Tan Heartagram

Ville-hearts & Marsis

Объявление

При несоблюдении правил форума пользователи будут заблокированы. Просмотр фото доступен только зарегистрированным пользователям!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ville-hearts & Marsis » Приколы » Юморные рассказики про HIM!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!


Юморные рассказики про HIM!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Сообщений 1 страница 30 из 185

1

Съемки клипа Sacrament!  :haha:  :haha:  :haha:

Часть Первая.
Выбор.

[Хмурое утро в Хельсинки]

ПРОДЮСЕР: Итак, еще раз хочу напомнить, почему все мы здесь сегодня собрались. Нам предстоит решить, на какую песню из альбома LOVE METAL мы будем снимать клип. Еще раз напоминаю, что нашего гостя, режиссера, этот вопрос тоже касается, потому что он и будет снимать это видео. Так что не игнорируйте его, не обзывайте и не пинайте…
ВИЛЛЕ: Продюсер, дарлинг! Мы же приличная группа. Мы так никогда не…
Бертон толкает плечом Вилле и указывает подбородком на фингал продюсера.
ВИЛЛЕ: Прости, бэйби, вчера погорячились…
ПРОДЮСЕР (с ненавидящим взглядом): все могут высказываться, никто не может отсиживаться просто так! С теперешнего момента заседание считаю открытым!
Все бурно аплодируют. Через минуту в комнате воцаряется молчание.
ВИЛЛЕ: А может нам вообще больше клипов не снимать? Будем как Gorrilaz.
МИГЕ: Кто такие?
ВИЛЛЕ: Ну такие, смешные, маленькие обезьянки.
МИГЕ: Музыку играют?
ВИЛЛЕ: Да нет, дарлинг, музыку играют люди. А в клипах за них обезьянки поют. Зачем нам самим в клипах играть? Нас и так все уже видели.
Продюсер тяжело вздыхает.
ГАС: А я предлагаю снять на Buried Alive By Love.
МИГЕ: Уже сняли.
ГАС: Ну и что. Чем больше клипов на сингл, тем сингл популярнее.
МИГЕ: Так ведь это не сингл! Сингл у нас был Funeral of…
Гас хватается за сердце и потихоньку сползает на пол. Вилле подбегает к барабанщику и пытается его поднять.
ВИЛЛЕ: Гас, дарлинг, ты что? Миге пошутил! Никакой Funeral с Buried Alive By Love и рядом не валялся!
ГАС: правда?
ВИЛЛЕ (громко): Конечно, бэйби! (Поворачивается к Миге) Что за бьютифул?! Настоящие Funeral нам хочешь устроить?
ПРОДЮСЕР: Я думаю, нам нужно снять клип на The Path. Всякие садики там показать, лютики – цветочки…
ВИЛЛЕ (грозно): у меня в садочке! Ты что, бэйби! Мы же звезды лав-метала! Какие могут быть лютики! Раз уж цветочки, тогда хоть крапива…
БЕРТОН: Помню, мама варила такой дивный суп из крапивы…
РЕЖИССЕР: А может быть Circle Of Fear? Ну мы там круги ада изобразим. Сатану и все такое.
ВИЛЛЕ: Режиссер, что за бьютифул? Мы же не сатанисты!
РЕЖИССЕР: Да?? А как же Die Tonight For Love?
ВИЛЛЕ: Это просто песенное выражение такое! Продюсер, дарлинг! Где ты его откопал, такого необразованного?
ПРОДЮСЕР (в полголоса): где-где. В Караганде!
ВИЛЛЕ: Больше туда не ногой, понял?
МИГЕ: А может, на Don’t Close Your Heart?
ГАС: Это же с другого альбома!
МИГЕ: Какая разница! Давайте уже снимем, и напьемся на премьере!
ВИЛЛЕ: Хорошая мысль! Продюсер, бэйби! Мы выбрали песню!
ПРОДЮСЕР (шепотом): Лучше б я шел воспитателем детского сада.
РЕЖИССЕР: А чем вам не нравится Funeral OF Hearts? Мы там похороны покажем.
ВИЛЛЕ: Это как?
РЕЖИССЕР: Ну там, гробы, олени, павозки, факелы в форме хартограммы и много снега.
ВИЛЛЕ: Нееее, уж очень мрачно. Песня-то про любовь. А ты тут какие-то похороны придумал! Бэйби, вслушивайся в текст!
МИГЕ: Endless Dark? С этого альбома?
Вилле кивает.
МИГЕ: Ну вот. Снимем тьму.
РЕЖИССЕР: Просто тьму?
БЕРТОН: А что? И тебе забот никаких, и нам не дергаться, и бюджет три евро.     
РЕЖИССЕР (показывая пальцем на Линде): А почему этот все время молчит?
ВИЛЛЕ: А черт его знает. Я с ним уже больше десяти лет знаком, и еще ни разу не слышал от него ни слова.
РЕЖИССЕР: Так может он того? Глухонемой?
ВИЛЛЕ: Неееее, он же гитарист, на гитаре вроде как играет.
РЕЖИССЕР: И что?
Вилле задумывается на секунду. Потом подходит к Линде.
ВИЛЛЕ: Линде, бэйби, ты меня слышишь?
Линде улыбается, берет с полки гитару и играет вступительные аккорды Soul On Fire!
ВИЛЛЕ: Он слышит меня!
РЕЖИССЕР (восхищенно): Ни одного инвалида в группе? Вот это блин настоящий лав метал!
ГАС: А может Buried Alive By Love?
ВИЛЛЕ: Гас, бэйби, не нервируй меня!         
ГАС: Ладно-ладно. Предлагаю Soul On Fire. Я уже даже сценарий придумал.
РЕЖИССЕР: Озвучь.
ГАС: ну, значит, диванчик, зал оперы, Джульета Льюис и все в коричневом цвете…
ВИЛЛЕ: Гас, бэйби, возьми себя в свои руки! Кроме своих рук, ты больше ни в чьи не поместишься!
ПРОДЮСЕР: Beyond Redemption тоже не плохая песня.
ВИЛЛЕ (изумленно): дарлинг, где ты у нас хоть одну плохую песню слышал? Плохих не держим!
МИГЕ (читая список песен на сиди): Sweet Pandemonium… Это про че ваще?
ВИЛЛЕ: Миге, бэйби, не позорь мою черную кудрявую голову. Это же про несчастную любовь!
РЕЖИССЕР: Кстати, несчастная любовь сейчас очень актуальна…
ВИЛЛЕ (вздыхая): The world is so cruel… Как циничен шоу бизнес… Линде, бэйби, дай-ка мне гитару. Я, кажется, придумал новый хит для нашего пятого альбома.
МИГЕ: У нас их уже 4?   
РЕЖИССЕР: А мне вот лично больше всех The Sacrament нравится.
ВИЛЛЕ: Бэйби, The Sacrament нравится всем!
ПРОДЮСЕР: Принято единогласно!
МИГЕ: Что такое «единогласно»?
ВИЛЛЕ (вытирая слезинку): Продюсер, дарлинг, я так рад за нас!
ГАС: А можно мне не худеть для съемок?
ПРОДЮСЕР: Можно. (в полголоса) Да у тебя и не получится.
МИГЕ: А теперь давайте отметим это офигинительное событие!
ВИЛЛЕ: Принято единогласно! 

Часть Вторая.
Концепция.

[Еще одно хмурое утро. В том же Хельсинки]

ВИЛЛЕ (нервно стучит по баночке ледяного финского пива): Да где же наш режиссер? Где он, такой дарлинг, лазает?
БЕРТОН: Может он уже клип для THE 69 EYES снимает?
МИГЕ: Если так, то он больше никогда уже не увидит хмурого солнца Хельсинки…
ВИЛЛЕ: Миге, бэйби, что за агрессивный настрой?
ПРОДЮСЕР: Ща придет, куда ему деваться…
Раздаются шаги за дверью. В комнату заходит довольный режиссер.
РЕЖИССЕР: Терве, парни! Ну что, Матрица имеет вас?
Все удивленно переглядываются.
РЕЖИССЕР: Я только что Матрицу посмотрел. Блин, вот когда-нибудь снять бы что-то подобное…
ВИЛЛЕ: Сначала нам клип сними, а потом уже клепай про свои ложки, которых нет…
РЕЖИССЕР: Да, да, да…Так что там у нас? The Sacrament?
ПРОДЮСЕР: Вначале составим смету.   
МИГЕ: Это че такое?
ВИЛЛЕ: Миге, дарлинг, иногда лучше жевать, чем говорить.
ПРОДЮСЕР: Обычно на клипы тратят много, потому что клипы – это лицо музыкантов. Но в нашем случае, я думаю это не обязательно…
РЕЖИССЕР: С этого момента, пожалуйста, поподробнее…
ВИЛЛЕ: Продюсер, бэйби, как же мы с нищем лицом-то? Неудобно как-то перед фанатами. Куда, скажут, вы наши деньги с концертов подевали? А мы что ответим?
ПРОДЮСЕР: Ответьте правду. Пропили.
БЕРТОН: Тоже вариант. 
РЕЖИССЕР: А я тут на днях журнальчик читал. Там было написано, что американская группа Linkin Park на свой последний клип NUMB потратила 500, 000 у.е.
МИГЕ: Мать мою за ляжку! Это ж можно было целых три года один только Miller пить!
ГАС: И олениной закусывать…
ВИЛЛЕ: Продюсер, а ну выкладывай, сколько ты нам денег из партийной кассы выделишь?
ПРОДЮСЕР: Ну… десять тысяч…
ВИЛЛЕ: Долларов?
ПРОДЮСЕР: Откуда же у нас столько долларов? Марок, Вилле, марок.
ВИЛЛЕ: Продюсер, какой же ты зе хартлес! (подходит к столу, за которым сидит продюсер с бланком сметы) Пиши! (тыкает пальцем в бумажку) И-ТО-ГО 500, 000 долларов. Американских. А то как это? Американская группа Linkin Park может снимать себе такое дорогое лицо, а моя любимая финская группа HIM  - нет?
Линде и Бертон одобрительно хлопают в ладоши.
Продюсер начинает писать, но через секунду останавливается.
ВИЛЛЕ: Что такое, бэйби? С пастой проблемы?
ПРОДЮСЕР: Нет, с мозгами…
РЕЖИССЕР: Ну, когда расходы на клип утверждены, можно и о самом клипе подумать. Я предлагаю снимать в Австралии. Все в черных плащах, с пистолетами за поясом и круглыми очками на глазах. А еще нам нужен негр! Желательно поздоровее.
Линде удивленно открывает рот. Гас крестится.
МИГЕ: За каким фигом нам негр? Мы что, Красный Крест?
РЕЖИССЕР: Как зачем? А как же нам без Морфея, в Матрице?
ВИЛЛЕ: Ни в какую Матрицу мы не поедем! У нас и в Финляднии есть приличные негры…Тьфу! Места!
ГАС: Можно снимать у моей бабушки за городом. Там у нее очень симпотинчый огородик.
РЕЖИССЕР: Ладно, где снимать – это не вопрос. Вопрос  - что снимать?
МИГЕ: А про что песня?
ВИЛЛЕ: Миге, бэйби, сегодня вечером, если придешь домой вменяемым, выучи, пожалста, слова наших песен. Хотя бы приблизительно.         
РЕЖИССЕР: Ладно, будем отталкиваться от лирикса. Как там? My church is not of silver and gold… Все понятно.
БЕРТОН: Что понятно?
РЕЖИССЕР: Будем подыскивать вам церковь. Побольше и покрасивше. Арендуем ее на пару дней и снимем историко-культурный клип.
МИГЕ: Мы же не канал DISCOVERY, чтоб про церкви показывать!
ГАС: А где у нас в Финляндии есть красивые и большие церкви? Я таких не видел.
РЕЖИССЕР: В Россию поедем! Там таких много…
ВИЛЛЕ (нервно поправляя шапочку): Нетушки, дарлинг, в Россию мы не поедем. Такая там обстановка криминогенная. Того гляди, еще и трусы любимые стырят. Полный бьютифул будет!
РЕЖИССЕР: Ладненько, красивый дом я и в Финляндии смогу найти. (Задумывается на секунду) У меня знакомый один есть. Я ему пять лет назад руку пожимал на одной светской вечерине. У него домов много. Всяких разных и во всех странах.
БЕРТОН: Кто такой?
РЕЖИССЕР: Этот человек довольно известный в особо узких кругах. Абрамович его фамилия.
ВИЛЛЕ: Наверное, в очень узких кругах. Ни разу о таком не слышал.
ПРОДЮСЕР: Это неважно. Главное, чтобы он о вас слышал.
РЕЖИССЕР: Так, будем считать, что место нашли. Теперь об экшне!
МИГЕ: О чем?
ВИЛЛЕ: Никакого экшна! Чтобы все тихо, мирно и бьютифул.
РЕЖИССЕР: Нам нужна девушка!
ПРОДЮСЕР: На кой нам девушка? Фанаток злить?
РЕЖИССЕР: И ты, Вилле, будешь ее целовать!
ВИЛЛЕ: Я?! Режиссер, дарлинг, за что мне такое?
ГАС: Если Вилле не хочет, можно мне?
РЕЖИССЕР: Гас, ты, конечно, не обижайся, но ты ведь у нас не звезда лав метала, чтобы девушек в клипах целовать.
ГАС (вздыхая): Всю жисть так…
РЕЖИССЕР: Значит, концепция такова: красивый дом, внутри играет HIM, а девушка ходит вокруг дома и караулит Вилле.
ВИЛЛЕ: А почему именно меня, бэйби? Пусть уж лучше Миге…
РЕЖИССЕР: Ладно, пусть караулит Миге…
ПРОДЮСЕР: Никто никого не будет караулить! Песня про несчастную любовь! Вы что забыли?
ВИЛЛЕ: Дарлинг, какой ты умный. Вот поэтому ты наш продюсер.
БЕРТОН: А давайте, как будто она, девушка то есть, потерялась в лесу. А потом выходит из леса и видит наш зашибенно-офигинительнный пантовый дом!
ВИЛЛЕ: Неплохая идея… Вот только чего она в лес поперлась?
РЕЖИССЕР: Так ложку ж ведь искать. Она еще не знает, что ложки на самом деле нет…
БЕРТОН: И вот она там ходит вокруг дома и думает: «А кто там такие симпатичные ребятки такую хорошую музычку играют?».
ВИЛЛЕ: Бертон, бэйби, ты просто Стивен Спилберг!! 
РЕЖИССЕР: Еще надо загадочности для остроты добавить.
МИГЕ: То есть?
РЕЖИССЕР: Ну например, какую-нибудь странную вещь с одной стороны, и совсем обыкновенную с другой.
МИГЕ: Я уже задолбался спрашивать!       
РЕЖИССЕР: Ну хоть бы… фотку!
ГАС: Фотку? И чего в ней странного?
РЕЖИССЕР: А пусть на ней будет сфотан Вилле и эта девушка. А к концу клипа изображение Вилле на фотке пропадет!
ВИЛЛЕ: Wow, дарлниг, да ты просто Стивен Кинг!
РЕЖИССЕР: А внизу фотки проявляется надпись: Все, что имеет начало, имеет и конец.
ПРОДЮСЕР: (раздражено) Как и мое терпение.
РЕЖИССЕР: А Вилле пусть бродит по полю.
ВИЛЛЕ: Чего?
ГАС: Если Вилле не хочет, можно мне?
РЕЖИССЕР: Бродить будешь и размышлять о том, что выбор уже сделан.
ВИЛЛЕ: Режиссер, дарлинг, хватит уже своей матричной философии! Мы же звезды лав метала, а не буддисты!
РЕЖИССЕР: А вокруг на поле снег! А ты в черном плаще, в черных очках и с палкой!
ВИЛЛЕ: Я же не инвалид, зачем мне палка?
РЕЖИССЕР: Палка, чтобы от Смитов отбиваться. Только вот столько много снега в Финляндии нету. Придется из Швеции вести…
ВИЛЛЕ: Режиссер, бэйби! Никакого швецкого снега! У нас и в Финляндии снег очень даже ничего! (подходит к продюсеру) Продюсер, дарлинг, пиши! Снег – финский! Финский! Я потом проверю!
Линде многозначительно кивает.
ВИЛЛЕ: МЫ! Мы потом проверим!
РЕЖИССЕР: Так, теперь надо девушку найти…
ГАС: А можно я буду искать?
РЕЖИССЕР: Есть у меня знакомая сестры шурина двоюродной тети моего сводного брата. Очень группу HIM любит.
ВИЛЛЕ: А волосы красивые?
РЕЖИССЕР: Красивые. Только ноги кривые.
ВИЛЛЕ: Причем же здесь ноги, когда я про волосы спрашиваю?
МИГЕ: Причем же здесь волосы, когда у нее ноги кривые?
РЕЖИССЕР: В общем и целом! Будет она ходить вокруг дома, по аллеям там, по дорожкам. А потом мы ее в лифчике покажем.
ВИЛЛЕ: Режиссер, дарлинг, зачем же так откровенно?
РЕЖИССЕР: Шоу бизнес, Вилле, шоу бизнес.
ВИЛЛЕ: Что за бьютифул!
РЕЖИССЕР: А ты будешь рядом с ней сидеть и смотреть на нее томно.
ВИЛЛЕ: Как же это? Она в лифчике, а я рядом сижу, томно смотрю? Нет, бэйби, неправильно поймут!
ГАС: А можно я, если Вилле не хочет?
РЕЖИССЕР: Весь клип будет в синем цвете.
БЕРТОН: С какого перепугу?
РЕЖИССЕР: Ну как же? Матрица в зеленом, а нам клип – в синем. Все логично.
БЕРТОН: А костюмы? Как обычно? Каждый надевает свои любимые шмотки?
РЕЖИССЕР: Какие еще любимые шмотки? Значит, каждый  выбирает: или потрепанный голубой свитер, или черный развивающийся кожаный плащ и обтягивающие черные штаны.
ВИЛЛЕ: Режиссер, бэйби, я тебя One Last Time предупреждаю…
РЕЖИССЕР: Ладно-ладно, раз уж вы такие все не продвинутые, приходите, кто в чем хочет. 
ПРОДЮСЕР: Значица так! Подвожу итоги: место для съемок нашли, костюмы тоже. Концепцию разработали, девушку привезем. Снег тоже найдем. Вроде все.
МИГЕ: Надо это отметить.
ПРОДЮСЕР: Завтра все в восемь здесь! В любом виде, только чтобы вовремя! Автобус ждать не будет!
ВИЛЛЕ: Продюсер, бэйби, об чем разговор? Все будет просто бьютифул!

