это не они сумасшедшие, это мы уставшие, - сказал Вилле, окончательно приходя в себя. – Нам ведь следовало раздавать автографы, улыбаться в камеру и вообще вести себя как звёзды, а не как хлам, напившийся в самолёте и еле переставляющий ноги…
- Но было весело, - снова раздался голос Гаса. – Хорошо ещё, Бартон с Линде доползли до автобуса, а не рухнулись спать где-нибудь в аэропорту. – Он со смешком кивнул на спящих клавишника и гитариста. – Завидую им – спят, как младенцы. После такой пьяной ночки и развесёлого полёта, удивительно, что они вообще были в состоянии идти.
- Ладно тебе, - отмахнулся Вилле. – А это что ещё за хрень?!
Ответом был громкий смешок Мидже.
- Это называется фанатская любовь…
На окне с обратной стороны был приклеен на розового цвета жвачку листок с весьма оригинальной надписью "Я ХОЧУ ТЕБЯ, ВИЛЛИ" и номером телефона.
- Она действительно хочет тебя, Свет, даже имя правильно написала, - ухмыльнулся Гас и захохотал, увидев, каким недовольным стало лицо Вало.
- Проклятье, - выругался тот и отвернулся. – Надо будет убрать эту хрень с окна, пока она окончательно не испортила и без того паршивое настроение!
- Да что с тобой, Вилле? – изумился Мидже. – Я думал, что ты давно привык к подобным вещам…
- Мне уже тошно от них…Скорей бы выпить и завалиться спать.
Не желая больше продолжать разговор, он уставился в окно, противоположное тому, где красовалась надпись и где неспеша пролетали серые безрадостные дома, люди, разноцветные вывески и щиты с рекламой.
- Ребят, придётся немного дольше добираться до гостиницы, - послышался голос их агента с переднего сиденья.
- Это ещё почему? – пробубнил Гас.
- Да здесь какая-то авария, чёрт его знает, что случилось…
Вилле посмотрел туда, куда указывал агент. На дороге, совсем близко, собралась куча народу с испуганными и недоумёнными лицами, красная машина скорой помощи жалобно завывала, наводя своим воем неприятные ощущения. Через окно Вилле увидел, как санитары подняли носилки с земли и понесли к машине. На носилках лежало чьё-то тело, тонкая и бледная рука свисала, словно шнурок, по ней холодно и безмолвно стекала струйка почти чёрной крови…
Вилле почувствовал, что снова задыхается. Он глубоко задышал, не понимая, в чём причина его ужасного самочувствия.
- Эй, ты что, никогда крови не видел? К чему такая впечатлительность? – удивился Мидже, подозрительно разглядывая приятеля.
- Не знаю, что со мной, - ответил хрипло тот, снова ожидая непонятный приступ кашля. Но этого не произошло.
Автобус скрылся за поворотом, оставив толпу людей и безжизненное тело на носилках в другой стороне. Вилле снова бросилась на глаза дурацкая надпись на стекле, он, пробормотав ругательство под нос, отвернулся. Как же всё надоело… И почему его астма так внезапно проснулась? Курить надо меньше.
Вилле усмехнулся. И это говорит он? Да, сегодня он явно не в себе. Лишать себя удовольствия держать сигарету между пальцев, медленно потягивая её и раздувая дым причудливыми змейками – нет, это слишком хорошо, чтоб от этого отказаться. Кстати…
- Мидже, дай сигаретку, - попросил он у друга, и через пару секунд уже сделал первую затяжку.
Нет, что-то определённо мешало ему расслабиться. И дело даже не в полёте на самолёте, не в дурацкой надписи на стекле… Перед глазами снова и снова всплывала недавняя картина: бледная рука, струйка крови, чёрный лак на ногтях…Он даже заметил тогда тонкую серебрянную цепочку на запястье. Чья-то жизнь оборвалась совсем недавно и так близко, что начинаешь думать о собственной смерти…
Нет, не нужно думать об этом. Не нужно вообще ни о чём думать. Просто расслабиться и дотянуть до этой чёртовой гостиницы, чтоб уже там уснуть и позабыть обо всём…
2.
- Вилле, проснись…Проснись же…
Вилле резко открыл глаза и оглянулся. Он был готов поклясться, что слышал этот женский голос отчётливо, так, будто бы Она находилась рядом… Но кто "Она"?
Похоже, он сходит с ума… Но скорее всего это обычный сон.
Он растянулся на постели, нечаянно задел локтём что-то тёплое…и в недоумении уставился на скрытую покрывалом и по-детски спящую на другой половине кровати девушку. Некоторое время ему потребовалось, чтоб вообще вспомнить, где он находится, не говоря уже о том, что эта девица делает в его постели…
Ах да, гостиница…Они приехали в гостиницу, спустя часа три отдыха атаковали местный бар, напились до чёртиков… А потом он каким-то образом оказался в своём номере с этой незнакомкой. Правда, он не помнил, как вообще добирался. Она что ль, его дотащила?
Нет. Вилле криво усмехнулся. Судя по тому, с каким удовлетворением и спокойствием она спит и что под покрывалом она, скорее всего, нага, он был не так пьян, чтоб его сюда волокли. Скорее всего, это он её сюда приволок и… А дальше и так понятно.
Странно, он теперь даже имени её вспомнить не мог. Что вообще на него нашло вчера? Он чувствовал себя вчера так отвратительно, что Мидже буквально потащил его в бар развлечься и выкинуть из головы все эти депрессивные мысли. Да, вчера повеселились на славу…Но почему же сейчас так же паршиво, как и было раньше? И дело не только в похмелье. Что-то было не так… Будто…
Внезапно дверь распахнулась, и в комнату ввалился улыбающийся во весь рот Мидже. Он хитрыми глазами посмотрел на кровать, потом на бледное от похмелья лицо Вилле и захохотал.
- Ну, как, голова не трещит? Вижу, что трещит… Но ты сам вчера так много выпил, что даже я удивился…А Кларисс всё ещё спит?
- Кто?.. - не понял Вилле, чем вызвал новый всплеск веселья у приятеля. Потом он сообразил, что Кларисс – это, очевидно, имя девушки, которая так по-хозяйски распорядилась его кроватью.
- Что она делает здесь? – спросил Вилле, одеваясь.
- И это ты спрашиваешь у меня? – с деланным недоумением произнёс Мидже. – Она вчера весь вечер тебе глазки строила, а тебе, казалось, было плевать. Потом на тебя что-то нашло, ты схватил её за руку и буквально потащил в свой номер…Что ж, не похоже, чтоб она сопротивлялась…
- Заткнись, - отрезал Вало. – А где остальные?
- Как и положено - отсыпаются.
- А Сеппо?
- Он сказал, что в двенадцать мы все должны быть, как огурчики, - Мидже взглянул на часы.– Осталось полтора часа. Ты же знаешь, что будет, если мы не явимся. Наш Монстр будет о-о-очень недоволен…
Вилле вымучено улыбнулся.
- Слабо сказано…Ладно, пошли в чёртов ресторан.
- Тебя, надеюсь, не стошнит? – хмыкнул друг.
-…Прямо на тебя, обещаю, - подхватил Вилле и последовал за Мидже, громко хлопнув дверью своего номера, отчего девушка на кровати вздрогнула и, открыв глаза, уставилась в пустоту.