  Часть Третья.
Съемка.

(Финский автобус. 8:46 pm)
ВИЛЛЕ: Режиссер, дарлинг, куда ты нас везешь?
РЕЖИССЕР: Тут недалеко, загородный дом Абрамовича. Он нам даже разрешил на балкончик выйти.
ГАС: А где мои барабаны?
МИГЕ: И моя гитара?
Линде вопросительно глядит на режиссера.
БЕРТОН: И мой синтезатор?
РЕЖИССЕР: Не волнуйтесь, граждане финны, все привезли на место еще до нас.
ПРОДЮСЕР: Говорил же, блин, во время надо было приходить!
ВИЛЛЕ: Бэйби, в следующий раз уточняй, в восемь утра или вечера.

(Автобус останавливается. Все выходят наружу и смотрят на дом).
МИГЕ: Ядри меня налево! Вот это домик в деревне!
ГАС: Почему у меня до сих пор такого нет?
ВИЛЛИ: А мне больше моя квартирка в Хельсинки нравится.
БЕРТОН: А мне нет.
РЕЖИССЕР: Так, все во внутрь!

(Все проходят в самую большую комнату в доме и видят, что инструменты и микрофон уже стоят на своих местах)
РЕЖИССЕР: Каждый занимает свою позицию, но перед съемками я хочу вас познакомить с Мартой. Марта! Ты где?
(В дверях зала появляется девушка, с длинными распущенными волосами, темной дубленке и счастливым выражением лица).
РЕЖИССЕР: Знакомьтесь все! Это Марта!
МИГЕ: Привет, какие дела?
ГАС: Очень приятно.
Линде вежливо кивает.
БЕРТОН: Здрасте.
ВИЛЛЕ: Привет, бэйби.
МАРТА: Ох, Вилле! Я так рада сниматься в твоем клипе!
ВИЛЛЕ: В нашем клипе…
МАРТА: Я так люблю твою музыку!
ВИЛЛЕ: Нашу музыку…   
МАРТА: И вообще! Я тебя просто обожаю! Ты такой клевый лав метал чувак!
ГАС: (тяжело вздыхая) Всю жисть вот так.
МАРТА: А где ты сегодня вечером ужинаешь?
ВИЛЛЕ: Где-нибудь в другом месте. (Режиссеру) дарлинг, убери от меня эту poison girl!
РЕЖИССЕР: Марта, спасибо, что зашла, теперь не мешай. У нас тут сложный процесс съемок начинается.
МАРТА: А можно мне здесь…
РЕЖИССЕР: Нет, процесс требует абсолютной концентрации.
Марта уходит с несчастным выражением лица.
МИГЕ: А где пивасик?
РЕЖИССЕР: Что?
МИГЕ: Пивасик, бухло, выпивка? Где моя прелесть?
РЕЖИССЕР: Э…
ПРОДЮСЕР: В соседней комнате. Пять ящиков с пивом.
Все идут в указанном направлении.
ВИЛЛЕ: Вот поэтому ты до сих пор наш продюсер, бэйби…

11: 23 pm
Состав группы возвращается обратно в зал.
ВИЛЛЕ: Режиссер, дарлинг, мы готовы.
ПРОДЮСЕР: А мы нет! Ночь на дворе! Теперь придется ждать до утра.
МИГЕ: Не проблема.
Состав поворачивается и опять отбывает в известном направлении.

10:03 am
РЕЖИССЕР: Итак, все займите свои позиции у инструментов. Сейчас все изображают буйную страсть от музыки, которую вы играете. В общем, Soul On Fire! А ты, Вилле, постарайся выглядеть как-нить посексуальнее.
ВИЛЛЕ (чешет затылок): Это как это?
РЕЖИССЕР: Представь, что за тобой постоянно наблюдает Миге…
ВИЛЛЕ: Понял!
РЕЖИССЕР: ЭКШН!

11:14 am
РЕЖИССЕР: Сцена снята! Смена декораций!
ВИЛЛЕ: Ну наконец-то, я уже устал выглядеть сексуально! Надо передохнуть! (берет баночку с пивом)
РЕЖИССЕР: Марта!
(У Вилле из рук от неожиданности выпадает банка с пивом)
ВИЛЛЕ: Эх! Ну что за бьютифул! Зачем нам эта Марта! С ней прямо Heartache Every Moment!
Счастливая Марта заходит в зал.
МАРТА: Терве, Вилле…
У Вилле в глазах нескрываемый ужас.
РЕЖИССЕР: Значит так. Марта, садись на диванчик. Ты, Вилле, рядом. Садись-садись, не бойся. Диванчик хоть и антиквариат, только еще крепенький. Мне Абрамович разрешил мебелью пользоваться.
Вилле садиться на краешек дивана. Марта подвигается поближе к Вилле.
РЕЖИССЕР: А теперь целуйтесь!
ВИЛЛЕ (изумленно вскакивая с дивана): Ты, что, бэйби, дарлинг!! Как же можно?! Это прямо Razorblade Kiss какой-то получится!! Можно, я лучше с Миге?
РЕЖИССЕР: Нет, с Миге нельзя. Только сМартой.
МАРТА: Вилле, милый, в чем трабл?
ВИЛЛЕ: Марта, дарлинг, Won’t You Die Tonight For Love?
РЕЖИССЕР: Ладно! Вилле, я понял. Вставай за диванчик и смотри на Марту томным и зовущим взглядом.
ВИЛЛЕ: Э... Каким?
РЕЖИССЕР: Ну представь, будто ты смотришь на Миге.
ВИЛЛЕ: Ах, бэйби, легко.
РЕЖИССЕР: Слава Богу! Так, камера, палароид! ЭКШН!

11:42 am
РЕЖИССЕР: Стоп! Сцена снята!
МАРТА: Вилле, тебе так идет эта шапочка!
ВИЛЛЕ (смущенно): Киитас, дарлинг. Тебе так идут твои волосы.
МАРТА: Ой, Вилле, какой ты смешной! А в какой андерграунд бар ты сегодня пойдешь?
ВИЛЛЕ: Я думаю, что сегодня, ради своего душевного спокойствия, я напьюсь дома.
МАРТА: Ой, у меня тоже нет настроения никуда идти!
ВИЛЛЕ: Какое совпадение…
(Громкий голос из другой комнаты) Вилле! Вилле!
ВИЛЛЕ: Погодь секунду, дарлинг. (идет на голос) БА! БЭМ МАРГЕРА! (обнимается с другом) Ты откуда и куда, май деар бэйби?
БАМ: Да вот, приехал в Хельсинки, к своему другу, звезде лав метала. А мне сказали, он в клипе уехал сниматься! Добрые люди дорогу подсказали. Ну как жизняк?
ВИЛЛЕ: Да как обычно: Endless Dark, Joy & Sorrow и The Beginning Of The End.
МАРТА: Вилле, дорогой, ты где там?
БЭМ: У тя че, новая клюшка?
ВИЛЛЕ: Бэйби, дарлинг, уведи ее отсюда!! Она мне уже все Sweet Six Six Six проела!
БЭМ: Без вопросов, Вилле! Где она?
ВИЛЛЕ: Там, там!

12:03 pm
БЭМ: Режиссер! Марта больше тут не нужна?
РЕЖИССЕР: Да нет, мы уже сняли как она вокруг дома по дорожкам на своих кривых ногах блуждает.
БЭМ: Ну тогда прощевай!
РЕЖИССЕР: Ага.
ВИЛЛЕ: Искреннее финское КИИТОС, бэйби. My home’s in your arms!
БЭМ: Пока!! Как будешь в Калифорнии, звони, не стесняйся!
РЕЖИССЕР: Вилле, теперь сцена на балконе!
ВИЛЛЕ: А где же ребята?
РЕЖИССЕР: На первом этаже, отмечают окончание съемок клипа.
ВИЛЛЕ: Как же так, бэйби? А мы чем занимаемся?
РЕЖИССЕР: Для них съемки окончены. Теперь только твои сцены.
ВИЛЛЕ: Вот это просто бьютифул! И чего я должен на балконе делать? 
РЕЖИССЕР: Ничего особенного. Просто ходить тут, на перила облокачиваться и петь.
ВИЛЛЕ (себе под нос): Вот так это бьютифул – быть звездой лав метала. Другие водку пьянствуют, а я тут на балкончиках гуляю.
РЕЖИССЕР: ЭКШН!

13:43 pm
РЕЖИССЕР: СТОП!
ВИЛЛЕ: Я уже думал, ты никогда этого не скажешь, бэйби!
РЕЖИССЕР: Пока что отдохни. Смена декораций.
На балкон влетает Бертон.
БЕРТОН: Режиссер, я там такое крутое пианино нашел в одной комнате!
РЕЖИССЕР: Ты что? По комнатам у Абрамочива шаришься?
БЕРТОН: Ничего я не шарюсь. Просто решил прогуляться и забрел туда случайно…Можно я на нем поиграю в клипе, а?
РЕЖИССЕР: Ну…
ВИЛЛЕ: Можно-можно! Вы тут поиграйте, а я пока холодного финского пива попью, дарлинг!