- Она будет жить, доктор? – тихо, почти шепотом спросила медсестра, не смея поднимать глаз. Она не смотрела на склонившегося над койкой доктора, но по его вздоху и так поняла, каков будет ответ.
- Она в глубокой коме, - печально произнёс врач. – Боюсь, что надежды почти никакой. Один процент из ста. Даже меньше….
Медсестра с сочувствием взглянула на неподвижное тело, покрытое белой простынёй, потом взгляд упал на бледное, почти мертвецки застывшее лицо девушки, её руки, все в садинах, но по-прежнему изящные и тонкие, на ногтях которых ещё остался чёрный лак…
- Я сообщу об этом её родным, - вымучено сказала медсестра, в тайне надеясь, что доктор остановит её и не позволит ей этого делать.
Тот это понял.
- Нет необходимости, - выдохнул он. – Я сам это сделаю. Не нужно заставлять их испытывать ложную надежду.
- Хорошо, - быстро согласилась сестра и вышла из палаты, бросив последний взгляд на ещё живое, но уже почти мёртвое тело девушки и подумав, что смерть настолько жестока, что прибирает к рукам самых молодых…
3.
- Скоро концерт, - протянул Мидже, глядя на друга, который с каким-то отстранённым выражением лица пялился на сет-лист. – Ты уверен, что с тобой всё в порядке?
- Да, - ответил тот, не отрывая взгляда от списка. – Просто…не знаю, такое ощущение, будто бы я вовсе не там, где должен быть. Будто бы без моего ведома происходит что-то важное, а я здесь и понятия не имею, что именно…Чёрт бы побрал эти списки! – вдруг вспылил он и, вскочив со стула, отшвырнул лист в сторону. - Может, я схожу с ума?..
Он с надеждой, что Мидже подтвердит столь печальный и желаемый диагноз, повернулся к нему и встретил недоумённый, но понимающий взгляд.
- Наверное, ты перетрудился, - сделал Мидже гениальный вывод. – Потерпи. Вот пройдёт этот концерт, будет пара деньков, чтоб выкинуть из головы всякую чушь и хорошенько отдохнуть…А пока надо держаться…
- Да-да, я знаю, - усмехнулся Вилле и снова сел. – Может, этот концерт будет лучше всех предыдущих…
- Он просто обязан таким быть, - согласился Мидже. – Иначе Сеппо устроит такое, что мало не покажется… Сделает из нас капусту. Помнишь, что было в Германии? Когда ты перепутал слова и просто бубнил в микрофон… Это было смешно! Сеппо же разозлился, что мы опять напились…
Он замолчал, поняв, что Вилле его не слушает, а опять думает о чём-то своём…
- Ладно, Свет, надеюсь, за час ты изучишь этот дурацкий список и ничего не перепутаешь, как по привычке…
Вилле даже не ответил. Было похоже, что он вообще находится где угодно, но только не здесь.
- Нам надо быть на сцене через час. Не забудь. Ладно, не хочешь разговаривать, тогда я пойду. Когда твоё отупение пройдёт, приходи к нам, мы там с ребятами пару бутылочек прихватили. Надо же набраться сил… А к чёрту! – психанул Мидже, которому показалось, что он разговаривает со стеной. Он уже повернулся, чтоб уйти, но тут услышал за спиной спокойный голос:
- Сейчас приду.
Мидже пожал плечами.
- Тогда давай быстрей…- и хлопнул дверью. 
Ровное шипение поддерживающего жизнь аппарата внезапно прекратилось. Тело, неподвижно лежащее на койке, вздрогнуло, будто от удара током, ещё раз дернулось и вновь застыло. Синий неправильный зигзаг на тёмном экране превратился в прямую без единой жизненной зацепки линию. В палате и без того стояла тишина, а сейчас казалось, что замолкло абсолютно всё: шум на улице, голоса в коридорах, птицы за окном, даже само время. Тонкие пальцы левой руки ещё слабо дёргались в предсмертном оцепенении, словно не желая сдаваться, но потом и их поглотила смерть.
Теперь уже ничто не могло вернуть её из того мира, в который она попала. Она просто сдалась. И лишь крохотная слеза таинственно застыла на ресницах, а потом одиноко скатилась по бледной, уже умирающей щеке…
…Внезапно перестали раздаваться слова из песни. Зрители, захваченные мелодией, решили, что право спеть эти строчки предоставляется им, и все вместе подхватили такую любимую всеми фразу…
Но что-то было не так. С огромного экрана исчезло лицо вокалиста, гитарные струны замолчали. Те, кто стояли вдалеке недоумённо озирались по сторонам, желая понять, что происходит, те, кто были в первых рядах, закричали. Послышался дикий, наполненный ужасом девчачий крик, переросший в настоящий хаос, когда в первых рядах, наконец, поняли, что случилось.
Вокалист неожиданно прекратил петь, согнулся пополам и упал на сцену, судорожно хватая ртом воздух. Волнистые волосы закрывали лицо, замолчали последние звуки песни, поскольку ребята, позабыв о концерте, бросились к нему… А Вилле чувствовал, что задыхается. Что-то сильно сдавило грудь, тело охватила неприятная боль, в глазах потемнело, и он уже не мог понять, где находится и что вообще происходит. Ему вдруг показалось, что он в невесомости, чёрной пелене, которая окутала его со всех сторон и мешает очнуться. Боль навалилась огромной волной, в ушах зазвенело, он желал лишь одного – спасительного глотка воздуха… Но его не было. И только искры, мелькавшие перед глазами, отдавались ужасной, невыносимой, разрывающей голову и тело болью…
…Неожиданно чернота в глазах сменилась какой-то картиной.
Площадь, светлый день, много народу, но почему-то не раздалось не единого звука, словно немое кино без словесных вставок. Он находился среди этих людей, видел выражение их лиц, но был подвластен какой-то силе, которая несла его по ветру в сторону… Взгляд упал на пару, похожих друг на друга, как если бы они были братом и сестрой. Они ругались, потом парень схватил хрупкую девушку за руку, она что-то прокричала и вырвалась, выскочила на дорогу…Тяжелый грузовик по воле судьбы оказался на дороге, резко затормозил, отчего потерял управление, и девушка на какой-то миг исчезла под его огромными колёсами… Всё происходило в невыносимой тишине, но в голове всё же возник звук ударившегося о машину тела, запутанного после среди грязных колёс…
Картина исчезла, снова появилась боль, которая в свою очередь прервалась и подарила глоток спасительного воздуха.
Вилле открыл глаза и в растерянности увидел склонившихся над собой санитаров, где-то среди них мелькали взволнованные бледные лица друзей Он понял, что лежит на носилках и его куда-то несут. Перед глазами было расплывчато, но он уже мог различать детали, боль утихла совсем, он зашевелил руками и попытался приподняться, но ему не позволили этого сделать, уложив обратно. Но теперь Вилле было неважно, куда его несут и что вообще произошло – он жадно глотал воздух, которого был лишён так надолго…
4.
- Проснись, мой милый…Я не хочу, чтоб тебе было больно…Но я не виновата, ведь люблю тебя. Просто мы связаны…
Вилле резко открыл глаза и увидел потолок над собой, утонувший в синеве ночи. Он осмотрелся и неясно осознал, что находится в больничной палате, а к нему подключен дыхательный аппарат. Но он был абсолютно уверен, что не нуждается в таковом. Он чувствовал себя настолько хорошо, что был готов всю ночь напролёт заниматься тяжёлой атлетикой. Если бы он вообще любил спорт. Тогда какого чёрта он торчит в больнице?
Вилле в нетерпении стянул с себя дыхательную маску, избавился от подключенных к нему датчиков и сел на постели, совершенно потерянный.
Что произошло? Почему он здесь? Как он здесь оказался?
Откуда-то со стороны повеяло холодом, и он поёжился.
- Ты замерз?…Прости, я не хотела…
Вилле резко обернулся, но в палате никого не было. Женский голос, тихий и переливающийся, смолк.
Вилле глубоко вздохнул и попытался встать.
- …Я не хотела причинить тебе боли, поверь… - зазвучало вновь. Голос был таким тихим и извиняющимся, что Вилле не испугался на этот раз, а просто подозрительно осмотрел комнату и, никого не найдя, замер.
- …Мне очень жаль, что так произошло…Я не хотела…
- Это что, какие-то игры? – неуверенно произнёс он в темноту, но ответа не последовало. На миг ему показалось, что он разговаривает сам с собой. Наверное, так и было. Вот только это верный признак, что с человеком не всё в порядке.
Что произошло с ним? Последняя картина, что он помнил: валяющийся на сцене микрофон и множество огней…Нет, это было не последним, что он видел…Та авария, смерть девушки – это был сон?..
- Нет, не сон…Я действительно умерла…А ты здесь один. Если бы я могла, то осталась бы с тобой…Но я не могу…Я умерла…умерла…умерла…
Этот жуткий шёпот, наполненный горем, отчаянием, слезами и невыносимым упрёком, будто он сам позволил ей умереть, накатился со всех сторон, окружил и надавил. Вилле закрыл уши, чтоб только не слышать его, не допустить, чтоб им завладело любопытство, а потом совесть…Нет, не надо.
- Вилле? Вилле, очнись!
Внезапно Вилле открыл глаза и увидел перед собой взволнованное и как всегда небритое лицо Мидже. Больничную палату заполнял яркий дневной свет. От ночи и странного женского голоса не осталось и следа.
Вилле недоверчиво оглянулся.
- Тебе что, кошмар снился? – спросил Мидже. – Что с тобой, парень? Ты что-то совсем раскис.
- Всё нормально, - тихо ответил тот, всё ещё щуря глазам по углам, будто бы там кто-то должен находиться.
- Как ты себя чувствуешь?
- Не очень.
- Позвать врача?
- Нет. Ненавижу эти дурацкие осмотры. Что случилось?
- Ну, я зашёл в палату, а ты тут корчишься так, словно кошмар сниться.
Вилле глубоко вздохнул и снова лёг на койку. Запах лекарств щекотал ноздри, и это уже начинало выводить из себя. А этот белый потолок…
- Я имею в виду, что было до этого?
Мидже изобразил на лице крайнее недоумение.
- Ты не помнишь? Ты согнулся пополам на концерте, стал задыхаться, я так испугался, что чуть в штаны не наложил. Доктор сказал, что это, наверное, твоя астма, но анализы этого не подтвердили.
- Это не астма, - вдруг твёрдо опроверг Вилле, сам не понимая, почему он в этом так уверен.
- Что же тогда?
- Не знаю…
- Может, расскажешь всё по порядку? – осторожно спросил Мидже.
Вилле фыркнул.
- Нечего рассказывать.
- Да? Тогда кто такая Линда?
Вилле резко сел на постели, отчего в голове пронеслась волна боли. Он скривил лицо.
- Линда? Это что ещё такое?
Мидже хитро растянулся на стуле, явно наслаждаясь растерянностью друга.
- Это…- неспеша начал он. – Очевидно, девушка. Почему я её не знаю?
- Какая ещё к черту девушка? – огрызнулся Вилле.
- Та, чьё имя ты повторял в бреду…Линда, Линда, я не хотел, прости…
- Я что, так говорил? – не понимал Вилле, отчаянно пытаясь вспомнить.
- Именно так.
- Проклятье, - выплеснул Вилле и снова лёг. Он терпеть не мог провалы в памяти, когда пытаешься вспомнить, но ничего не выходит. При этом чувствуешь себя моральным инвалидом. – Когда я смогу выйти отсюда?
Хоть Вилле и не видел Мидже, уставившись в потолок, но он знал, что друг пожал плечами.
- Когда врач разрешит, - неопределённо заявил тот.
- К чёрту врача. Я нормально себя чувствую. Кинь одежду.
- Ты что, уйдёшь просто так?
- Почему нет? Так кинешь или нет?
Мидже решительно встал со стула. Вилле изумлённо взглянул на него, приподняв брови.
- Извини, приятель, - с твёрдостью, которую Вилле не ожидал услышать от Мидже, сказал тот. – Но я не хочу, чтоб ты снова загнулся где-нибудь по дороге. Поэтому ты останешься здесь до тех пор, пока не разрешит уйти врач. А пока я буду караулить, чтоб ты не смылся из больницы раньше времени.
- Ты что, серьёзно?! – вспылил Вилле, раздражённый и тем, что ему предстоит неделька, если не больше, среди этих белых стен и запаха лекарств, и тем, что Мидже нянчится с ним, как с ребёнком.
- Вполне, - ответил тот, собираясь выходить в коридор.
- Эй! – окликнул Вилле, приподнявшись на локтях и снова скорчившись от боли в груди. – Пакеты не забудь принести!
- Какие ещё?
- Мусорные!
- Зачем тебе? – не понял тот.
- Окна занавесить, - пробурчал Вилле в подушку.
Мидже усмехнулся.
- Тебе голову пора лечить.
- И медсестёр не кадри, - отпарировал Вилле и снова уставился в потолок, злясь на всех и на Мидже в первую очередь.
…Кто такая Линда? Черт…Что вообще происходит с ним?
5.
Прошло уже два месяца с того момента, а Вилле всё так и не мог понять, что же именно произошло. Анализы не показали, что он находится в критическом состоянии, не смогли объяснить причину, вызвавшую такой приступ, да и объяснять тут было нечего: у него астма, а она заявляет о себе, когда посчитает нужным. Что ж, горько усмехнулся Вилле, сорван концерт, из-за боязни, что такое повторится вновь, временно отложены их выступления. Поначалу Сеппо ходил за ним, как курица за цыплёнком, взглядом тюремного надзирателя следя, чтоб Вилле не курил, не пил и вообще постарался вести как можно более скромный образ жизни. Но прошло уже столько времени, приступов не было и в помине, казалось, все позабыли, что случилось. Нет, не позабыли, а просто шумиха вокруг этого случая стихла, и газетчики и репортёры перестали печатать и заявлять, что желают ему здоровья и настоятельно просят прекратить курить. Чем, собственно, Вилле и занимался сейчас, удобно расположившись на стуле и перебирая струны гитары. В такие минуты, когда всё, кажется, идёт ко всем чертям, музыка помогала ему расслабиться, забыть, что мир за стенами студии вообще существует. Жаль, что не всё так гладко, как хотелось бы. Вилле никому не говорил об этом. Даже Миге. Просто…у него такое ощущение, что он чего-то не сделал, упустил что-то важное, и теперь не может понять, что же именно…
Если бы кто-нибудь знал, что ему почти каждую ночь сниться один и тот же кошмар, то, наверное, прислали бы к нему психолога. Но почему-то Вилле был уверен, что даже психолог не помог бы. Этот сон…эта картина смерти повторялась вновь и вновь, едва стоило закрыть глаза. И он не мог перебороть уверенность в том, что всё это произошло на самом деле. Более того, он был твёрдо уверен, что авария в его сне и авария на пути в гостиницу – одно целое. Но каким образом? Возможно ли это?
Чёрт бы побрал всех, но если он скажет, что иногда слышит странный женский голос, то шепчущий, то умоляющий простить его, то переливающийся, отчего он не мог различить слова, его бы точно назвали сумасшедшим!…
Интересно, кем она была? И почему является ему? Чёрт, неужели он вообще верит в эти сказки?!
Да, он верил. Это началось с того момента, когда он приехал в этот город, увидел ту аварию, её кровь и её смерть.
Вилле ещё никогда не чувствовал себя таким беспомощным и одиноким. И это состояние ему не нравилось.
Случайно сигарета выпала изо рта на пол. Вилле выругался и отложил гитару в сторону. Нет, даже сейчас он не мог выкинуть из головы этот голос. Чёрт бы побрал его расшатавшиеся нервы.
Резко встав, он подошёл к столу и принялся открывать бутылку с вином. Сегодня он не хотел пить, но дальше так продолжаться не может. Нужно как можно скорее забыть эту чертову аварию, эту кровь, что, казалось, навсегда запала в душу, и этот голос, такой любящий и грустный, что он почему-то, сам того не желая, чувствовал себя последним подлецом. Угрызения совести…Но что, черт побери, он сделал? Отчего в этом голосе столько упрёка?…
Глотки вина обжигали горло, но приносили долгожданное успокоение. Уже через час Вилле почувствовал, что им овладевает приятное безразличие ко всему…
Внезапно дверь открылась и на пороге появилась девушка. Но она не была привидением, как ожидал Вилле и чему, наверное, нисколько бы не удивился. В обтягивающих джинсах, коротком топе она сжимала в руках маленькую сумочку и лучезарно улыбалась.
Вилле выругался про себя. Это была Кларисс. После той ночи в гостинице, она не давала ему шагу ступить свободно. Будто бы теперь он ей что-то должен.
- Вот ты где, - сладко протянула она. – А я тебя повсюду ищу. Привет, дорогой.
Вилле не ответил, лишь пригубил ещё глоток спасительного вина.
- Что молчишь? Так и будешь продолжать избегать меня? – спросила Кларисс. – Нет, солнышко, от меня так просто не отвяжешься…
Она кинула сумку на стол, подошла ближе и, склонившись над ним, провела ладонью по его щеке.
- От меня не отвяжешься, потому что сам этого не захочешь. Плохо себя чувствуешь? Ничего, - она поцеловала его в губы, потом прошептала на ухо, - я заставлю тебя позабыть обо всём…
Вилле не мог понять, нравится ему это или нет. Он терпеть не мог, когда что-то выходило из-под его контроля или когда инициативу проявлял кто-то другой, но сейчас ему просто не хотелось задумываться над этим. Хотелось забыться. И, быть может, как раз женских объятий ему не хватало. Неважно, чьих именно.
Он притянул её к себе и стал целовать губы. Рука привычно нащупала грудь, другая всё ещё держала бутылку.
Каким-то образом бутылка выскользнула из руки, упала на пол и с треском разбилась. При этом красное вино разлилось по полу, подобно крови.
Вилле вздрогнул, когда посмотрел вниз…Кровь…
…Тогда тоже было много крови, и она стекала по рукам…
- Вилле, что с тобой? Подумаешь, бутылка, - сладким голосом протянула Кларисс и снова потянулась к его губам, но он, отвернувшись, оттолкнул её.
- Да что с тобой? – возмутилась она.
Вилле не знал, почему сказал это, но ему определённо больше не хотелось видеть её рядом с собой:
- Будет лучше, если мы больше никогда не увидимся, Кларисс…
- Это ещё почему? Ты думаешь, меня можно выкинуть как старую перчатку?…
Но Вилле не дослушал её, накинув куртку и выскочив за дверь.
На улице уже был глубокий вечер. Моросил мелкий дождь, с холодным и непоколебимым упорством падающий с неба. Порывы ветра неприятно резали по лицу, но Вилле не обращал на это никакого внимания. Ему казалось, что чьи-то глаза постоянно наблюдают за ним, слишком любят его, чего-то ждут. Но чего? Всё стало слишком запутанным.
И вот он снова услышал этот голос. На этот раз отчётливей, чем обычно. И почему-то он слышался громче, хотя на улице было шумно и многолюдно.
Вилле взглянул на посеревшее небо, отчего капли дождя, который зарядил сильнее и, очевидно, надолго, падали ему на лицо, катились за воротник, намочили волосы. А он всё смотрел на небо, будто хотел найти там вопросы на свои ответы.
- Чего застыл? – проворчал чей-то голос, и его обладатель весьма бесцеремонно толкнул в спину.
Вилле очнулся и осмотрелся. Люди были повсюду, поэтому он завернул в сторону и направился неизвестно куда.
- Пытаешься спрятаться?… - зазвучал голос. – От меня?…
Вилле не отвечал, уставившись под ноги и пытаясь успокоить взбудораженное воображение.
- Но я ведь не хотела ничего плохого…Просто так получилось…
Вилле не знал, слышат ли этот голос прохожие или нет, но, скорее всего, нет. Просто это с его головой не всё в порядке. И это он сходит с ума. Так вот как оно бывает…
- Почему ты злишься?…- прозвучало с нотками обиды. - …Это ведь не я виновата, а ты…
Вилле не выдержал.
- Да что тебе надо, в конце концов? – прошептал он. – Почему преследуешь меня? Где ты? Ты слышишь? Оставь меня в покое!
- Не могу…Ты сам меня держишь здесь…Ты сам…
- Сам?..
- Именно…
- Каким образом?
- Мы связаны…И я не могу уйти, не попрощавшись с тобой…
Внезапно чья-то рука притронулась к плечу.
- С вами всё в порядке?
Вилле резко повернулся, увидел недоуменное лицо какого-то старика и горько усмехнулся. Наверное, его приняли за помешанного. Но, ей-богу, он сам уже в это поверил.
Не ответив, Вилле быстро зашагал по скользкой дороге. Озарение пришло к нему так внезапно и легко, что он удивился, как только не додумался до этого раньше. Именно…если дело только в этом, то он выполнит это. Не потому, что жаждет отвязаться от этого призрака и снова зажить прежней жизнью. Нет, скорее потому, что он должен это сделать…Попрощаться…Попрощаться с той, которую никогда не видел…
6.
Жёлтые листья окутали здешнее кладбище, покрыли надгробия, будто пытались скрыть тот отпечаток великой скорби и печали, что навечно запечатлен с каждым вырезанным в камне именем. День клонился к вечеру, ветер, казалось, исчез совсем в этом месте, считая, наверное, его слишком гнетущим и мрачным.
Вилле вступил в пределы кладбища, отчего листья под ногами зашуршали. В таких местах он чувствовал некую таинственность и близость потустороннего мира, которую так любил отражать в своих песнях. Но он не был уверен, что любит находиться в таких метах. Здесь было слишком тихо, казалось, что тысячи глаз злобно смотрят на него, не желая впускать живого человека в своё последнее пристанище…
Вилле откинул сомнения и страх и стал читать имена.
Её звали Линда, он это знал. Ему сказал об этом Мидже, но каким-то образом он сам чувствовал это. И он знал, что сейчас подвластен неведомой силе, что не просто так ступает по этой мрачной земле. Нет, она сама ведёт его к месту своего последнего пристанища. Но зачем? Чтоб он понял, как это страшно – умирать? Почему она стала являться ему, а не кому-то другому?…Разве он виновен в её смерти?…
Ему показалось, что деревья вокруг зашептали, а повсюду стал слышатся стон мертвецов…Нет, это только его воображение.
Здесь было безлюдно. Не единой живой души, кроме него. Одни лишь спящие под землёй тела…Или то, что осталось от них…
Эта мысль заставила скривить брови в отвращении…Нет, не следует думать так. Всё-таки смерть – это не так ужасно, как обычно представляют люди. Это просто второе рождение…Но уже в другом мире.
Вилле не знал, каким образом очутился именно здесь, где сплелись два дерева, образуя сенью своих листьев что-то похожее на покрывало. Но он ощутил, что здесь нужно остановиться…
И всё-таки он был здесь не один. Пожилой человек с седыми висками сидел на коленях у могилы и тихонько, без слёз всхлипывал. Ему было лет сорок с лишним, но отпечаток глубокой скорби и горя на лице делал его похожим на старика.
Вилле в нерешительности остановился. Он молча взглянул на надгробие и прочитал её имя. Линда.
Это была её могила.
Взгляд непонимающих зелёных глаз упал ниже, на надпись после имени, и Вилле почувствовал, как странные неприятные ростки страха и неверия подкрались в душу и стали обретать новую форму, словно он только что собрал всю головоломку воедино…
- Она как-то сказала, что хотела бы, чтоб эти слова были выгравированы у неё на надгробии, если она умрёт… - мрачно прошептал старик. – Но я не придал тогда её словам значения, думал, что она шутит…А потом понял, что она это серьёзно говорила, но было уже поздно. Уже тогда мы все знали, предчувствовали, что она умрёт…Но всё же надеялись. И, как видите, напрасно.
В словах старика слышалось такое отчаяние, что Вилле испугался. Он не хотел этого слышать. Он хотел убежать и скрыться от этой правды, чтоб снова обрести покой, зажить как прежде, без осмысления последствий, но почему-то стоял и слушал.
- Она была влюблена, но я не думал, что это перерастёт в настоящую манию. Я сам виноват, что не понял. Я думал, что такое просто невозможно. И я ошибся. Она очень сильно вас любила…
- Я… - Вилле не мог выдавить и слова из себя. Его ошеломил упрёк в тоне старика. Но, господи, в чём он виноват?
- Вы не в чём не виноваты, конечно, - словно прочитав его мысли, ответил старик. – Так распорядилась судьба. Просто то, что вы делаете – игра со смертью. И я не виню вас ни в чём, она была бы очень недовольна, если бы узнала об этом. Она ведь была такой сумасбродкой… - Старик горько улыбнулся, кряхтя приподнялся и выпрямился, всё ещё глядя на могилу. – Но она очень ценила вас и любила. Я понятия не имею, как вы здесь оказались и зачем, но, если же вы искали именно эту могилу, то скажу: просто будьте достойны того, что вы, даже не осознавая, имеете. Не забывайте…
Печально взглянув на него, старик ушёл.
На могиле остались свежие красные цветы.
Не зная, почему он до сих пор здесь, Вилле склонился над надгробием, потрогал шершавый и ледяной камень, прикоснулся к выгравированному имени…Сейчас он ощутил такое состояние покоя и тихой печали, какое никогда не ощущал прежде. Он вдруг осознал, что Она отпустила его. Ушла. На этот раз навсегда.
Он поджал губы, потом прошептал тихое "прости", бросил последний взгляд и, поднявшись, направился обратно, в свою прежнюю жизнь, в которой нет места таким, как Она…Действительно, в чём он виноват?… Она – да и все они! – сами выбрали такую жизнь…
Он покинул кладбище со спокойствием, которого был надолго лишён, и с осознанной мыслью, что никогда уже не забудет это тихое место под сенью старых деревьев, ставших последним пристанищем для одинокого сердца…И этих листьев, которые наполовину скрыли такие простые и такие глубокие слова, которые он сам же и подарил миру: "…Когда сплетаются любовь и смерть…"