14:01 pm
РЕЖИССЕР: Вилле? Теперь твоя сцена!
Вилле идет в зал, неся с собой банку пива.
РЕЖИССЕР: Теперь ты будешь петь на диванчике.
ВИЛЛЕ: Режиссер, сколько ж можно-то, бэйби!
РЕЖИССЕР: Сколько нужно, столько и можно!
ВИЛЛЕ (направляется к диванчику и неосторожно проливает пиво на рубашку): Что за бьютифул?! Продюсер, можно мне новую рубашку?
ПРОДЮСЕР: Ответ отрицательный.
ВИЛЛЕ: Бэйби?!
ПРОДЮСЕР: Где же я тебе ее возьму. Это вот единственная была! Весь бюджет на снег ушел! Финский!
РЕЖИССЕР: Так, декорации уже готовы, садись, Вилле, на диванчик и пой… А чего это у тебя с рубашкой?
ВИЛЛЕ: Что, сильно видно?
ПРОДЮСЕР: Другой нет.
РЕЖИССЕР: Тогда вообще ее снимай.
ВИЛЛЕ: Я конечно не режиссер, но, бэйби, не слишком ли много обнаженной натуры?
РЕЖИССЕР:  Чем больше натуры, тем значительнее прибыль.
Вилле задумывается.
ВИЛЛЕ (кричит): Линде, неси-ка мне гитару, я, кажется, придумал стихи для буклета нашего 5 альбома.
РЕЖИССЕР: Никаких стихов пока сцену не снимем!
ВИЛЛЕ: Эх… Whatever I do I do it wrong.
РЕЖИССЕР:  ЭКШН!

15:18 pm
РЕЖИССЕР: А теперь в поле!
ВИЛЛЕ: Режиссер, бэйби, мне теперь только на боковую! Какое еще поле?
РЕЖИССЕР: Большое поле с финским снегом.
ВИЛЛЕ: Это не съемки клипа, это прямо Wicked Game!

16:24 pm
(на поле)
ВИЛЛЕ: И что теперь?
РЕЖИССЕР: Бери и ходи!
ВИЛЛЕ: Как ходить?
РЕЖИССЕР: По человечески!
ВИЛЛЕ: Я по-человечески не могу, бэйби. Устал очень. Я теперь только по-черепашьи могу. Медленно и скучно.
РЕЖИССЕР: Вилле, бэйби… ТЬФУ! Вилле, давай как можешь. Я уже тоже не могу этот клип снимать! ЭКШН!!

(через две недели)
РЕЖИССЕР: А теперь прошу всех заткнуться и посмотреть плод моего высокоинтеллектуального и продвинутого труда.
МИГЕ: А?
ПРОДЮСЕР: Все наблюдаем телевизор!

(после просмотра)

БЕРТОН: Мне понравилось. Самая лучшая часть  - это конечно пианино…
МИГЕ: Самая лучшая часть – это когда эта девка в лифчике…
Линде кивает.
ГАС: Самая лучшая часть – это моя ковбойская шляпа…
ВИЛЛЕ: Нет, самая лучшая часть – это группа HIM!
Все в немом восторге уставились на Вилле, потом встали и молча направились в ближайший андерграунд бар. Даже продюсер.

2

ГАСТРОЛИ...... :rofl:  :lol:  :haha:  :haha:  :help:  :haha:

Часть Первая.
Граница.

(Таможня Гамбурга. Германия.)

МИГЕ: Я не понял, че за нафиг?
ВИЛЛЕ: Не колотись, дарлинг, давай лучше я. Менеджер, бэйби, че за нафиг?
МЕНЕДЖЕР: Что ж тут не понятного? Ваши инструменты задержаны для осмотра на предмет содержания всяких вирусов и вредных веществ.
ВИЛЛЕ: Бэйби?!
МЕНЕДЖЕР: Проще говоря, наркота и атипичная пневмония. 
ВИЛЛЕ: Дарлинг, мы же звезды лав метала – какая у нас может быть пневмония? Тем более атипичная…
МИГЕ: Ща я кому-нить дам в бубен…
МЕНЕДЖЕР: Не надо, а то вас из Финляндии вообще больше никогда не выпустят. Посидите лучше тут…
ГАС: А мне здесь нравится. Всякие рисуночки интересные на стенах.
ВИЛЛЕ: Гас, бэйби, тебе же уже не семь лет – всякие интересные рисуночки на стенах рассматривать…
БЕРТОН: И долго они еще будут мутить с нашим барахлом?
МЕНЕДЖЕР: Долго, поэтому мы все сейчас едем в гостиницу. Я для вас уже целый день распланировал.
Линде изумленно-восхищенно смотрит на менеджера.
ГАС: А как же концерт?
МЕНЕДЖЕР: Концерт будет, только попозже. Когда инструменты проинспектируют.
ВИЛЛЕ: Это не таможня, это прямо Endless Dark!
МЕНЕДЖЕР: А вон и автобус с продюсером подъехал! Господа финны, прошу всех пройти в автомашину. 

(В автобусе)

ВИЛЛЕ: Продюсер, бэйби, что за негостеприимный настрой? Неужели германцы совсем финскую группу HIM не любят?
ПРОДЮСЕР: Во-первых, немцы. А во-вторых, причем здесь финская группа HIM? Сегодня у них праздник профессиональный! День немецкого таможенника. Поэтому думается мне, они ваши инструменты до завтра не выпустят. Просто не в состоянии будут.
МИГЕ: Вот падлы! Немецкую водку жрут! А мы тут в автобусе в гостиницу едем, с придурками всякими разговоры разговариваем!
ВИЛЛЕ: Миге, бэйби, не расстраивайся, в гостинице наверняка будет бар.
МЕНЕДЖЕР: Конечно, будет! Я специально по размерам бара отель и подбирал!
МИГЕ: Может, и нам какой-нить день праздником обозвать?
БЕРТОН: Точно! Чтобы нажираться можно было без зазрений совести нашего продюсера…
ГАС: Назовем его «День Финляндии».
ПРОДЮСЕР: Да у вас и так каждая ночь – День Финляндии! 
ВИЛЛЕ: Менеджер, дарлинг, огласи-ка нам нашу культурную программу?
МЕНЕДЖЕР: Очень, подчеркиваю, культурную! Вначале размещение в отеле, потом интервью для одного очень известного немецкого журнала, а потом еще одно интервью для другого очень известного журнала…
ВИЛЛЕ: Менеджер, бэйби, это не культурная программа, это просто The Beginning Of The End! А как же бар?
МЕНЕДЖЕР: Сегодня?
ВИЛЛЕ: Дарлинг, я уже Миге пообещал. 
БЕРТОН: Почему когда на гастроли ездят THE 69 EYES, им разрешают напиваться до слюней и бегать по отелю голыми? А нам даже в бар пойти нельзя?
ПРОДЮСЕР: Потому что HIM – группа известная, а THE 69 EYES еще пока нет.
МИГЕ: Таким манером они станут известнее нас…
ПРОДЮСЕР: Приехали! Вот и ваш отель! Идите, радуйтесь, что пару дней поживете как белые люди. С чистым постельным бельем и вытертой на подоконниках пылью.
ВИЛЛЕ: Что за бьютифул! Так непривычно!

Часть Вторая.
Размещение.

(У ресепшн)

РЕСЕПШН: Так, это у нас кто?
ВИЛЛЕ: Это у нас самая любимая и в народе почитаемая финская группа HIM, в полном составе, бэйби.
РЕСЕПШН: А сколько вас? Пять или четыре?
МИГЕ: В одно не въезжаю, зачем даунов на такие ответственные позиции нанимать?
ВИЛЛЕ: Нас пять, дарлинг, и еще два мальчика с нами.
МЕНЕДЖЕР: Нет, мы с продюсером себе хату по дешевле нашли.
БЕРТОН: Хорошо работаете, парни!
Линде с улыбкой показывает большой палец.
ВИЛЛЕ: Значит, нас уже пятеро, дарлинг.
РЕСЕПШН: Мне очень жаль, но сейчас у нас нет пяти лишних номеров.
МИГЕ: Как нет? Вилле, он сказал нет? Или я его германский акцент плохо понимаю?
ВИЛЛЕ: Как же нет, дарлинг? Наш менеджер нам номера забронировал заранее!
РЕСЕПШН: «Заранее» – три часа назад! Придется что-то делать…
ГАС: Я в чулане больше спать не буду!
ВИЛЛЕ: Гас, бэйби…
ГАС: И на чердаке тоже!
МИГЕ: Где скажем – там и будешь!
ВИЛЛЕ: А где наш деар продюсер, и менеджер?
БЕРТОН: Убёгли, гады!
РЕСЕПШН: В сложившейся ситуации нет ничего страшного. Вместо пяти неудачно забронированных номеров гостиница может предоставить вам четыре комнаты. Просто один номер будет двухместный.
МИГЕ: Это типа… мне надо будет с кем-то ночью в обнимку спать?
РЕСЕПШН: Ну, если хотите в обнимку….
ВИЛЛЕ: (стуча кулаком по столу) Что за издевательство над финнами, дарлинг ресепшн!! Я требую справедливости! Сегодня же праздник! День немецкого таможенника! Неужели в этот знаменательный день вы оставите известную группу HIM без жилья, деар бэйби?!
РЕСЕПШН: Герр Вало, я, конечно, понимаю, что Вы звезда лав метала, но вы мне сейчас своими перстнями новый дубовый стол разобьете.
БЕРТОН: И еще чью-нибудь харю!
РЕСЕПШН: Ноу проблем, господа лав металисты! Вы просто решите, кто будет делить один номер на двоих, и все.
ГАС: Я ничего ни с кем делить не буду! Мне надоело уже делиться! То с собакой делюсь бутербродами, то с Вилле – девушками. Сколько ж можно-то? Я не Матерь Тереза!
БЕРТОН: Это уж точно! А ты, Линде, скажи нам свое веское слово!
Линде неопределенно пожимает плечами.
БЕРТОН: Может, его языку глухонемых обучить? Хоть понимать будем, чего он там нам показывает…
МИГЕ: Я не хочу ни с кем жить! Это против моих бойскаутских правил! Еще подумают чего…
ВИЛЛЕ: Чего же могут подумать, Миге, бэйби? Мы же кумиры молодежи! Нам все можно.
МИГЕ: Точно! Все время об этом забываю!
ВИЛЛЕ: Я хоть и тоже люблю тишину и уединение, но согласен с кем-нибудь разделить один номер. Хотя это полнейший бьютифул…Где тут у них жалобная книга?
БЕРТОН: Я знаю, Миге был бы не против!
МИГЕ: Не против чего?
ГАС: ВСЕ! Заметано! Миге и Вилле живут вместе!
МИГЕ: Да сколько раз вам объяснять! Это был всего лишь эксперимент и длился он всего полгода…
БЕРТОН: Да нет, Миге, сейчас! Ты и Вилле сейчас живете вместе, на пару дней в одном номере!
МИГЕ: А… Сразу бы так и сказали. А про тот…эксперимент больше никому, иначе сразу в бубен…
ВИЛЛЕ: Не гастроли, а The 9th Circle!   

(В номерах)