66

Beautiful интересно :disappointed:

67

:)

68

ONE LAST TIME

Прислала Evil

Вилле!Зацени, и давайте снимем клип!:))

Вступление.
Камера бродит по улицам (не то Нью-Йорк, не то ХЭЛЛсинки). И останавливается на Линдусе. Крупным планом его руки, которые поигрывают со струнами. Сам он сидит на ступеньках какого-то магазинчика.

I куплет
Камера плавненько переключается на Вилля. Крупным планом губы, выпускающие сигаретный дымок. После этого улыбочка  :love: (ммммм! : ))). Сидит наш герой на автобусной остановке и ждет кого-то. Ну, ессно девицу-красавицу,  :D но она пока этого не знает.  :D Или знает? Ну, не важно, короче. Вилле сидит поет. Поочередно показывают и всех HIM'иков. Скорее только руки, играющие на инструментах. Они тоже играют где-то на улице.

Припев
А вот и наша девица! Проснулась она в своей постельке.  :D Открывает шторки и смотрит примерно туда, где по замыслу сидит Вилле. Но она его не видет из-за пространственных причин (живет далековато). Это просто что-то вроде телепатии.  ^^

II куплет
Камера плавно переходит с ее глаз на его. Отличаются они только тем, что… у девушки они не накрашенные.  :rofl: Опять показывают HIM'иков. Терь уже полностью. Миге уже подсел к Линдику (закономерность такая) и они вместе наяривают.  :rofl: Барти тоже играет где-то. А Гасик стучит в парке каком-то. Вало все поет. Прохожие оглядываются на него, крутят пальцем возле виска. Видать просто долго сидит.

Припев
Начинает накрапывать дождик. Крупным планом руки Вилле с чашкой кофе. Неожиданно камера с рук Вилля переходит на руки девушки. Она тоже пьет кофе. Тут Вилля нечаянно задевают и он проливает кофе на себя. С девушкой тоже самое, но ее никто не задевал, заметьте. Его жесты сливаются с ее. Эх, телепатия! :D  И тут она смотрит в окно. Крупным планом капли на стекле, которые потом оказываются у нее на лице. Спецэффекты! Муз.отступление (проигрыш то бишь).
Девушка наскоро накинув куртку бежит на автобус. Бежит по лужам. Замедленная съемка ее ног, разбрызгивающих лужи (очень эффектно!). Еле успевает она за транспортом. Вилле смотрит куда-то и поет. Ну заждался уже :rofl: , провожая взглядом автобус за автобусом. И тут она видит его! Выбегает из автобуса и бросается в его объятия!

Припев
Они обнимаются. Вилль поет ей на ухо. Уже дождик перешел в настоящий ливень! Люди все начинают разбегаться. Только ребятки HIM'овские сидят на боевых местах, продолжая играть. :rofl:  Замедленные съемки убегающих людей. Брызги от луж крупным планом, пожалуйста! Все бегут с пакетами и пиджаками на головах, а нашей парочке хоть бы что! Вилле с девушкой стоят почему-то абсолютно сухие! Дождь их не трогает! Ударные Гаса крупным планом. Гас эффектно разбрызгивает на барабанах водичку : ))). Опять же все в замедленной. Миге трясет мокрым хаером!  :rofl: Капельки на линдиной гитаре. А в шляпке Барти прямо бассейн : )))! А они все обнимаются…
Итак, конец песни. И сейчас ответ на то, почему дождь не залил нашу парочку. Камера постепенно отдаляется от них и снимает уже сверху. И что мы видим?! Пространство вокруг них очерчено импровизированным сердечком, которого дождь и не касается! Камера постепенно отдаляется, пока не входит в облака. На этом все и заканчивается.