БЕРТОН: Ё…! Да у вас номер в три раза больше, чем у меня!
ГАС: Я бы даже сказал, в четыре…
ВИЛЛЕ: (улыбаясь) Это потому, что он двухместный, бэйби.
РЕСЕПШН: Ну как, граждане финны? Все нормуль?
МИГЕ: Все просто Okein Hyvä! [фин: очень хорошо]
ВИЛЛЕ: Ресепшн, дарлинг, ты уж прости. Погорячился я там за стойкой.
РЕСЕПШН: Да знаю я вас, горячих финских парней…
МЕНЕДЖЕР: Ну как тут наши кумиры молодежи?
МИГЕ: (гневно) Ваши кумиры молодежи будут спать на одной кровати!
ВИЛЛЕ: Менеджер, бэйби, что за бьютифул?
МЕНЕДЖЕР: Сори, парни, такой вот Salt In Our Wounds.
ГАС: А мне нравится мой номер: он намного больше и чище подвала.
БЕРТОН: Но меньше моей ванной.
Линде кивает.
МИГЕ: Ладно, менеджер, в этот раз прощаю! Но если опять такая вот хрень приключится…
МЕНЕДЖЕР: Бар открывается в 10!
МИГЕ: В 10? А ща сколько?
БЕРТОН: Полдевятого.
МИГЕ: Так уже нужно собираться. Вилле, ты в чем нажираться пойдешь?
ПРОДЮСЕР: (входит в номер) Терве, парни! Уже распаковались? Хвалю. Давайте теперь перейдем к нашей культурной программе…
МИГЕ: Не пошел бы ты на фиг со своей программой! У нас уже своя есть! Начинается в 10!
ВИЛЛЕ: (извиняющимся тоном) Продюсер, дарлинг, не обижайся, он это несерьезно.
ГАС: А почему у меня в номере нет телевизора, окон и обоев?
ПРОДЮСЕР: Потому что это… экспериментальный номер.
Бертон и Линде жалостливо хлопают Гаса по плечу. Вилле грустно ему улыбается.
МИГЕ: (бегая по номеру и открывая все сумки подряд) Где мой любимый штопор?? Вилле, куда ты его заныкал! Знаешь же, без него мне ни одна бутылка ни в радость!
ПРОДЮСЕР: Миге, хватит носится как девка перед свиданием! Ща придет журналистка! А до 10 еще далеко!
МИГЕ: Смотри мне, продюсер, чтоб до 10 успели! А то я за себя не отвечаю!
ПРОДЮСЕР: Как и во все остальное время.
МЕНЕДЖЕР: (Вводя в номер девушку): А вот и наша первая журналистка! Так, ребята, сядьте на диван и мы начнем…
Девушка кидается к Вилле и начинает его целовать.
ВИЛЛЕ: МАМА, ДАРЛИНГ!! БЕШЕННАЯ ФАНАТКА!!
Менеджер несется в коридор, остальные пытаются оттащить девушку от Вилле.
ДЕВУШКА: Вилле! Я тебя люблю, и жить без тебя не могу! Если ты на мне не женишься, я Die Tonight For Love!!
ВИЛЛЕ: Миге, бэйби, Бертон, Линде, Гас, дарлинг!! ДА ОТТОЩИТЕ ЖЕ ЕЕ ОТ МЕНЯ!! Она мне щас всю подводку для глаз смажет! Nyt häivy дарлинг бэйби!! [фин: пошла прочь]
В номер забегает менеджер и поливает девушку пеной из огнетушителя. Девушка наконец-то отпускает Вилле. Продюсер и менеджер тут же уводят ее.
ДЕВУШКА: (крича по дороге из номера) Вилле! Как же так? Minä rakastan sinua! [фин: я тебя люблю] Ich liebe dich! Я тебя люблю!
ВИЛЛЕ: (нервно поправляя одежду) Я тоже тебя люблю, дарлинг, только давай любить на расстоянии.
МИГЕ: Мать моя финка! Вот это горячие немецкие фанатки!
ВИЛЛЕ: Ну вот, рукав мне порвала, такая бэйби!
В номер заходит запыхавшийся менеджер.
ВИЛЛЕ: Менеджер, дарлинг, что за бьютифул? У меня чуть макияж не потек, и рукав порвали! У меня от этой бэйби нервная почесуха начаться может.
МИГЕ: ДА! Смотреть же нужно, кого в номер к звездам лав метала волокешь!
МЕНЕДЖЕР: В наше время, Миге, очень трудно понять, кто фанат, а кто журналист.
ВИЛЛЕ: А ты документы у нее спрашивал?
МЕНЕДЖЕР: Кого?
В номер заходят продюсер и еще одна девушка.
ПРОДЮСЕР: Все внимание, это Инга, и она НАСТОЯЩИЙ журналист!
ВИЛЛЕ: Предъявите, пожалста, документы, бэйби!
Инга и продюсер замирают в изумлении.
МИГЕ: Да! Паспорт, водительские права, читательский билет и справку из больницы, что не страдаете чесоткой!
ИНГА: (протягивая необходимые бумаги Миге) С последним, пожалуй, будут проблемы.
МИГЕ: (тупо смотрит на документы) Вилле, ты по-немецки шпрехаешь?
ВИЛЛЕ: Не особенно, дарлинг. Зато я могу по-фински!
БЕРТОН: Мы все можем, вообще-то.
МИГЕ: Тогда на кой фиг нам все это? (выкидывает документы в окно)
ПРОДЮСЕР: У нас тут перед Вашим приходом случился небольшой инцидент. Но теперь все улажено. Присаживайтесь на диван. Ребяты, вы тоже не стесняйтесь.
Все удобно усаживаются.
МИГЕ: Учти, у нас времени до 10! Ни секундой больше!
ИНГА: Вилле, скажи, пожалуйста, на какой процент лириксы твоих песен отражают суровую действительность?
МИГЕ: Я понял только слово «скажи».
ВИЛЛЕ: Это очень личный вопрос, бэйби, я не могу на него ответить.
ИНГА: Чего же тут личного?
ВИЛЛЕ: Ты когда-нибудь была звездой лав метала и кумиром молодежи?
ИНГА: Нет.
ВИЛЛЕ: Вот когда будешь, тогда поймешь, дарлинг.
ПРОДЮСЕР: Не ерепенься, а то в бар не пущу.
Вилле тяжело вздыхает.
ИНГА: Какие у вас отношения с Юрки из группы THE 69 EYES?
ВИЛЛЕ: Отношения как отношения. Хорошие такие, дружеские отношения. А что такое, бэйби?
ИНГА: Просто недавно ходил слух, что вы подрались…
ВИЛЛЕ: А! Так это у Гаса был день рождения! Хорошо посидели…   
ИНГА: Скажите, а как вы в группе друг к другу относитесь? Не ссоритесь?
ВИЛЛЕ: Нет, дарлинг, мы вообще очень спокойные…
МИГЕ: ДА! Очень спокойные! У тебя еще много вопросов?
ИНГА: Штук 30…
МИГЕ: Ты что, блин, книгу пишешь?
ИНГА: Вилле, а зачем ты используешь декоративную косметику?
ВИЛЛЕ: А ты зачем, бэйби?
ИНГА: Э… Чтобы выглядеть красиво.
ВИЛЛЕ: Ну вот и я также, дарлинг. Чтобы всем нравиться.
МИГЕ: Слухайте, раз она только Вилле спрашивает, тогда мож я пойду? Очередь забью?
ГАС: Да! А почему вы только с Вилле разговариваете? Спросите что-нибудь меня!
ИНГА: Э-э-э…Как поживает ваш барабан?
ГАС: Плохо! На таможне стоит, без меня! Скучает небось…
ИНГА: Вилле, у вас сейчас есть девушка?
ГАС: Вот блин! Упустил свой вопрос!
ВИЛЛЕ: (смотрит на часы) К сожалению, бэйби, наше время истекло!
МИГЕ: (опять кидаясь к сумкам) Где мой гребанный штопор, ядри его за ногу?…
ИНГА: Вилле, а ты сегодня что будешь вечером делать?
МИГЕ: Да уж известно что! Мы будем делать это долго и нудно! Всю ночь напролет!
ИНГА: (изумленно) «МЫ»?
МИГЕ: Конечно, мы! Напиваться в одиночку – последнее дело!
ИНГА: Ну тогда последний вопрос: какие у вас планы на будущее?
ГАС: Помыть барабан и натереть его мастикой.
Линде мечтательно улыбается.
МИГЕ: Найти мой штопор.
ИНГА: Ну ладно тогда. Пока, ребятки, приятно было побеседовать!
ВИЛЛЕ: Пока, бэйби, Hyvää jatkoa.
МИГЕ: УРА!!! Нашел!!
ВИЛЛЕ: Ну что, дарлинги, тогда потопали.

Часть Третья.
В поисках живительной влаги.

(В баре гостиницы)
МИГЕ: (кидается к стойке) Бармен! Пиво, быстро! Пять бутылок!
БАРМЕН: Einundzwanzig alt, ja?
МИГЕ: Йа, йа!! Пиво давай!
БАРМЕН: Einundzwanzig?
МИГЕ: Какого банана ему надо? Ты знаешь, как по-немецки будет пиво?
ВИЛЛЕ: Beer, это по-английски, Пхи Дю – по-китайски, serveza – по-испански, la birra – итальянский, olut – по-фински…  По-немецки еще не выучил, бэйби…
МИГЕ: Что за гадостный день? Бармен, дай чего-нить! Водки, пива, виски, чего угодно, только не томи жаждой! Мы весь день без капли во рту. 
БАРМЕН: Einundzwanzig?
МИГЕ: Да чего тебе, собака, надо?
БЕРТОН: У них тут в баре, по-моему, до сих пор фашистский режим.
К стойке подходит официантка.
ОФИЦИАНТКА: Einundzwanzig alt? Document?
МИГЕ: А эта чего пристала? 
ВИЛЛЕ: Я конечно не лингвист, но, думается мне, ей нужны наши документы, дарлинг.
МИГЕ: За каким хреном ей наши документы? Она что, из ФБР? [Финское Бюро Расследований]
ОФИЦИАНТКА: Двацат один гот? Ест?
ГАС: Так они хотят наши паспорта посмотреть, чтобы знать, что мы совершеннолетние.
МИГЕ: (истерично) По мне что не видно, есть мне 21 или нет? (хватает бармена за грудки) А ну, падла, давай сюда бухло! Schnell!! [нем: быстро]
ГАС: Так может нам пойти документы взять?
БЕРТОН: Как? Продюсер забрал наши паспорта, чтоб мы их нечаянно не пропили.
МИГЕ: Я хочу кого-нибудь убить! Больше всего – его! (опять хватает бармена)
ВИЛЛЕ: Миге, дарлинг, что за агрессия? В Германии есть еще бары, кроме этого!
МИГЕ: Это худший день в моей жизни!
ВИЛЛЕ: Давай, бэйби, вылезай из-за стойки. Пойдем искать другой место, а про этот бьютифул бар забудь! Эх, не любят нас в Германии.
МИГЕ: Если я сегодня не выпью, я превращусь в Золушку.

(на улице)

БЕРТОН: Ищем место, где говорят по-фински. По крайней мере, по-английски!
ВИЛЛЕ: Я вот вижу какую-то вывеску.
ГАС: Не, опять на немецком.
ВИЛЛЕ: Вон и на английском есть, дарлинг!
МИГЕ: Че пишут?
ВИЛЛЕ: Сегодня у них конкурс двойников.
ГАС: Двойники? Круто! Я на кого-нить похож?
МИГЕ: На борова.
ГАС: Это кто такой?
ВИЛЛЕ: Это… клавишник у Элвиса Пресли, дарлинг.
Заходят в бар. Садятся у стойки.
МИГЕ: Бармен! Пять пива и литр водки!
БАРМЕН: OKEY!
МИГЕ: Как приятно слышать родную речь!
ВЕДУЩИЙ: (стоя на сцене, смотря в зал) Кажется, я вижу еще одного претендента на наш приз! Эй, мистер в курточке Your Pretty Face Is Going To Hell! Не могли бы вы подняться на сцену?
Вилле нехотя поднимается к ведущему.
ВЕДУЩИЙ: Поразительно! Вы знаете, что вы ужасно похожи на Вилле Вало из финской группы HIM?
ВИЛЛЕ: (смущенно улыбается) Вообще-то, знаю.
ВЕДУЩИЙ: Так может вы еще и споете как Вилле?
ВИЛЛЕ: Может и спою. Только там у меня друганы за стойкой сидят. Они еще и подыграть могут, бэйби.
Все присутствующие бешено аплодируют. Гас, Линде, Миге и Бертон поднимаются к Вилле и берут инструменты, лежащие за кулисами.
ГАС: Раз-два-три!
ВИЛЛЕ: Love’s the funeral of hearts & an ode for cruelty-y-y…

Часть Четвертая.
Концерт.

(Гостиница. Четыре часа дня.)

Продюсер тарабанит в дверь номера.
ВИЛЛЕ: (зевая) О, продюсер, бэйби, доброе утречко…
ПРОДЮСЕР: Вы во сколько вчера домой приперлись, балбесы?
ВИЛЛЕ: Точно сказать не могу, дарлинг, но уже было засветло…
ПРОДЮСЕР: А это что? (показывает на татуировку хартограммы на правой руке Вилле, с другой стороны запястья).
ВИЛЛЕ: О, что за бьютифул? А когда же это я успел, дарлинг?
ПРОДЮСЕР: Опять нажрались, как свиньи!
ВИЛЛЕ (разводя руками, глупо улыбается) Прости, дарлинг, так получилось. Просто немцы очень любят финскую группу HIM, и не прочь с ней выпить на пасашок…
ПРОДЮСЕР: Чтобы через полчаса в холе! Вам еще сегодня концерт играть!
ВИЛЛЕ: Сыграем, дарлинг, нема проблеум! Вчера ведь сыграли… 
ПРОДЮСЕР: (показывает на приз, который валяется на полу) А это что?
ВИЛЛЕ: (гордо) Это мы вчера выиграли на конкурсе двойников.
ПРОДЮСЕР: И на кого вы похожи?
ВИЛЛЕ: На финскую группу HIM!
ПРОДЮСЕР: (вздыхая) За что мне такое наказание!?

(В холле)
ПРОДЮСЕР: Так, все здесь?
МЕНЕДЖЕР: Вроде все, их же пятеро?
ПРОДЮСЕР: За мной в автобус. Приедем в концертный зал, будете плэйлист изучать и инструменты настраивать!
МИГЕ: Что-то мне плохо.
ПРОДЮСЕР (ехидно): Да ну? Наверное, печеньями отравился?

(В концертном зале)

МИГЕ: Мне кажется, я сейчас умру прямо здесь.
ПРОДЮСЕР: Там в вашей гримерке стоит два ящика с пивом. Даю час на привождение себя в порядок!     
ВИЛЛЕ: Продюсер, бэйби, это просто Heaven Tonight!

(за десять минут до концерта)

ПРОДЮСЕР: Ну что? У всех все в порядке?
БЕРТОН: Как никогда.
ГАС: Я почистил свой барабан.
Линде заботливо гладит свою гитару.
ВИЛЛЕ: Все пучком, бэйби.
МИГЕ: Пиво было просто шоколад.
ПРОДЮСЕР: Ну все, с Богом…

(после концерта в гостинице)

МИГЕ: Как они там всё здание к черту не разнесли, не пойму!
БЕРТОН: Я думал, они все умом тронулись!
ВИЛЛЕ: (улыбаясь) Нет, дарлинг, они просто любят финскую группу HIM. Очень любят.
МИГЕ: Хорошие были гастроли.