Мораль сего такова: любовь сильнее природы!

69

HIM снимают клип

Прислал К.И.Г

Сегодня группа HIM снимает клип на песню Love You Like I Do. И мы опять не упускаем случая, полюбоваться на HIM и на это знаменательное событие. После несколько часовых путешествий по Хельсинки мы, наконец, оказываемся на съемочной площадке. Странно, но после прибытия на место было ощющение, что мы попали из рая в ад. На площадке царил полный хаос. Все бегали туда сюда, туда сюда, кричали. Какой-то сумасшедший бегал с ведром и орал во все горло: “ Finishing paint”.  :rofl: Наш оператор сказал, что это он финскую краску расхваливает. Позже мы заметили, что Гэс сидел в углу и, тщательно пережевывая бутерброд. Перенервничал, и вот теперь кушать захотелось. Рядом с ним сидели, нервно куривший, Сеппо и Бартон, разглядывающий Hammer. Мы решили подойти.
- Сеппо, что случилось? – Ох уж, наш неудержимый оператор. Вечно он не-то говорит. Но уже не исправишь. Сеппо в ответ одарил нас истерическим взглядом рассеянного менеджера, который наелся антидепрессантов фирмы Эк Вит - Зоркость. И позже заявил:
- Вилле опять опаздывает! Сроки поджимают, а ему все хахоньки!
Мы был поражены тому что, Сеппо сделал снисхождение – он заговорил с нами. Я вообще думал, что он не разговаривает,… если не подмазать. И почему-то он очень часто вспоминал то японскую мать, то мистера Вало.  :rofl: Бартон оторвал свой сонный взгляд от журнала и перевел его на Гэса. В глазах Бартона читалось некое безумие.
- Ты, например, мне не дал журнальчик почитать. – Гэс с невинностью ребенка, пытался объяснить свой зверский аппетит.
- Молоко еще на губах не обсохло. – Бартон опять устремил свой взгляд на журнал.
- Это не молоко…
- А что же? – Бартон как-то оживился и у него на лице появилась нахальная улыбка извращенца.
- … коктейль… - Гэс покраснел, ему стало стыдно за свое, с его точки зрения, злостное деяние.
- А я то думал, что ребенок вырос…
В течение этого времени, пока Бартон и Гэс выясняли закон бутерброда, Сеппо ходил вокруг нас, но потом вдруг остановился и изменился в лице. Оно побледнело, глаза почти вылезали из орбит. Он собрался и, стараясь сдержать все чувства, которые нахлынули в тот момент, спросил:
- А где сценарист и собственно сценарий клипа?! – Минута молчания. Мы отдали дань уважения сценаристу, поскольку живым после Сеппо мы его больше не увидим :rofl: . – Черт знает что! Катастрофа! У нас нет ни сценария, ни солиста, да и где Мидж шляется!
- А что если позвонить Бэму Марджере, он сценарии за секунды пишет. Только надо создать соответствующую обстановку – ликероводочную.
- Ага, нам не хватало еще третьего клипа, где Вало будет полуголый и тетки на заднем плане в трусах.  :rofl: Нет уж, Бэму с его воображением лучше оставаться в Чудаках.
- Ok, действительно, у нас есть еще Гэс, я уже представляю сюжет клипа, а точнее его не имение: Гэс сидит на кухне, перед ним курочка гриль, которой ваш оператор, - Бартон показал н нашего юниора, - не поделился на прогулке, а по телевизору в этот момент тетеньки танцуют польку. :rofl:  Посмотрите на него он же извращенец.
- Я согласен. Звони Бэму. – Вид у Сеппо был чрезвычайно странный.
Он снова закурил. Уже через пять минут вернулся Бартон, вместе с Бэмом. Бартон пояснил, что Бэм “совершенно случайно” оказался в соседнем кафе города Хельсинки. Затем все удалились писать сценарии, и мы остались в гордом одиночестве.
Наши 3х часовые путешествия по съемочной площадке не увенчались успехом, и мы решили посетить Сеппо с его единомышленников по сценарию. Открываем дверь в гримерку. Какая жуткая картина… повсюду валяются пустые бутылки пива, которые издают не самый удручающий запах, не докуренные сигареты. Гэс как, обычно не спеша, пережевывал бутерброды. Какая удивительная приспособляемость к самым различным условиям обитания. Бэм с судорогами писал сценарий и заливал пиво сразу из двух бутылок. Сеппо спал. А что касается Бартона и Hammer’а, то они были не разлучными.
- Готово! – Радостный Бэм соскочил со стула, так что даже Сеппо проснулся.
В этот момент в гримерку зашли Вилле и Мидж.
- Где это вы были? – Стараясь не спугнуть юных натуралистов своим явно несколько не здоровым выражением лица с элементами мягкой шизофрении и ярко выраженными маразматическими признаками, задал вопрос Сеппо.
- А то, что у… Сюзанны сегодня день рождения это ничего? – Вилле подсел к Бэму, и они о чем-то радостно заговорили.
- Хорошо, а вы молодой человек?
Наш молодой человек, мягко говоря, грубо выражаясь, лыко не вязал, а отвечать на поставленный вопрос истерически взвинченным Сеппо, не то что не хотел и боялся, а просто не мог.
- Я это… ЙК… я друга встретил. – Он показал на Вилле.
- Эй, ты меня не путай…
- Пард…йк…он, обшибся,- Мидж внимательно расматрел Вилле, а затем перевел взгляд на Бэма, - Томми, мне кто-нибудь звонил?
- Нет, сер.
- …бульк…
- Сер, я могу уйти сегодня пораньше? – Бэму это начало доставлять удовольствие.
Мидж молча в сопровождении собственных звуков, направился к стулу. И после совершения своего героического пути, в котором он задел два стула и Сеппо, уселся.  :rofl:
- Размечтался, работать и вкалывать однозначно… - он вырубился.
Все это время, стоявший посерди гримерки, Сеппо изрек:
- Серьезно? – Вы видели рекламу “Волк сошел с ума”, именно с тем выражением лица совы выразил общее недоумение Сеппо. – Взяли Миджа под руки и понесли на съемочную площадку. - С этими словами он удалился.
Наша команда направилась за ним, через десять минут показались Вилле и Бартон несущие Миджа. За ними вышел Бэм со сценарием и Гэс. Тут появился и Линде, который как оказалось все это смутное время играл в карты. Все в сборе. Сейчас начнутся съемки – то чего мы все ждали!
- Значит слушаем! Нужны кожаные штаны и плащ по размерам Вало. Примерно тоже для остальных участников. Само действие будет проходить в церкви. Да, и еще хор негров. :rofl:
- А вам не кажется, что черный цвет Вильку стройнит, а тут еще и негры? – Съязви Линде.
- Значит, сейчас отснимем сцены с негритянским хором. – Не унимался Бэм. – Вилле, когда ты поешь припев,… так… значит, поешь строчку: “ Love you…” а “ Like I do” – хором допевают негры.
HIM пошли переодеваться. В этот раз мы упустили случай, но мы наверстаем – приехали негры. Их было человек двадцать, а лица как будто они ноутбуки приехали рекламировать. Тут вернулись Линде и Гэс, после них сразу подтянулись остальные. Вилле только и успел кинуть пьяному в зюзю Миджу: “Смотри, из кадра не вывались”, как раздался голос: “ Камера, мотор. Сцена-1, дубль-1”. Но это было бесполезно - Мидж уже был на пути…
Через два часа: “Мидж, соберись! Сцена-1, дубль-115.” :rofl:  :rofl:  :rofl:

P.S: Хорошо, что HIM не сняли такой клип! А что касается обещания про наркомана, то не заржавело. Толи дело, что он лечится, не хочет, да и еще к тому же тараканов завел – негров.

70

не знаю было или нет...

Заходит Линде в супеpмаpкет и спрашивает:
- А нет ли у вас перчаток?
- Есть. А какие вам нужны: зимние или осенне-весенние?
- Ну, давайте зимние.
- А-а-а, ну так вам в левый зал.
Проходит Линде в соседний зал и говорит:
- Мне нужны перчатки на зиму!
- А вам какие: темные или светлые?
- Да фиг его знает... Ну, давайте темные...
- А-а-а, так вам в зал направо.
Заходит и говорит:
- Мне нужны темные перчатки на зиму!
- А вам на кнопочке или без?
Ходил он по залам, заходит уже в последний зал:
- Мне нужны темные перчатки на зиму на меху, с кнопочкой, с замочком,
с застежкой…
Выпалил это все, и тут его спрашивают:
- А под что вы будете их носить?
- Ну, под плащ!!!
- Так вы принесите нам плащ, а мы подберем под него определенный фасон для ваших перчаток...
Тут с треском открывается дверь, вваливается Вилле с унитазом в
pуках и кусками плитки, отодранных вместе с унитазом, ставит унитаз на
витpину и говорит:
- Вот вам унитаз! Вот вам плитка с моей стены!!! Жопу я вам показывал
вчера. Подберите же мне, наконец, рулончик туалетной бумаги!!!