3

:lol:

4

я сейчас от смеха лопну %)

5

Гы-гы-гы!!! :lol:  :lol:  :lol:
Про конкурс двойников просто супер!!!  clapping.gif  clapping.gif  clapping.gif
Пеши исчо!!! ;)

6

FloVVer написал(а):

ща позжее ещё скину........гыыыыыыыыыыыыыыыыыы

7

Как сочиняли новую песню........ :lol:

Хельсинки. 16.07.
(Стук в дверь квартиры Вилле Вало)

ВИЛЛЕ: Ну что за бьютифул? Кто там в такую рань? (Открывает дверь) Продюсер, бэйби? До вечера подождать не мог?
ПРОДЮСЕР: Вилле, я к тебе не пиво… то есть, не чай пить пришел. Я как сугубо официальное лицо.
ВИЛЛЕ: Чего?
ПРОДЮСЕР: Посторонись-ка (проходит в квартиру. С ним заходят Линде, Бертон и Гас), проходьте, ребятки, в гостиную.
ВИЛЛЕ: Терве, мальчики…
ПРОДЮСЕР: Вот Миге нигде найти не могу. Ты случаем не в курсах, где он лазает?
ВИЛЛЕ: Как же не в курсах, дарлинг? Спит, на моем красненьком диванчике.
ПРОДЮСЕР: Почему на твоем?
ВИЛЛЕ: Потому что мы только недавно из нашего любимого андеграунд бара пришли, бэйби. Отмечали что-то.
ПРОДЮСЕР: Что?
ВИЛЛЕ: Да уже не помню. Видать, хорошо отметили. 
Продюсер и Вилле заходят в гостиную.
БЕРТОН: Вилле, а ты где спал? Надеюсь, не рядом на диванчике…
ВИЛЛЕ: Нет, дарлинг, я на полу. Не могу же я гостю позволить спать у себя на ковре.
ГАС: А мне всегда позволяешь…
ПРОДЮСЕР: Миге, вставай! Солнышко взошло, и вообще уже довольно скоро сядет.
МИГЕ: (спросонья) Мама, я сегодня не пойду в школу, мальчишки надо мной смеются…
ПРОДЮСЕР: РОТА ПОДЪЕМ!
МИГЕ: (вскакивая) Слушаюсь, товарищ командир! (приходит в себя и оглядывает мутным взглядом всех присутствующих) Вилле, а куда это мы с тобой приползли?
ПРОДЮСЕР: Так. Собрал я вас, потому что у меня есть кое-какое объявление, точнее предложение. Вы не хуже меня знаете, что ваш новый пятый альбом выйдет только в 2005 году, а до этого еще год. Группе нужно что-то делать, потому что на одних  интервью и фото-сессиях особо не заработаешь. Альбом быстрее вы все равно не запишите, поэтому остается только одно.
БЕРТОН: Что?
ПРОДЮСЕР: Придумать новую песню, поместить ее первой в сборник ваших лучших хитов и назвать этой песней весь диск. Так и получится: новая песня всего одна… или две, это уже как с вдохновением попрет, а в результате целый сидюк.
ВИЛЛЕ: Вау, продюсер, дарлинг! Да ты просто Билл Гейтс!
МИГЕ: Это в какой продюсерской школе тебя научили таким хитрожопым фокусам?
БЕРТОН: Продюсер, мы причем? Это же Вилле у нас главный по сочинительству.
ПРОДЮСЕР: Во-первых, надо разбудить в недрах вашей души хоть какое-то подобие совести. Не все же Вилле отдуваться! А во-вторых, сколько можно пить, дебоширить и спать? Нужно же как-то развиваться! Духовно.
БЕРТОН: Я вчера очень духовно развивался – читал книжку.
ГАС: Какую?
БЕРТОН: «Бетмен против Пингвина».
ГАС: Это когда Пингвин обманывает Бетмена и крадет у него супер-пупер мотоцикл?
БЕРТОН: Точно!
ГАС: Обожаю этот выпуск!
ПРОДЮСЕР: Молчать! Сейчас мне надо уйти, жена просила за хлебом сходить. Приду через пару часов. Чтоб песня была готова! Иначе все гастроли будете сидеть в гостинице! Поставленная задача ясна?
Все угрюмо кивают.
ПРОДЮСЕР: Ну вот и славненько. Я пошел. Вилле, не забудь закрыться. В мире нынче такая обстановка неспокойная…
Вилле закрывает дверь и возвращается в гостиную, неся всем по бутылке финского пива.
БЕРТОН: Почему теплое?
ВИЛЛЕ: Холодильник сломался, дарлинг. В ремонт отнести не могу – ему уже 40 лет, еще больше сломают. Купить новый тоже не могу – денег нет.
ГАС: И у меня также.
БЕРТОН: Холодильник сломался?
ГАС: Денег нет.
МИГЕ: Раз уж на то пошло, и у меня вчера последние марки на бухло вышли.
Линде грустно кивает и вытаскивает из кармана помятые восемь марок.
ГАС: Линде, да ты богач! (подсаживается поближе к Линде) Знаешь, ты так клево лобаешь на своей гитаре!
МИГЕ: Значица так! Чтобы заработать бабло, нам внатуре нужно сочинить песню! Сейчас все дружно напрягаем мозги, у кого они еще остались, и придумываем слова!
Все пытаются напрячь и сидят с очень задумчивыми лицами.
БЕРТОН: Вилле, как это у тебя получается? Строчки придумывать и песни писать?
ВИЛЛЕ: Ну я просто вспоминаю о своих чувствах и передаю их через слова, дарлинг.
Все опять думают.
БЕРТОН: Была одна извилина, и та уже распрямилась…
ГАС: У меня не получается! Единственное что мне приходит в голову, так это то, что я не ел уже сорок минут!
МИГЕ: Я сегодня вообще на еду смотреть не могу…
ГАС: Если бы я только мог быть тобой…
ВИЛЛЕ: «Если бы, да кабы»…Гас, бэйби, гениальные слова! Подожди, возьму мою лав метал ручку!
Вилле кидается за ручкой и тетрадью, садится обратно на диван, рядом с Миге.
ВИЛЛЕ: Как ты сказал? «Если бы я только мог быть тобой…» Сильно много слов… Let me be you – так лучше, дарлинг!
БЕРТОН: Ура! Первая строчка есть!
ВИЛЛЕ: Это скорее вторая, деар бэйби. Надо песню с чего-то начать. Лучше всего как всегда, со слов про любовь.
ГАС: Любовь – морковь – кровь… Больше рифм не знаю…
БЕРТОН: Симпатичная у тебя картинка на стене. Где стырил?
ВИЛЛЕ: Знакомый подарил, дарлинг.
БЕРТОН: Кто дарлинг – знакомый или я?
МИГЕ: По-моему, сильно много светло-голубого. Ента картинка тебе всю палитру портит…
ВИЛЛЕ: Да нормально там светло-голубого. Миге, бэйби, ты просто с бодуна цвета еще плохо различаешь…Подожди! Светло-голубой? А как вам такой пердимонокль: In loves light blue…Let me be you!
ГАС: Клево! В рифму!
Линде удивленно разводит руками.
ВИЛЛЕ: Линде, заведи себе блокнотик и пиши там свои вопросы, как в фильме «Пианино», бэйби. Я тебя плохо понимаю, хоть ты и финн.
БЕРТОН: Мне кажется, он пытается спросить, что значит сия охинея?
МИГЕ: Какая в жопу разница? Кому не лень – тут пусть расшифровывает. 
БЕРТОН: И все же мне кажется, что картина очень даже ничего. Только вот у тебя как-то мебели в доме мало. Один диван и телек. Я, конечно, понимаю, что у тебя туго с наличкой, но все-таки есть распродажи всякие… И секонд-хэнды для мебели.
ВИЛЛЕ: Думаешь, пусто, деар?
ГАС: Да уж, чего-то на самом деле пустовато, если мусор на полу за мебель не считать.
БЕРТОН: Тебе нужно заполнить пространство. Это верняк!
ВИЛЛЕ: Бертон, бэйби, погодь секунду. Так…Так… Filling the emptiness, that have become my home. Хорошие слова, деар! Дай я тебя поцелую!
БЕРТОН: Я чувствую себя Байроном!
МИГЕ: Это че за группа? Американская?
ГАС: Я тоже что-нибудь хочу придумать! Так нечестно!
Линде с чувством стукает по стенке кулаком.
ВИЛЛЕ: Чего это он?
БЕРТОН: Так у тебя стола нету, по чему ему еще стучать-то?
МИГЕ: А почему мы собственно пишем на английском? Как будто других языков больше не знаем?
ГАС: Я знаю только два языка: финский и плохой финский.
МИГЕ: И я! Предлагаю переписать имеющийся строки на плохой финский!
ВИЛЛЕ: Не хочу огорчать тебя, Миге, но не все жители мира могут говорить на плохом финском, дарлинг.
МИГЕ: Как жесток этот чертов мир!
ВИЛЛЕ: Да уж… In world’s eyes cruel… не, не звучит.
МИГЕ: Как это не звучит? Очень даже звучит!
БЕРТОН: А что, если world на love заменить?
ВИЛЛЕ: In love’s eyes cruel… Бертон, май дарлинг бэйби, давай я тебя поцелую! Еще раз!
ГАС: Че за ботва? А меня?
ВИЛЛЕ: Так ты еще ничего не придумал, дарлинг!
ГАС: ЩАЗ! Так… значит… про любовь… типа… э…
ВИЛЛЕ: Гас, бэйби, только не обижайся, но по-моему, мне все же придется целовать Бертона…
ГАС: Блин на фиг! Вот теперь я знаю точно, что я абсолютно безнадежен!
ВИЛЛЕ: Ну что ты, Гас, дарлинг, не плачь… Щаз я что-нить и для тебя слобаю… And that moment I knew I was out of hope. Гас, дарлинг, ну давай и тебя чмокну!
ГАС: ЙЕС!
МИГЕ: Хватить уже лобызаться! Маловато-то как-то для куплета, хоть бы строчку еще…
ВИЛЛЕ: Что еще можно добавить, бэйби?
Линде пожимает плечами.
БЕРТОН: Представления не имею.
ВИЛЛЕ: Представления? А пусть будет представление – Introduced me to you. Хорошая строка, дарлинг. Вставим прямо перед зашибенными словами нашего зашибенного барабанщика!
МИГЕ: Все, вот теперь надо типа припев.
ГАС: Вилле, а что это за дивидишка тут у тебя такая? Новая?
ВИЛЛЕ: Это «Король Лев». Новый дополненный вариант.
ГАС: Ой, дашь позыбать?
ВИЛЛЕ: Нет, дарлинг, не могу. Сам каждый вечер смотрю.
ГАС: Ну пожалста!
ВИЛЛЕ: Я тебе как-то раз «Русалочку» дал, так ты мне всю коробку шоколадом и водкой уделал, бэйби!
ГАС: Ну я осторожненько…
ВИЛЛЕ: Я сказал нет!
БЕРТОН: Круто, ты, командир, с полтычка завелся. На концертах бы так…
МИГЕ: (резко подскакивая на диване) О! Я придумал название для нашего нового супер-мега хита – Love Said No!
ВИЛЛЕ: (улыбаясь во весь рот) Миге, деар, теперь твоя очередь целоваться!
ГАС: Ах! Не жизнь, а отстой!
БЕРТОН: (разглядывая другие двд, которые валяются на полу у телека) Вилле, раз уж ты у нас такой киноман, как тебе Kill Bill?
МИГЕ: Это типа чего? Американская скороговорка?
ВИЛЛЕ: Kill? Kill – это хорошо… Только причем тут Bill? Биллами девушек не зовут, по крайней мере, в Финляндии. Пусть будет неопределенно – Kill, положим, Хельга.
БЕРТОН: (насупившись) Между прочим, у меня бабушку Хельгой звали…
ВИЛЛЕ: Ой, прости, дарлинг. Не хотел. А как вам Анна?
Линде вытаскивает бумажник и всем показывает фотографию своей мамы.
ВИЛЛЕ: Линде, милый, прости Бога ради! Тогда пусть будет Йенна!
МИГЕ: Правильно! Знавал я одну Йенна, она у меня сперла мой любимый сидюк Black Sabbath! Прально! Kill Yenna!
ГАС: А у меня Йенной тетю зовут! Вдруг она подумает, что это мы ее имели ввиду?
ВИЛЛЕ: Нет, теть, матерей и бабушек обижать нельзя. Сделаем просто  - Kill me. Как вам, дарлинги?
МИГЕ: Каждое утро просыпаюсь с таким желанием.
БЕРТОН: Что там у нас рифмуется с Kill?
ГАС: Heal!
ВИЛЛЕ: Радость моя, Гас! Возьми с полки пирожок!
Гас тут же оглядывается вокруг себя.
ВИЛЛЕ: Гас, бэйби, это просто выражение такое. У меня в доме съедобная еда вообще редко бывает.
ГАС: (повернувшись к Линде) Линде, дружбан ты мой лав метальский, а тебе очень эти восемь марок очень нужны?
Линде утвердительно кивает.
ГАС: Просто очень или очень-очень-очень?
БЕРТОН: Гас, на эти восемь марок Линде с женой и ребенком жить еще три недели.
ГАС: Но я так хочу есть! Меня уже просто распирает от голода!
МИГЕ: Как тебя распирает это мы видим!
ГАС: (рыдая в голос) Ну дайте денег! На еду прошу ведь, не на новые барабанные палочки!
БЕРТОН: Оставь нас в покое!
МИГЕ: И не умоляй, и не рыдай! 
ВИЛЛЕ: (быстро черкая ручкой на листике) Погодьте, не так быстро, бэйби…Так…
Heal me
I begged but love said no
Leave me
But never let me go
Heal me
I cried but love said no
Kill me
I cried but love said no 
МИГЕ: (восхищенно) Хорошие слова, ядри их налево!
БЕРТОН: Хорошие так хорошие, да только на нас не похожие.
ВИЛЛЕ: (обиженно) Бэйби?!
БЕРТОН: А где же наши любимые кладбища, гробницы, кровь и прочие садо-мазо атрибуты?
ВИЛЛЕ: (тихо и грустно) А как же Kill, дарлинг?
БЕРТОН: Вилле, с одним Kill’ом нынче готическу песенку не напишешь.
МИГЕ: (угрожающе подняв кулак) Бертон, не гони на Вилле. Иначе я тебя самого на кладбище уложу, в твоей любимой гробнице. Я даже вижу, как она уже построенная стоит, специально для тебя открыта.
ГАС: А я не вижу.
МИГЕ: Слепотня ты куриная…
ВИЛЛЕ: (опять черкая) Ребяты, дарлинги, слухайте:
Look, I see a tomb
Dug open for you
Lies in a cemetery that may blind me
ГАС: Вилле, ты просто охрененный поэт!
ВИЛЛЕ: (вытирая слезинку) Спасибо, деар, но я бы ничего не смог, если бы вы не были со мной, и не ходили бы рядом…О! Опять озарение!
Love followed you
From me then you
МИГЕ: Помедленнее, я не могу уследить за ходом твоих мыслей. Мои мысли так быстро не могут.
БЕРТОН: (выпив последнюю каплю пива, ставит бутылку на пол): Вилле, где у нас в доме еще пивасик?
ВИЛЛЕ: У нас в доме, дарлинг, пивасик теперь только в наших желудках.
БЕРТОН: КАК?
Линде изумлено глядит на хозяина квартиры.
ВИЛЛЕ: Вот так, бэйби. Я ведь только сегодня утром домой приполз, а до этого не был здесь около месяца. Забыл купить еще.
БЕРТОН: Ты меня просто убил последними словами! Как можно забыть купить пива?!?
ВИЛЛЕ: Дарлинг, я могу объяснить…
БЕРТОН: НЕТ-НЕТ! Ты вырвал у меня сердце и оставил валяться на полу, истекающим кровью! С улыбкой на лице…
МИГЕ: Мазохист?
БЕРТОН: Нет, просто с мыслями о любимом напитке.
ГАС: Никогда бы не подумал, что Бертон у нас такой ранимый.
БЕРТОН: Какой есть!
Rips your heart out and leaves you
Bleeding with a smile on your face
Вилле, запиши это в песню! Чтобы больше никогда про бухло не забывал!
ВИЛЛЕ: Как скажешь, дарлинг, только не злись, бэйби…
В дверь звонят. Вилле идет открывать, через минуту в комнату заходит продюсер с авоськой, в которой лежат бутылка водки, упаковка кильки в томатном соусе и бутылка Кока-Колы.   
ПРОДЮСЕР: Ну что, писатели-сочинители? Как дела?
МИГЕ: (тихо) Дела у прокурора.
ПРОДЮСЕР: Песня готова?
Линде с улыбкой кивает и показывает на листик в руках у Вилле.
ПРОДЮСЕР: Ну-ка, исполните.
БЕРТОН: Ты что, шеф, мы только что со словами разобрались, а тебе уже в акустическом варианте подавай?
ПРОДЮСЕР: Ладно, пацаны, раз уж вы сами не справились, давайте я вам помогу.
Выкладывает все из авоськи на середину пола в гостиной. Все дружно садятся в кружок.
ПРОДЮСЕР: Значит, как там у вас начало? А, ладно, можете не читать. Главное, имейте в виду, это должен быть хит!
ВИЛЛЕ: (с улыбкой потирая руки, глядя на принесенные напитки)  Конечно, хит, дарлинг. Фигню не сочиняем! Тем более, когда мы вместе, да еще и с килькой!         

Love Said No
In love's light blue
Let me be you
Filling the emptiness
That have become my home
And love's eyes cruel
Introduced me to you
And that moment
I knew I was out of hope
Heal me
I begged but love said no
Leave me
But never let me go
Heal me
I cried but love said no
Kill me
I cried but love said no
Look, I see a tomb
Dug open for you
Lies in a cemetery that may blind me
Love followed you
From me then you
Rips your heart out and leaves you
Bleeding with a smile on your face
Heal me
I begged but love said no
Leave me
But never let me go
Heal me
I cried but love said no
Kill me
I cried but love said no
Love said no
Love's like you
Saved me from you
At that moment
I knew I was out of hope again

8

обожаю эти рассказики! good.gif  пиши ещё!!! ))))

9

Butterfly написал(а):

обожаю эти рассказики!   пиши ещё!!! ))))

Как с работы приду, то еще выложу.........)))))))))))

10

:haha:  :haha:  :rofl:

(Хельсинки. Вечер. Старая, но уютная, студия звукозаписи.
На полу полно бычков сигарет, пустых бутылок и журналов с полуголыми тетками на обложках.)

ПРОДЮССЕР: (ехидно) Ну что балбесы, как отдых?
БЕРТОН: (сонно переворачиваясь на диванчике) А кто сказал, что мы отдыхаем?
ПРОДЮСЕР: А что вы делаете? Создаете? Изводитесь в муках творчества? Созидаете? Или просто валяетесь на диване и любуетесь своими фотографиями в журналах?
МИГЕ: (отбрасывая очередной журнал) Продюсер, ты чего это фигню всякую несешь, в самом деле? И вовсе это мы не своими фотографиями любуемся…
ВИЛЛЕ: (сонно закуривая сигарету) А к чему это ты, деар бэйби, клонишь? 
ПРОДЮСЕР: К тому что вам на лаврах почивать еще рано!
МИГЕ: (тихо Вилле) На чём чего делать?
ВИЛЛЕ: (пораженно привставая с диванчика) Как это рано, дарлинг? Мы десять лет хиты сочиняли, по турам ездили, концерты играли, Join me на бис пели! А теперь такой вот бьютифул – рано отдыхать?!
БЕРТОН: Сволочь ты, продюсер…
ГАС: Не любишь ты нас…
ПРОДЮСЕР: Ну сочиняли, ну играли…А где вы по турам ездили-то?
МИГЕ: (зло) Сказать - где?
ВИЛЛЕ: Ох, бэйби, всех стран и не упомнишь… Значит, загибай лав метальские пальцы, дарлинг: Германия, Англия, Франция, Австрия, Эстония…
МИГЕ: Еще Великобритания!
ВИЛЛЕ: Миге, бэйби, Великобритания – это и есть Англия! Ты, что опять не прочитал учебник географии для пятого класса, который я тебе дал полгода назад?
МИГЕ: Прости, Вилле, я его пропил.
ВИЛЛЕ: (дружески хлопает Миге по плечу) Миге, бэйби, не обижайся, но, по-моему, у тебя нет никаких способностей к географии…
Миге проливает скупую мужскую слезу и быстро вытирает ее рукавом.
ПРОДЮСЕР: Короче, клоню я к тому, что ездили вы только по Европе!
Линде широко разводит руками.
ПРОДЮСЕР: Чего это он?
БЕРТОН: Говорит, что мы еще в и России были.
ПРОДЮСЕР: А ну да, но Россия за Европу не считается. Она вообще ни за что не считается…
ВИЛЛЕ: Бэйби, а что плохого в Европе?
ПРОДЮСЕР: Ничего, Вилле, ничего! Даже наоборот, все очень хорошо: единая волюта, безвизовый режим… Но это всего лишь полмира! А вторая половина мира о вас слышать не слыхивала! Не порядок!
МИГЕ: Это он про Атлантиду что ль?
ВИЛЛЕ: Не Атлантиду, а Антарктиду, бэйби.
ПРОДЮСЕР: Нет, это я про Америку!
БЕРТОН: Америка??!! Да чего мы там забыли, в той Америке?
ПРОДЮСЕР: Ничего, потому что вы там ни разу не были.
ВИЛЛЕ: Продюсер, дарлинг, там же один терроризм и разгневанные арабы.
ПРОДЮСЕР: Ну вы-то на арабов не похожи, чего вам боятся?
Все молча переглядываются.
ПРОДЮСЕР: Значица так! На следующей недели все едем на гастроли в Америку! Параллельно улучшите свой английский. А то вы кроме «Fuck off» ничего не знаете.
МИГЕ: Вилле, я забыл, а как переводится слово «off»?
ПРОДЮСЕР: А сейчас мы составим плейлист песен, которые вы будете играть на концертах.
ВИЛЛЕ: Продюсер, тебе бы только время у нас отнимать, бэйби! У нас этих плейлистов просто завались!
БЕРТОН: Да уж… за 10 лет накопилось…
ПРОДЮСЕР: Нет, плейлист будем составлять новый. Американцы – люди с извращенными понятиями о цензуре. Каждую песню будем оценивать индивидуально. Все ясно? Только начать нужно с названия.
ГАС: Названия чего?
ПРОДЮСЕР: Группы, чего же еще?
ВИЛЛЕ: (разводя руками) А что такого с названием, дарлинг? Англичане мучились, что оно означает. Немцы все извелись, пока мы им не сказали расшифровку, ну до эстонцев до сих пор доходит, что эти буковки значат. Так пусть уж и американцы тоже помучаются, бэйби!
ПРОДЮСЕР: Вся ботва в том, что в США уже есть группа под названием HIM.
МИГЕ: Падлы! Гады! Сперли название!!! Вилле, мы, надеюсь, закрепили за собой… Как это??
ВИЛЛЕ: Копирайт, дарлинг.
МИГЕ: Д!  Ка-при-райт… Такое сложное слово…
БЕРТОН: Так американское ведь…
ПРОДЮСЕР: Группа эта была еще до вашего появления и теперь почти нигде не играет. Но вот на территории США их копирайт закреплен уже давно. Так что…Придется придумывать что-то новое.
ВИЛЛЕ: Я даже не знаю, бэйби… Ты меня так расстроил… Играть под другим названием это все равно что пить вместо пива Кока-колу.
ГАС: (ежиться) Какая гадость!
БЕРТОН: Так американская ведь…
МИГЕ: Вилле, у меня немного память отшибло… А как там наше название звучит в полном объеме?
Бертон, Гас и Линде смотрят на Вилле тем же стыдливым взглядом, что и Миге.
ВИЛЛЕ: Парни, бэйби! Что за бьютифул?? Я что один теперь помню, что значит сие скопление заглавных букв?
ПРОДЮСЕР: Вообще-то, His Infernal Majesty – хорошо звучит…Нужно что-нить подобное придумать, чтоб идею не потерять.
МИГЕ: А если Heart In Milk… очень поэтично…
БЕРТОН: ЧЕГО??
МИГЕ: Просто это все, что я знаю по-английски.         
ПРОДЮСЕР: Миге, нужно наоборот. Чтобы смысл названия не поменялся, а слова были другие…
МИГЕ: Ну что вы пристали? Я же вам не Франкенштейн!
Линде непонимающе смотрит на Миге.
ВИЛЛЕ: Он хотел сказать, «не Эйнштейн», дарлинг.
БЕРТОН: Продюсер, а зачем нам продвигаться на американский рынок, если там уже есть группа HIM?
ВИЛЛЕ: Бертон, бэйби! Ты что?? Такой группы как HIM больше нигде нет, и быть не может!
ПРОДЮСЕР: (тихо) Это сто пудов!
ВИЛЛЕ: Продюсер, деар, а что если мы HIM на HER заменим?
ГАС: Вилле, но мы же не женщины!
ВИЛЛЕ: Говори за себя, дарлинг!
ПРОДЮСЕР: Очень толковое предложение… Вилле, ты случаем в школу менеджеров в детстве не ходил?
МИГЕ: Нет, он ходил в мою школу, и еле как ее закончил.
ПРОДЮСЕР: Теперь надо придумать расшифровку. HER, HER, HER… Ничего в голову не приходит!
Линде берет ручку и пишет что-то на одном из журналов.
ВИЛЛЕ: (прочитав послание) Линде, бэйби, ты просто гений!
МИГЕ: Что там?
ВИЛЛЕ: Наш гений-гитарист предлагает сохранить первое слово HIS, потому что оно тоже начинается с буквы H. Умница, дарлинг!
ПРОДЮСЕР: Линде, ты меня удивляешь! У тебя еще осталось сколько-то извилин после стольких выкуренных сигарет с марихуаной!
Линде блаженно закрывает глаза и крутит себе новый косяк.
ВИЛЛЕ: Линде, бэйби, где твои манеры?
Линде стыдливо улыбается и жестом предлагает сигарету всем присутствующим.
ПРОДЮСЕР: (категорично) Когда-нибудь вы все окажетесь в морге.
БЕРТОН: Мы все там когда-нибудь окажемся, продюсер.
ПРОДЮСЕР: Да, но вы там окажетесь быстрее других.
ГАС: Какой же ты все-таки злой.
ВИЛЛЕ: Во! Гас, деар дарлинг! Evil! His Evil… и дальше.
ПРОДЮСЕР: Что дальше? «Величество» дальше.
ВИЛЛЕ: Royalty! HIS EVIL ROYALTY!!!
МИГЕ: Круто!! Мы придумали название для группы! Через десять лет, как она была образована… Отметим?
ВИЛЛЕ: (умилясь) Миге, бэйби, какой же ты все-таки ненастный.
ПРОДЮСЕР: Никаких «отметим», пока плейлист не будет составлен.
Миге тяжело вздыхает. Вилле опять закуривает. Линде сонно теребит свои дреды. Гас рассматривает барабанные палочки. Бертон косится на Playboy, который ваяется у его ног.
БЕРТОН: Раз мы все тут заложники, то предлагаю начать концерт с Join Me. Это наш хит. Мы и начнем им, им же и закончим…
ПРОДЮСЕР: Да? А я вот неуверен…
ВИЛЛЕ: Не уверен, что это наш хит, бэйби?
ПРОДЮСЕР: Не уверен, что Join Me подойдет. Понимаете, в этой песне заложен немного негативный подтекст. Won't you die tonight for love, Baby join me in death – может рассматриваться как призыв к действию.
БЕРТОН: Не понял.
МИГЕ: Типа, все американцы сразу станут себе вены резать и на шнурках вешаться?
ВИЛЛЕ: (застенчиво улыбаясь) Миге, дарлинг, какие у тебя смелые фантазии. А я даже не подозревал…Почему ты мне никогда о них не рассказывал?
ПРОДЮСЕР: Ну не в прямом смысле, конечно, резать и вешаться, но нас могут уличить в подбивании людей на совершение самоубийства.
ВИЛЛЕ: Продюсер, бэйби, мне как автору слышать подобное про мое творение – все равно, что серпом по яйцам!
ПРОДЮСЕР: (грозно) Join Me отменяется. Дальше.
БЕРТОН: Buried Alive By Love?
ПРОДЮСЕР: Так, у меня туточки между прочим с собой есть тексты… (вытаскивает тексты из кейса, читает.) The kiss of vanity blessed me with a spiritual murder… Это плохо!
ГАС: Почему?
ПРОДЮСЕР: Потому что spiritual murder!! Вас и так некоторые самые умные сатанистами обзывают, а тут убийство! Да еще и духовное!
ВИЛЛЕ: (обиженно закуривая еще одну сигарету) Кому какое дело до того, какое там у меня убийство, дарлинг??
ПРОДЮСЕР: А ты как думал? В Америке на что угодно могут подать в суд. И на сколько угодно могут посадить.
ВИЛЛЕ: Ненавижу эту бьютифул Америку.
ПРОДЮСЕР: Дальше!
ГАС: Gone With The Sin?
ПРОДЮСЕР: Минутку! (перелистывает тексты). А, вот, нашел! О-о-о-о май бэйби, хау бьютифул ю а… О-о-о-о, май дарлинг…Нет. Тоже не пойдет.
МИГЕ: Продюсер, ты уже имей совесть-то, в самом деле!
ПРОДЮСЕР: Тут слова не полит-корректные! My darling, completely torn apart! Ее, что, на части разрывали? Как иракских военнопленных?
ВИЛЛЕ: (со слезами в голосе) Это же метафора, бэйби!!
ПРОДЮСЕР: Я понимаю, что это метафора. Ты понимаешь, что это метафора. Даже Миге… Нет, Миге не понимает, он и слово-то такое первый раз в жизни слышит… Допустим, Гас тоже понимает, что это метафора. Но вот американцы – они вряд ли это поймут! Лучше не рисковать!
Вилле складывает руки на груди и обиженно сопит, отворачиваясь от продюсера.
ГАС: Мне всегда Poison Girl нравилась…
ПРОДЮСЕР: Как это ни странно, мне тоже… (ищет текст)
ВИЛЛЕ: (радостно) Значит, мы ее играем?
ПРОДЮСЕР: Нет, мы ее оставляем для преданных европейских поклонников. The poison inside reached her heart – между прочим, отравление человека – это тоже преступление.
БЕРТОН: (ехидно) Между прочим, некоторые люди живы лишь потому, что убийство – уголовно наказуемо.
МИГЕ: (важно) Я две недели назад наконец-то выучил почти все наши тексты…
Все ошеломленно переводят взгляд на Миге.
МИГЕ: Да, да! Выучил! Было трудно и нелегко. Но я все-таки сумел найти способ запихнуть такое огромное количество букв в мою голову. Поэтому я утверждаю, что Beyond Redemption не содержит ничего отрицательного!
ВИЛЛЕ: Миге, бэйби, дай я тебя поцелую, моя радость! Надо же, выучил все мои стихи!
МИГЕ: (краснея) Мне даже самому понравилось…
ПРОДЮСЕР: (шелестя бумажками с текстом) Эх, Миге, ты меня, конечно, извини, но пирсинг нынче выходит из моды.
МИГЕ: Как это уходит? Какой еще пирсинг??
ПРОДЮСЕР: Ну тут же английским по белому напечатано: Feel it piercing your courageous soul! Пирсинг – это не самое лучшее, что выдумал человек за свою сорокатысячную историю.
БЕРТОН: Ладно, хрен с ним, с пирсингом. Salt In Our Wounds – очень не злобная песенка.
ПРОДЮСЕР: Вилле, ну что ты там как заснул? Где твои предложения?
ВИЛЛЕ: (обиженно) Мои предложения там же, где и твоя бьютифул Америка, бэйби.
ПРОДЮСЕР: Не обижайся, я же для вас стараюсь. Ага.. Salt In Оur Wounds. Ни фига себе «не злобная песенка»! Waiting for the war to end it all!!! Это какую такую войну вы дожидаетесь, что со всем было покончено?
ВИЛЛЕ: (ехидно, высмаркивась в лавметальский платочек) Войну с Усамой, дарлинг.
ПРОДЮСЕР: Я так и подумал! Никаких Усам! И вообще, никаких войн!
ГАС: Ладно, продюсер, не может быть так, чтобы у нас ни одной песни для Америки не было! Возьми хоть бы Heartache Every Moment.
ПРОДЮСЕР: Щаз возьму! (ищет текст). Ё-МОЁ!! In your sweetest torment I'm lost   - опять про пытки!!! Вы мне эти политические-военные термины бросьте! 
ВИЛЛЕ: (вытирая слезы) Я же не думал, что эта бьютифул Америка воевать пойдет, дарлинг продюсер!
ПРОДЮСЕР: Конечно, не думал! Ты, по-видимому, этого вообще делать не умеешь, раз пишешь такие провокационные тексты!
Вилле плачет еще больше, Миге садится его утешать. Потом подходит Гас, Линде (предлагая косяк) и Бертон. Через пару минут, когда у Вилле все лицо красное от слез, к парням подходит продюсер.
ПРОДЮСЕР: Ребятки, ну не я же виноват, что эти америкосы так привязываются к текстам…Ну, Вилле, ну успокойся, я тебе пива куплю, хочешь?
ВИЛЛЕ: Не надо мне твоего пива, бэйби! У меня свое есть, дома!
ПРОДЮСЕР: (вздыхая) Ладно, пошли все эти американцы в бухгалтерию! Ничего менять не будем!
Все с восторгом смотрят на продюсера.
ПРОДЮСЕР: Играем: Join Me, Salt In Our Wounds, Beyond Redemption, Poison Girl, Gone With the Sin и остальные песни, написанные нашим замечательным поэтом!
ВИЛЛЕ: (наконец-то улыбаясь) Спасибо, продюсер, деар! Ты не пожалеешь!
ПРОДЮСЕР: Конечно нет! А если да… В американских тюрьмах очень уважительно относятся к иностранцам. Особенно, к финнам.