Урок алгебры в школе. Учитель пишет цветными мелками на доске новую формулу. Вдруг с задней парты раздается голос Миже:
- голубым не видно!
- Голубые, Паананен, могут пересесть за первую парту...

71

Cruella написал(а):

Тут с треском открывается дверь, вваливается Вилле с унитазом в
pуках и кусками плитки, отодранных вместе с унитазом, ставит унитаз на
витpину и говорит:
- Вот вам унитаз! Вот вам плитка с моей стены!!! Жопу я вам показывал
вчера. Подберите же мне, наконец, рулончик туалетной бумаги!!!

*Умир*....аха-ха-ха-ха-хаааааа......буга-га-га-га-га.... :rofl:  :rofl:  :rofl:  :rofl:

Cruella написал(а):

Жопу я вам показывал
вчера

Ой...не могу..... :D  :rofl:  :rofl:

Cruella написал(а):

Голубые, Паананен

А это что такое - Паананен?????? :huh:

72

Beautiful вообще-то это его фамилия

73

Cruella написал(а):

Beautiful вообще-то это его фамилия

:O упсик....позор мну.... :blush:  :crazy:

74

Beautiful  ;)

75

Cruella Про унитаз - у-ха-ха!!! :D  Я не слышала!!!

76

Воть нарыла рассказик, я бы не сказала, что он уж прям юморной, но проскальзывают там конечно смешные места :D ,надеюсь понра!

HIM в Москве или роковой концерт любимой шапочки.
Автор: Kortny Hunter

Группа приехала в Москву для того, чтобы дать несколько концертов. Всё было как всегда: много пива, ещё больше пива, очень много пива. Вилле, как всегда, перед концертом принял на грудь слишком много. Еле шевеля ногами, он выполз на сцену. Не смотря на это, Его Величество сумело таки спеть несколько песен, после чего упало без чувств "не отходя от кассы". Правильно, слишком много пива. В результате душащая жара в зале так и расплющила бедняжку. Санитары быстро утащили практически бездыханное тельце хрупкого солиста HIM.

Из-за того, что Вилле перегрелся на концерте, ему в последующие несколько дней было очень плохо. Поэтому согруппникам пришлось отложить оставшиеся концерты "в долгий ящик". Вало постоянно бредил. От этого парни из группы совсем поникли. Если Вилле "не обещал" быстрого выздоровления, то с ним такое иногда происходило.

По ночам у кровати "великого и ужасного" поочерёдно дежурили врачи и ребята. Иногда Вилл приходил в себя, но не надолго. Холодный пот заставлял его съёживаться, словно в предсмертных муках. Но большую часть времени он находился без сознания.

Вилю снились близкие друзья и родные. Ему даже снился Юрки, любимый гот, который остался там, в холодной Финляндии. Во сне он даже мечтал о том, как приедет домой и снова увидится с ним. Как-то раз Вилле видел, как Юрки ходил по широкому зелёному полю с ромашкой и гадал по ней, вырывая один за другим белые лепестки.

Так прошло две недели. Тёмной грозовой ночью Вало соскочил в ужасе. Ему снова снились кошмары. На этот раз сама Смерть стояла рядом с ним. Холодный пот тонкими струйками побежал по лбу, шее, рукам. Бартон сразу же подскочил к другу.

- Ну, ты как? - Спросил он. - Мы уже переволновались все, надежду начали терять.

- Я... я... мне холодно, - прошептал дрожащими губами Вилль. - Мне очень х-холодно.

Бартон заботливо накинул на него тёплое одеяло.

-  Вот, милый, теперь всё будет хорошо, - с этими словами Яне уложил его обратно в кровать.

Утром наш герой проснулся совершенно здоровым. Лишь слабость не давала ему встать на ноги. Вокруг все суетились, радовались, бегали туда-сюда. Первым же делом Вилле схватился за пачку сигарет, лежавшую на тумбочке рядом с кроватью и закурил. Это доставило ему наибольшее удовольствие, по сравнению с тем, чем его начали пичкать заботливые няньки. Дня два "принц тёмного царства" не мог передвигаться без посторонней помощи.

         Вечером третьего дня Вало решил немножко прогуляться. Но так как сам еще нёувёренно стоял на ногах, он позвал с собой своего питомца Миге. На прогулку Миг повёл Его Инфернальное Величество в ближайший парк. Вряд ли ЭТО можно было назвать парком. В России есть вообще нормальные парки? Правильно, нет.

- Ну, как? Тебе лучше? - Поинтересовался питомец.

- Значительно лучше. Чего-то тут как-то прохладно. Осень. Падают листья. Хорошо.

Миге аккуратно завязал потуже Вилкин шарфик и довольно посмотрел на хозяина. Шапочка как-то кривовато сидела на голове Высочества, но это ещё больше нравилось Мигу, нежели когда та по-дурацки торчала. Тем временем, парни нашли нормальную скамейку рядом с огромным старым дубом. Они явно друг другу подходили. Что скамья дубу, что парни скамейке. Ребята аккуратно присели, дабы не запачкаться чем-то отдалённо напоминающим грязь. Вилль затянулся.

- Хорошо, - выдохнув, своим обычным басом сказал он.

- Может и хорошо. Голос твой в норму приходит. Когда теперь отсюда выберемся, не знаю. Давай скорей выздоравливай, отыграем оставшееся, и домой рванём.

Вилле пожал плечами. Ему-то откуда было знать, когда он поправится. Он лишь обречённо посмотрел куда-то вдаль. Неподалёку стояла ещё одна скамья. На ней Вало увидел одинокое чёрное создание. Оно сидело боком к парням, поэтому солист не сумел рассмотреть его белое, словно снег, лицо.

- Слушай, Миг, ты видишь на той скамейке то, что вижу я? - Тыкая пальцем в сторону существа, тихо спросил он у друга. - Или у меня снова глюки?

- Там сидит какой-то гот. Это ты видишь? О, нет! Нет, нет, нет! Только не говори, что ты хочешь подойти и познакомиться. Вдруг ЭТО не говорит по-английски!

Но Его Величество ничего не хотело больше слушать и, с трудом поднявшись со скамейки, побрело к той самой лавке. Вилль тихо подошёл к существу.

- Здравствуй. Извини, ты по-английски говоришь?

- Здравствуй, - в ответ раздался вполне девичий голос. - По-английски говорю не много.

- Тебя как зовут?

- Никак. То есть это не важно. Окружающие называют меня Ночью. А ты, как я вижу, Вилле Вало?
- Да.

- Наслышана. Ты сорвал свой собственный концерт пару недель назад, да?

- Да, - тут Вало растерялся, мол, зря вообще подходил. Он посчитал, что эта девушка какая-нибудь фанатка.

- Что с тобой случилось?

- Мне плохо стало. Очень плохо. А ты гот?

- Да, меня считают готом, но сама я не знаю, к кому отношусь.

- Мило, - Вилле решил схитрить, - А что ты слушаешь? Какую музыку?

- Разную. Главное, чтобы нравилась и не была какой-нибудь попсой. У меня есть пара ваших альбомов. Хорошо играете. А тебе твой естественный голос не подходит. Особенно к твоему хрупкому телу. Не обижайся. Я работаю ди-джеем в местном готик-клубе. Я слушаю многие голоса, но твой голос совсем не такой. Когда ты поёшь, ты берёшь выше своего тона. Это хороший знак. Ты умеешь управлять голосом.

Вилле даже присел на скамейку от удивления, распахнув свои и без того большие очи. Девушка непоколебимо посмотрела на него и как-то ехидно улыбнулась. Было заметно, что она не умеет смеяться, как и положено готу. Словно она и была рождена, чтобы стать готом.

- Ты хорошо знаешь своё дело. Это похвально, - отойдя от шока, тихо сказал Вилль.

- Спасибо, но ты просто льстишь мне. Я не так много знаю, как это может показаться со стороны.

- Да? По мне, так ты знаешь раза в два больше меня.

- Слушай, а вы будете продолжать давать концерты в Москве? А то фаны, наверное, уже с ума посходили.

- Да, мы решили, что как только мне станет лучше, мы снова возьмёмся за дело. Не люблю слово "фанаты". Сразу почему-то представляется разъярённая толпа безумных недоумков.

- Что ж, все мы отчасти недоумки. Ладно, мне пора идти на работу. Прощай.

- Постой, смогу ли я тебя ещё когда-нибудь увидеть?

- Вряд ли. Я на рассвете хочу уйти в иной мир.

- Зачем?     

- Я тут никому не нужна. Прости, если чем расстроила.

- А приходи на наш концерт! - Внезапно для себя ляпнул Вало. - Может, это тебя хоть как-то воодушевит на жизнь.

- Хм. А почему бы и нет? Когда концерт?

К тому времени Миг уже не знал, чем заняться и начал сбивать с дуба оставшиеся жёлуди. Через пять минут Вилль вернулся. Но уже не такой радостный, какой уходил.

- Ну что? Поговорили? - Устало спросил питомец.

- Поговорили.

С этими словами они пошли обратно в гостиницу. По пути Вало рассказал Мигу всю историю. Тот только похвалил его за находчивость.