Отредактировано Beautiful (25-09-2007 23:13:26)

11

Beautiful написал(а):

ГАС: А где у нас в Финляндии есть красивые и большие церкви? Я таких не видел.
РЕЖИССЕР: В Россию поедем! Там таких много…
ВИЛЛЕ (нервно поправляя шапочку): Нетушки, дарлинг, в Россию мы не поедем. Такая там обстановка криминогенная. Того гляди, еще и трусы любимые стырят. Полный бьютифул будет!

ой, я не могуууууууууу.................... :lol:  :haha:  :rofl:


Так, ну значит продолжим дальше..........
это уже было, но может, кто из новеньких и не читал.............. Но смешно!!!! 
Я просто уписывалась.................. :haha:  :haha:  :haha:

“…О том как Виль боится полетов на самолете и о его поведении в непредсказуемой ситуации”

… не знаю насколько это правда, но где-то я читала, что он боится высоты и вобще летать . Нет, ты только покумекай !

Ситуэйшин такой : 5 мин до взлета , Мижка, Лилька и Газик за руки и ноги тащут Вильку, который дергается в предсмертных конвульсиях и орет “I’ll better die !!!” , по трапу самолета … конечно ни уговоры друзей, ни любимые Мальборо, ни бутыль вина, ни даже чупа-чупс в виде пустышки не помогают ! Вобщем состояние у Виля на грани истерики .

Что делать бедным ХИМам – их ждут япошки? Мижка тут со всей своей находчивостью и интузязизмом заваливает конвульсирующему Вилю в мордашку … Немая сцена : Виль отрубается, все от неожиданости хватаются за голову и упускают Виля, Виль, естественно, шлепается на землю … Ситуэйшин следующий : Виль находится в отключке до самого взлета, его как багаж грузят в самолет, пристегивают ремнями безопасности (чтоб случайно из салона-то не сеганул без парашюта), все распологаются в салоне … Самолет взлетает, от давления Виль приходит в себя, но от “дружеского” удара Мижки у него в голове такой шторм, что он никак не может врубится где он и что он здесь делает …повернув голову в сторону иллюминатора ему с перенерва кажется, что он на подводной лодке и она тонет … ужас Виля сразу отражается на его волосах и они моментально принимают вертикальное положение. Он начинает кричать о конце света и молиться, чего никогда в своей жизни не делал до этого … в сердцах, он клянется, что никогда больше не будет исполнять рок и забудет об объятиях любви и смерти, даже станет шестым членом Бэкстрит Бойз (вот это привидится же такой ужас !!!). Вся компания собирается вокруг него и начинает из пипетки закапывать ему в рот красное вино … через пол часа после двух бытылок вина : (так, а вина-то мало – переходим на 40 градусов !) Виль еще меньше понимает где он находится, но настроение бравое, храброе, волосы его похожи на прическу дикобраза и он на весь салон орет “I’s not my fault that Death’s in love with me !!!”. Теперь его снова невозможно успокоить, он все равно уверен, что это подводная лодка и … тут Виля осиняет идея , а как насчет понырять – вода хоть и мокрая зато там дельфинчики, русалочки … соблазнить что ли одну ? Он вырывается из ремней и направляется к выходу. Тут все ребята опять хватают его за руки и ноги, но уже по другому поводу, запихивают в рот пустышку- чупачупс и пеленают ремнями. ……… (в этом месте Виль грязно ругается и плюется от злости, что его не пустили к русалкам)

В конце-то концов Виль освобождается из ремней и прорывается к выходу , открывает его и с яростным призывом “Everybody join me !” ныряет в белые облака … над Японией. У Мижки, Лильки и Газика наступает большой тормоз и конкретный отрубняк, их волосы встаю в положение “вертикально” и они штабелями падают на пол салона самолета. В своей отключке они грезят, что вот и пришел п****ц ХИМу, Виля больше нету на этом свете и всем им полнейший the end ! А в это время над Японией … летит себе Виль и видит уже “дно морское” с домами и улицами … Виль чешет репу и трезвеет на глазах, чупа-чупс вываливается из удивленно открытого рта …а там – лю-ю-ю-юди ! Фа- а-а-аны! Виля дружно ловят, качают и прославляют (думают, бог живой и прямо с неба!). …а в аэропорту приземлились ХИМы в трауре и скорбняке по своему гуру.

Ситуэйшин ласт : В Токио ХИМы конечно встречают в местном генделыке (типа пивная) Виля за рюмочкой саке и в окружении десятка узкоглазых боев и герлов. Воссоединение группы. Большая пьянка. Концерт. Хепи энд !

Мораль : не так страшен самолет , как Бекстрит Бойз !

Отредактировано Beautiful (26-09-2007 02:06:49)

12

Народ, токо не обсикайтесь..................... :lol:  :lol:  :lol:

Съёмки клипа Killing Loneliness (сцена-прикол)

Автор пожелал остаться инкогнито :-)
Все события и персонажи являются выдуманными! Любое совпадение является плодом больной фантазии читателя!

Killing loneliness (съемки клипа)

- Ну что, все готовы?? Где вокалист, мать вашу? Это что, вокалист? Ах да, ну да...Кто дал ему это полосатое тряпье?....Блин, ну кто вам сказал, что готы носят полосатые свитера?
- Мы уже не готы, - мрачно заметил Миже.
- Ладно, хрен с вами....дайте вокалисту пиджак какой-нибудь, полоски прикройте... хоть на время. Ладно, все по местам……. стоп! Барабанщика задвиньте подальше, ну что это такое, на весь кадр одна его морда!! ...Так. Нормально, актрису на стул...Все готовы? Свет! Экшн!.........Вокалист, ******!! Подойдите к актрисе, вы её охмурять должны, что вы как Буратино?? Так....ближе подойдите…… стоп!! Вокалист, руки держать при себе...ну что у вас за манеры, я что, вас учить должен? Ай, да снимите этот пиджак к черту! Еще раз, все готовы? Экшн! Вокалист, больше сексу, больше!
– Вокалист, задумавшись над словами режиссера, отходит от актрисы, прислоняется к стенке и, томно закатив глаза, сползает по стеночке вниз.
– Стоп!!! Вокалист, что за выкрутасы??! Я же сказал – не отходить от актрисы, мы её вам тут для красоты посадили, что ли? ...... Еще раз, свет, экшн! Так, хорошо, работаем, товарищи...Вокалист, да что вы мусолите ухо актрисы??!! Это, по-вашему, и есть секс – ухо мусолить?? ....Бедная девочка, вытрите ей ухо кто-нибудь....Отлично, работаем дальше! Актриса, что вы глаза вытаращили? Вокалист, зайдите за спину актрисе, не пугайте её так! Ээээ, да что же это такое.....
– Вокалист, улучив момент, когда режиссер отвлекся, снова прислоняется к стеночке и, прикрыв глаза, сползает по ней.
– *@&^%!!!!! Вокалист, вас что, ноги не держат!! Стоп, хватит! Вокалиста в сторону, и подоприте его чем-нибудь, чтоб не упал!
Актриса встает со стула, отходит в сторонку, вокалиста отводят к сцене и ставят перед ним микрофонную стойку. Тот вцепляется в неё обеими руками мертвой хваткой. Подходит девушка-визажист, чтобы подправить членам группы макияж.
- Это что, четырехсотый слой пудры?? – Вокалист вяло машет рукой. – Нет!! Только не румяна!! Вы что, совсем офигели, бейби? Какие румяна?!
- Это чтоб щечки не видны были, – безапелляционно говорит девушка и четкими отработанными движениями наносит румяна. Вокалист безучастно глядит в пол. Его цветущий румяный вид никак не сочетается с потухшим взглядом и вялыми, астеничными телодвижениями.
- Все, перерыв окончен, все по местам! Экшн!
- With the venomous kiss you gave me, I''m killing loneliness
With the warmth of your arms, you saved me
Oh, I''m killing loneliness with you
To get the Moment of our Love
with you........
Режиссер, заслышав что-то не то, недоуменно смотрит на кривляющихся музыкантов. Хватает какие то листки, лихорадочно их перебирает.
– А? Что это? Что еще за «moment of our love», идиоты??!! Нет там таких слов, придурки!!
- Гыыы, это Ракахамус сорвался, - ржет Миже, - так мы же эта....как у Negative клип делаем, вот он и спутал слова....гыыыыы......
- Какие к черту Negative? Это не вы...это они у вас идеи тырят, между прочим! Что у нас как у Negative, я вас спрашиваю? У них девка в клипе брюнетка, а у нас блондинка! У нас есть монетка с хартой, а у них нет! У них девка стриптиз пляшет, а у нас нет!
- А почемууууу?? – уныло тянет Миже. – Давайте наша девка тоже нам стриптиз спляшет...
- Чегооооо? – режиссер выкатывает глаза.
- Да, у Negative вон девка сиськи кажет, а у нас нет...сиськи, сиськи хотим!!
- Молчать, извращенцы.....я тут главный! Все, продолжаем, где вокалист? Ну да, ну да....экшн!
Вокалист, вдохновенно допев последний куплет песни, многозначительно закатывает глаза и сползает по микрофонной стойке вниз.