Спустя ещё пару дней. В гримёрке все носились, как угорелые. Его Величество скакало по комнате в одних штанах. Вилле искал свой готический сюртучок, который он минуту назад повесил на спинку стула. Вдруг, он заметил нечто знакомое в руках у Гаса. Он пытался надеть это на бедного львёнка. Вашество подскочило к ним, отпихнуло Лили, и Гас надел на него сюртук. Вало был непременно доволен.

Перед выходом на сцену он кое-что вспомнил и быстро побежал к чёрному выходу. Он вспомнил, что обещал впустить Ночь через эту дверь. Так и случилось. Она покорно ждала, когда кто-нибудь впустит её. Только после этого Вилль со спокойной душой вышел на сцену. Отплясав песен десять, он объявил антракт. Из-за кулис выгладывала Ночь. Ей явно понравилось выступление Его Величества. Она спросила, есть ли у них тут вода, утолить жажду. Вало провёл её в гримёрку. Тут и случилось ЭТО.

Девушка обхватила Виля за шею и впилась в него своими губами. Странно было то, что Вало будто бы хотел, чтобы это произошло. Он, не задумываясь, ответил на поцелуй. Следующие минут пятнадцать пролетели как пятнадцать секунд. Он, она, они были одни. Больше никого в те жаркие, для обоих, минуты вокруг не было. Никого. Лишь они двое, друг для друга.

Вилле понимал, что может больше не увидеть её. Она это знала заранее. Ночь не успела ничего сказать, когда кто-то в коридоре крикнул заветное "пора на сцену". Лишь он вручил ей бесценный подарок. Его Величество протянуло свою любимую вязаную шапку, которую ему подарил бывший клавишник.

- На долгую память, - сказал солист и собрался было уходить, но её голос остановил его.

- А как же ты? Что ты скажешь фанатам?

- Ну, скажу, что шапку спёрли, - не долго думая, ответил тот и выскочил из гримёрки.

Больше Вилль никогда не видел эту девушку, а про шапку так и сказал, мол, украли. К счастью, Ночь так и не решилась на суицид, в те пятнадцать минут  ей запомнились на всю жизнь.

30/06 - 2/07/2004

77

Виль, Линд и Миж умерли и попали на небо, ну Бог и говорит:
- Линде твоя дверь №1.
Линде открывает эту дверь, там сидит страшненькая женщина.
Бог ему объясняет:
- Ты в своей жизни сделал много грехов, это твоё наказание.
Обращается к Миже:
- Твоя дверь №2.
Миж открывает эту дверь, там сидит страшненькая старая женщина.
- Ты слишком много грешил, это наказание.
Наконец, он обращается к Виле:
- Твоя дверь №3.
Виль открывает дверь, а там сидит Джулия Робертс. Бог и говорит:
- Джулия, ты много грешила в своей жизни и это твоё наказание.

78

"Мальчик на сцене курил косячек,
Выпал из пальчиков факин бычок,
Выгорел нафиг весь зрительный зал...
"Соул он фаир!"-мальчик сказал..."

79

Cruella написал(а):

Выгорел нафиг весь зрительный зал...
"Соул он фаир!"-мальчик сказал..."

:rofl:  :rofl:  :rofl:

80

Cruella  :D  :crazyfun:

81

:rofl:  :rofl:  :rofl:

Давно не читал свой месаджборд — решил Вилле Вало и открыл официальный сайт его любимой группы HIM.
Звезда лав-метал начал задумчиво листать список сообщений.
"For my Ville" — увидел он и открыл сообщение.
От: ninedeathgirl
Размещено: 2003-08-26 22:06:36

Моему Вилле
Для Вилле
Господи ёмаё! Вилле — у тебя такой секси голос! А в клипе the Sacrament ты просто мачо! Я типа хочу облизывать тебя весь день напролёт, мой ангел! Ващета, я постоянно о тебе думаю. Мне ночами так одиноко-одиноко, потому что тебя, сладкий мой мальчишка, тебя нету рядом тута со мною чтоба припарковать свой сладкий шесть-шесть-шесть в моё засекреченное местечко, которое ждёт тебя, дорогой мой! И ждёт и ждёт и продолжает ждать..
А твоя музá Вилле! Едрить.. Твоя музá! Знаешь, я твоя самая большущая фанатка которая когда либо ступала по этой земле! Я обожаю все три твоих альбома! Вилле, муси-пуси, как же ты хорошо выполняешь свою работу! Стахановец!
Ващета, я только знаю что у тебя три альбома, и, по правде говоря, я слышала только три твоих песни. Но это мне пофиг — я всё равно твоя самая большущая фанатка!
Ну, я пошла, любовь моя. Буду ждать тебя всегда и фарева!

Вилле Вало размял уставшие пальцы и опустил руки на клавиатуру.

От: Вилле Вало — герой Финляндии

Здравствуй, бэйби.
Сообщаю адрес ближайшего пункта реабилитации для душевнобольных :

Niuvanniemi hospital
FIN-70240 Kuopio, Finland
Phone: +358 17 203 111
Fax: +358 17 203 494

P.S. У меня четыре альбома, дура!

"Отправить" не задумываясь нажал Вилле Вало и, конечно же, закурил.

82

:rofl:  :D

В три часа ночи Вилле Вало разбудил красивый полифонический звонок его мобильного лав-метал телефона.
— Да, бэйби? — сонным голосом ответил Вилле Вало.
— Вилле, привет, это я — продюсер группы HIM, — быстро проговорил продюсер группы HIM, — Тут дела такие.. Короче щас приеду. Приготовься там.
Вилле Вало нехотя поднялся с кровати, прикрыл срам, ловко оделся, закурил и стал ждать незваного гостя.
Спустя какоето время в финскую квартиру Вилле Вало зашёл запыхавшийся продюсер, он был не брит и не мыт.
— Вилле, — сказал продюсер и положил перед Вилле Вало большую пачку листов, — Короче, тревожные новости. Это — распечатка сообщений из личных онлайн дневников твоих фанаток и фанатов со всего света. Взгляни внимательно.
Вилле Вало в недоумении взял лист на угад.
"Хочу умереть" — читал звезда лав-метал, — "Завтра повешусь", "Хотела порезать вены", "Меня никто не любит", "Люблю Вилле", "Жизнь бесмысслена".
Вилле Вало поднял уставшие глаза.
— Как это так получается? — обеспокоенно прошептал он.
— Видишь, что творится с людьми изза тебя? Это же ни в какие ворота! — разводя руками проговорил продюсер.
— Надо чтото делать же! — Вилле Вало нервно ходил по комнате и жестикулировал сигаретой, — Так. Продюсер. Бери ручку — записывай. И чтоб завтра во всех газетах первой полосой!
Продюсер опешил, — Ты чего Вилле? Я тут главный! Я командую HIM и всем остальным!
— Ты, блин, бьютифул! Докомандовался! Людей надо спасать! Я — звезда лав-метал, сейчас всё исправим. Пиши!
Зашуганый продюсер достал блокнот, шариковую ручку и приготовился записывать.
— Дорогие, бэйби, фанаты и фанатки моей любимой группы HIM, — начал Вилле Вало, — Суицид это не выход. И не вход. Суицид — это слово образованное от латинского слова suicide. Так. О чём это я?
А. Ну вот, меня любить это конечно круто, я не против, но зачем же в крайности входить? Начнём с того, что вы меня любите как персонажа, как актера, а это, дорогие мои бэйби, между прочем заслуга толпы стилистов и даже моего продюсера, — Вилле Вало подмигнул марающему бумагу продюсеру,
— В жизни я совсем не такой как вам кажется. И даже не совсем такой как кажется бьютифулам которые пишут про меня истории на. Вы вот только представьте, сейчас гденибудь в Кении или того пуще в Никарагуа или Папуа Новой Гвинеи, сидят молодые, некормленые негры и у них нету мамы, папы и даже любимого хомячка. Хомячки в жарких странах, можно сказать без прикрас, дохнут.
И уж тем более у бедных некормленых негров нету под рукой магнитофона с магнитной лентой моей любимой группы HIM! И что? Они разве отчаиваются? Нефига они не отчаиваются! У них — соул он файр! Охота на экзотическую дичь и жарка вкусных насекомых! И ещё странные ритуалы в которых замешаны светловолосые девственницы, а их, уж поверьте, в жарких странах недостача. Найти посложнее моих раритетных записей.
Короче, о чем я хотел сказать, если вам вдруг станет невыносимо плохо — подумайте об одиноком, бедном маленьком хомячке в далекой жаркой стране. Ему — намного хуже! — закончил Вилле Вало.
— Ха ха ха! Грамотно загнул! Ха ха! Хомячки!— противно рассмеялся продюсер.
Козёл ты, продюсер, — грустно произнёс Вилле Вало, — Хартлесс ваще наглухо.

83

не знаю было илинет,но ржака та еще!

Вилле Вало и рыбалка

Однажды Вилле Вало понял, что чертовски устал.
- Надо отдохнуть! Нет больше моих лав-метал сил! Я уже дэд энд ган! Абзац! - подумал герой Финляндии и достал
свой лав-метал телефон.
- Лапландская резиденция Липстика слушает! - официально ответила лав-метал трубка. ( :D )
- Гас, бэйби! Тут маза возникла оттопыриться! Давай какой-нить бьютифул у тя замутим! В твоей глуши, вроде,
рыбалка рэйзорблэйдовская?
- Не вопрос! А коньячку захватишь?
- Обижаешь, диар!
- Отлично! Бери коробку сигар и девчонок, а я пошел сауну готовить!
- А девчонок-то зачем? - испуганно спросил герой лав-метал.
- Ты чо, Раккахамус!? У нас в Лапландии без девчонок на рыбалку не ходят! - бодро выкрикнул Гас.
- А где ж их взять-то? - напряженно подумал Вилле Вало. Ответная мысль мгновенно влетела в лав-метал голову.
- Барти, бэйби! Ты рыбалку любишь? - заискивающе спросил в лав-метал трубку герой лав-метал.
- А можно я девчонок с собой возьму?
- Так и быть, бери! - небрежно позволил лидер супер группы HIM.
Вилле Вало набрал следующий номер: 69-69-69-69
- Бонжур, мон шерри! Сейчас я не могу ответить, так как провожу спиритический сеанс! Если ты красивая и
готическая - часы приема с 23.00, если красивая и неготическая - с 18.00, если некрасивая и готическая -
информация о группе на официальном сайте, если некрасивая и неготическая - ты ошиблась номером! - почти
шепотом проговорил магический голос.
- Юрки, возьми трубку! Это - я! Безумно симпатичный, экстремально готический и меланхоличный Вилле Вало -
звезда лав-метал!
- Гот вашу мать, Вилле! - обрадовался известный финский алкоголик Юрки из малоизвестной финской группы
The 69 eyes.
- Юрик, дарлинг, ты порыбачить хочешь?
- Можно! Я знаю, тут, на одном кладбище прудик заброшенный. Давай прям этой ночью и пойдем!
- Да нет, мы к Гасу на хату лапландскую едем!
- Ааа, так это не рыбалкой называется! Ща, оденусь! - и Юрки загремел своими готическими перстнями, зазвенел
цепями и заскрипел кожей.
***
К апартаментам Гаса медленно подкатился огромный черный катафалк, доставивший тела участников супер группы HIM
и малоизвестной финской группы The 69 eyes. Юрки и Юсси выгрузили из авто гроб со снастями, девчонками и
выпивкой. Вилле Вало торжественно нес коробку вкусных кубинских сигар.
Гас, облаченный в меховой халат с золотой вышивкой Born for Hockey и огромную ковбойскую шляпу, сиял на
крыльце. Из десятков мощных колонок, установленных по периметру огорода гремел Motorhead.
- Ну, по рюмочке, и - на берег! - весело пргласил всех Гас.
Опрокинув несколько бутылок водки и пару ящиков пива, друзья отправились рыбачить.
Юрки приволок черный кожаный трон и удобно расположился в нем. По обе руки присели готические девочки. Одна
достала из банки мертвого червя. Другая насадила его на крючок в виде анха. Юрки закинул удочку и откинулся
на спинку трона, обняв литровый пузырь водки.
Вилле Вало задумчиво насадил сигарету на свой лав-метал крючок в виде хартограммы.
Юсси в паре с Мижом сражались в шахматы с Барти и его очаровательной группой поддежки. Гас элегантно дымил
сигарой, цедя коньяк из большого эмалированного ведра.
Кто-то весело шумел в сауне.
Допив водку, Юрки уставился мутным взглядом на Вилле Вало:
- Какая-то у Гаса рыба неготическая! Не идет на мертвого червя!
- И на Мальборище не клюет! Эндлесс дарк, Юрич! - откликнулся герой лав-метал.
- Не знаю, мужики! Вчера на динамит отлично шла! - довольно замел Гас.
- Не дурно бы выпить! - хмуро подвел итог Юрки.
Готические девочки смотали удочки, подхватили трон и понесли его к столу на веранду. Юрки, величественно
восседавший на троне, указывал направление пальцем, на котором блистал огромный готический перстень.
Вилле Вало, покачиваясь, побрел за ними.
Друзья уговорили еще один гроб водки и два гроба пива.
- Пора ужинать! - торжественно объявил Гас, - Сегодня у нас лапландское рагу из оленины и печеный картофель!
- О, бэйби, бьютифул! - обрадовался Вилле Вало.
- А как же все наши уговоры про вегетарианство? - обиженно нахмурились Миж и Линдэ.
- Свитхартс, так я и так, почти во всех интервью стою на этом!
- Да не слушай ты их! - одобряюще подмигнул Гас, вываливая оленину в тарелку друга из огромного чугунного чана.
После ужина друзья еще долго веселились, оттопыривались, пели старинные лапландские песни под магические
северные ритмы, которые Гас выдавал половниками на трижды опустошенном чугунном чане.
Окончательно наотдыхавшись, друзья начали валиться спать.
Юрки с размаху сыграл в свой ящик, гремя готическими перстнями и цепями. На него рухнул Юссич, не вынимая изо
рта банку пива. Оставшееся место заняли неразговорчивые готические девочки, смиренно свернувшиеся черными
комочками возле своих повелителей.
Гас, лениво пожевывая сигару, расположился в исполинском гамаке, поставив рядом ведро с коньяком.
Широкую дубовую кровать в доме занял Линдэ, нежно обнимая одной рукой Мижа, другой - флакон Джэка. Остальные
с комфортом развалились на мягких коврах.
Слышался кокетливый шепот Барти и сдавленные женские смешки.
Вилле Вало, раскачиваясь с банкой пива, курил и смотрел на звезды:
- Рыбалка у тя, Гасыч - бьютифул! А местечко здесь! …Когда-нить клип тут снимем!
- Зимой можно! Мои на зиму уедут! Тогда и клип снимем…хартограмму из елок зажжем, на лошадях покатаемся…
порыбачим! - из под шляпы сладко промурлыкал Гас.
- Кошмарной всем ночи! - невнятно пробубнили из под крышки гроба.

84

Я вроде это выкладывала здесь же.... o.O

85

Beautiful ну я и написала в начале, что не помню было или нет.. :'(
извини... :flirt:

86

Если уже было - то не обижайтесь.......... :tomato:

Bittersweet: история создания текста

За столом сидит Лаури, перед ним листок финской бумаги,
два остро заточенных финских карандаша (второй запасной)
и финский ластик. Лаури отображает лицом полную
готовность писать песню. За его спиной вышагивает
взад-вперед Вилле Вало, отображая лицом мучительную
творческую рефлексию.

- Так, значит: my silent suffocation: нормально: дальше,
пиши: break this bittersweet spell on me:
.- Брэйк: дыс: - пришептывает Лаури, старательно выводя
буквы. - Бит: Битнер? Как там?
- Bittersweet, baby:
- В одно слово прям? .....- В одно прям.
.- С двумя 'т' пишется?
- С двумя.
Лаури сконфуженно хмыкает и подтирает ластиком ошибку.

- Так: - Вилле морщит лоб, нос, рот, уши и прочие гиперподвижные части лица. - On me: on me: vittu: С чем же это зарифмовать: on me:
- ДэстынИ? - робко подсказывает Лаури.
- Кто?
- Ну это: дэстынИ:
- А! Destiny! Точно! - лик героя Финляндии светлеет. - Умница ты моя!
- Ага-а: - 'умница' алеет пухлыми щечками.
- Что бы я без тебя делал
- А поцеловать? - 'умница' наглеет. - В щечку: дядя Вилле, а?
- Ну конечно, дарлинг: - Вилле целует своего помощника в район виска, уворачиваясь от тыкающегося в глаз пера.
Тяжко вздохнув, сажает Лаури на колени и обнимает за талию. - Значит, пиши дальше: Lost in the arms of destiny: да, вот так: умница: у тебя еще и почерк красивый:еще разок bittersweet напиши: для красоты:

Лаури вдохновенно каллиграфит.

- Чудесно: солнце моё: нет, ну что бы я без тебя делал, а? I need you: daahlinn':
- Энд ай нид ю, - вторит ему Лаури, отираясь небритой щекой о небритую же щеку Вало. - Записать?
- Да, это ты тоже запиши: хорошая идея, Лауричка, растешь на глазах! Сейчас вот допишем эту байду и пойдем в 'Лост энд Фаунд', я тебе пива куплю.
- Ноль-пять литра? - у Лаурички загораются глаза.
- Ну уж нет, ноль-три. Безалкогольного ....

87

:D

88

А теперь  про Вилле и Мишку.

Двадцать лет спустя. Весьма пожилые Вилле с Миже в постели. Второй толкает Вилю в бок и с изумлением показывает на оттопыревшееся одеяло как раз в районе «этого самого». Вилле, читая книгу, лениво замечает:
- Не выпендривайся. Я же знаю, что это твоя гитара.    :rofl:

89

:rofl:  :rofl:  :rofl:

90

:D  :rofl:

Вилле читает в газете: «В результате криминальных разборок в ресторане убита официантка». Говорит Сюзи:
- Скучно, наверное, тебе целый день дома сидеть. Может, на работу устроишься?
- Кем же я могу устроиться?
- Да кем угодно, хоть официанткой…

***
Вилле, влетая в спальню, кричит:
- Сюзи, в квартире пожар! Что вытаскивать в первую очередь?!
Из шифоньера раздается приглушенный голос:
- Шифоньер!
- Кто там говорит? - удивляется Вало.
- Это мы, джинсы!


Вы здесь » Ville-hearts & Marsis » Приколы » Юморные рассказики про HIM!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!