13

Это тоже было....................но народ я просто валяюсь..........................буга-га-га-га-гы-гы-гыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыы............ :lol:  :lol:  :lol:

Wicked Game(Finnish version)

Парк.. То ли Питер, то ли Хэлл-синки, то ли тот же лесочек, где нерадивые студенты снимали очень дешевую курсовую, которая принесла им очень большие деньги… Некто, черный и длинный (угадай с трех раз ктоJ)) насилует микрофон… А некто криворукий и весьма изобретательный – родительскую видеокамеру, которой еще третьего дня снимали свадьбу тети Вильгельмины… Вилле… В папином костюме-тройке (это тебе не обычный секонд) МаОденький, маОденький… Пастушок!!! Губы черны, волосы длинны… На косой пробор!!! (это стоит видеть!!! Какая симпотичная дЭвушка!)
Каовка, каовка…Бычек!!! В смысле, Микко Паананен, который почему-то так и не изменился, с того времени, когда ему было лет 20.
Мико Линстрем машет головой... Кроме волос - ничего не видно... Нервничает, наверное...
Вилле… Высунутый язык…Коза в камеру… Бутыль виски напоказ: «Мне уже 21! Я большой мальчик!! Могу пить-курить, и спать без трусов!!!» Стесняется немного…Масса чужих, незнакомых лиц...
Собака на поводке (вероятно, вместо девушки)… Чья собака?! Кто пустил животное на площадку??? Да, расслабьтесь вы… Это Виллена собака… А где же астма?… Рассосалась!!!
Валяние в желтых листьях, дурные игры детей в догонялки с гитарами…
Еще не величество, но уже Высочество… И чистый-чистый голос… Не пропитый, не прокуренный, не прое*#&й…
Они еще молоды и ничего не знают…
Концерты и стадионы будут позже…
И миллионы разбитых сердец, всего за одно…
Так ОНИ начали СВОЮ грязную игру…

14

:haha:  :haha:  :rofl:  :lol:

[Хельсинки. Андеграунд бар.
00.24 ]

В бар заходит продюсер. Видит своих подопечных за столом и подсаживается к ним.
ПРОДЮСЕР: Привет, парни! Как дела? Как пивко?
МИГЕ: Дела погано, пиво горькое.
Линде кивает. Гас и Бертон тоже.
ПРОДЮСЕР: Эй, погодьте, а где же наш фронт мен? В туалете что ли опять уснул?   
МИГЕ: (мрачно) Хуже.
ПРОДЮСЕР: (хватаясь за сердце) Неужто заблудился и по пьяни опять залез в общественную библиотеку?
БЕРТОН: Еще хуже.
ПРОДЮСЕР: Боже, наверное, сделал предложение Бэму и не вытерпел его отказа? (со слезами на глазах) Ну и где же бездыханное тело нашего Вилле?
МИГЕ: Почти что уже бездыханное тело нашего Вилле вон там за стойкой, поглощает пиво в немереных количествах.
ПРОДЮСЕР: Так что же вы, гады, мне последний-то нерв вытрепали?
ГАС: (обиженно) Так потому что он не один там поглощает! А с другом! С новым самым лучшим корешом!
ПРОДЮСЕР: (оглядывается на стойку) Не вижу, кто енто там руку на виллевское плечо положил?
МИГЕ: (не вытерпев, орет) Да Лаури Илонен это! Из Rasmus!
ПРОДЮСЕР: (изумленно) Какой кошмар. И давно произошла сей трагедия?
Линде опять горько кивает.
ГАС: Ну вот как они вместе стали эту несчастную Bittersweet придумывать, так и сдружились, прямо Бивис и Батхед! Все время вместе! И бухают они теперь вместе! И песни пишут совместно.   
БЕРТОН: (истерично) А мы? Ну чем мы хуже этого… индейца с перьями в башке?
МИГЕ: Я щас эти перья засуну ему куда-нибудь поглубже волос на голове.
ПРОДЮСЕР: Так, рукоприкладства не надо. Рано пока. Вы пытались принять какие-нибудь меры?
Линде разводит руками.
БЕРТОН: Да какие меры? Так, как обычно, в бар звали, поквасить, еще в стриптиз клуб и в студию, типа над новым альбомом работу начать.
ПРОДЮСЕР: Ну?
ГАС: Дуги гну! Придет, потопчется и убегает к этому своему… ворону! Блин, Брэндон Ли нашелся!
БЕРТОН: Даже Бэм забеспокоился.
Миге вздыхает.
ПРОДЮСЕР: Так, ну будем что-то делать! Необходимо вернуть нашего главного поэта и певца обратно в рабочий коллектив! Думаю, лучше всего сплачивает совместное проведение досуга.
МИГЕ: Продюсер, по-фински, пожалста.
ПРОДЮСЕР: Общая пьянка.
БЕРТОН: (улыбаясь) Это мне нравится. Мило. Теперь нужно только туда Вилле затащить.
ПРОДЮСЕР: Вот этим и займемся. (Разворачивается к стойке) Вилле! Ты не мог бы подойти?
Вилле медленно слазит со стула, подходит к столику и садится. За Вилле тащится Лаури.
ВИЛЛЕ: (с идиотской улыбкой) Ребятки, кажетца, вы еще не поздоровались с Лаури.
ГАС, МИГЕ, БЕРТОН: (сквозь зубы) Терве.
ЛАУРИ: Пацаны, я так рад, что сижу с вами за одним столом. Я, конечно, в каждом интервью говорю, что вы полные лохи и ваще не самые лучшие представители финской рок музыки, но, знаете… Я все вру! Вы просто супер!
ВИЛЛЕ: (умиляясь) Ну что ты, дарлинг! Ну зачем же так!
От избытка чувств обнимается с еле живым от выпивки Лаури. Гас, Бертон, Миге и Линде ненавидяще смотрят на это действо.
ПРОДЮСЕР: Вилле, а ты знаешь, какое у нас число на дворе?
ВИЛЛЕ: (совершенно счастливо) Не-а!
ПРОДЮСЕР: У нас скоро Новый Год! Между прочим, есть такая русская народная примета: как новый год отпразднуешь, так его и проведешь. Намек усек?
ЛАУРИ: (внезапно придя в чувство) а еще есть такая финская народная примета: сколько пива не бери, а все равно потом еще бегать придется.
ВИЛЛЕ: Точно, бэйби!
МИГЕ: Короче, где ты его праздновать будешь?
ВИЛЛЕ: (пытаясь сосредоточить мутный взгляд на Миге) Кого?
БЕРТОН: да Новый Год же, ё-моё!
ГАС: Продюсер, мы тоже такие… не умные, когда пьяные.
ПРОДЮСЕР: Нет, еще хуже.
ВИЛЛЕ: А чего его праздновать? Набрать ящик пива и два килограмма корюшки. Вот и весь праздник.
ПРОДЮСЕР: Знаешь, Вилле, я активно с тобой не согласен. Есть много других замечательных способов проведения Нового Года. Вот спроси ребят!
Вилле переводит вопросительный взгляд на Миге.
МИГЕ: Я буду пить.
ГАС: Я тоже.
БЕРТОН: И я.
Линде кивает.
Лаури: (проснувшись) Я буду бухать!
ПРОДЮСЕР: У меня появилась мысля! Раз уж все буду делать абсолютно одно и тоже, так может вам делать это вместе?
МИГЕ: Точно! Вилле! Приходи к нам в студию! Мы девок найдем, бухла натарим, а?
ВИЛЛЕ: Конечно, бэйби, приду! И не один!
ГАС: (напряжено) а с кем? С Бэмом?
ВИЛЛЕ: (радостно) С Лаури! Он будет просто счастлив! Да, дарлинг?
Пихает спящего на столе музыканта. Тот что-то неразборчиво мямлит.
МИГЕ: Вилле, мы тебя любим. Очень. В любом виде. Но вот его на нашей личной пьянке мы видеть совсем не хотим!
ВИЛЛЕ: Как же так, бэйби? Почему?
ГАС: Потому что он нам надоел! Ну просто уже всю плешь проел!
ВИЛЛЕ: Гас, какая плешь, дарлинг? Ты же лысый!
БЕРТОН: Ладно, Вилле, просто признайся нам, и мы от тебя отстанем.
ВИЛЛЕ: В чем признаться, дарлинг?
МИГЕ: Что ты его любишь больше чем нас!
ВИЛЛЕ: ЧТО???? У меня аж весь алкоголь из крови вышел!
ГАС: Ну ты же лазишь с ним везде, бухаешь с ним, и хочешь притащить его на наш Новый Год! 
БЕРТОН: Мы поймем, если ты нас разлюбил и нашел себе новое увлечение.
ВИЛЛЕ: Ребяты, деар бэйби! Да я просто из вежливости!
МИГЕ: (обрадовано) Да?
ВИЛЛЕ: Конечно, дарлинги! Продюсер, ты же мне сам сказал с Лаури как можно больше времени проводить, чтоб произошло моральное единение, и мы написали хорошую песню!
Все удивленно смотрят на продюсера.
ПРОДЮСЕР: Да, было такое, признаюсь! Я это специально!
ГАС: Зачем?
ПРОДЮСЕР: Как говориться в еще одной русской народной пословице: хороший левак укрепляет брак! С Новым Годом!

15

Beauty, супер!!!  :rofl:  :rofl:  :rofl:

Beautiful написал(а):

Вокалиста в сторону, и подоприте его чем-нибудь, чтоб не упал!

можно я буду подпирать вокалиста?  blush2.gif

16

FloVVer написал(а):

можно я буду подпирать вокалиста?

да, конечно..............чё жалко что ли.... :D

17

Beautiful написал(а):

да, конечно..............чё жалко что ли....

О, Вилле, in my arms you won't sleep safely...  :D

18

В городе Хельсинки, что в Финляндии, что на севере, есть очень много андэграунд баров.
Конечно, практически в каждом из них можно встретить Вилле Вало. Причём почти всегда на пару с известным финским алкоголиком Юрки - он играет в малоизвестной финской группе the 69 eyes (шестьдесят девять глаз).
Вилле, как мы знаем, человек добрый, поэтому он начал успокаивать Юрки, - Ничего страшного Юрки! Зато ты известный финский алкоголик!
А потом продолжал, обняв Юрки за плечи, - И, вот если посмотреть, у вас барабанщик Юсси - атас! С такой хипариной! А у нас совсем лысый, даже без пробора!
А про себя подумал - зато наш больше.

19

Шёл холодный финский зимний день. Первый день съёмок клипа на песню Funeral of Hearts - новый хит с последнего альбома группы Вилле Вало, HIM.
Вилле Вало закурил и подошёл к режиссеру.
- Бэйби, - сказал Вилле Вало, - А давай в начале покажем моих родственников. Будет оригинальная режиссёрская находка! А то вот ведь както несправедливо получается - меня все знают, а моих родственников никто даже и не видел. Причём наверняка многие даже не догадываются что они у меня есть! А они есть у меня.
Режиссер задумался. Покрутив в руке хитрый режиссерский прибор он нахмурился
- Дык Вилле! И моих то родственников никто не видел отродясь! А они есть у меня. Тоже.
- Ну так какие проблемы, - улыбнулся Вилле Вало, - Давай смешаем их там в начале. И нам, как говорится, и вам! И волки сыты - схохмил Вилле Вало (Он уже прочитал сценарий клипа).
- Ну.. в принципе можно, - поддался режиссер, - A родственники у тебя как, старые или не очень?
- Ну, по разному, - схитрил Вилле Вало.
- И у меня по разному, - честно признался режиссер, - Xрен с ним, веди своих. Авось продюсер не заметит. Скажем - фанаты. Но тогда придётся не только в начале показывать.
Начался первый сложный день съёмок.
Мотор, камера, экшн! - доносилось с заснеженных финских полей.

Шёл второй сложный съёмочный день клипа на песню Funeral of Hearts - новый хит с последнего альбома группы Вилле Вало, HIM.
- Ну что вы так вяло? Где энергия?? Где соул он файр и всё такое прочее? - режиссер бегал по финскому снегу и кричал на весь съёмочный состав.
- Дык, товарищ директор.. - потупив взор высказался самый смелый из съёмочного состава (конечно это был Гас) - Пожрать бы пора. Гас постучал по модной косухе, в районе живота.
Пожрать? - удивился режиссер. - Хмм! А ведь действительно! С первого сложного съёмочного дня ничего не ели.
Вилле Вало закурил, - Я тут знаю неподалеку финское озерцо, клёв там - закачаешься!
- А кого пошлём то? - задумчиво произнес режиссер.
- Да, Бэйби! Сгоняю сам! - отозвался Вилле Вало. К тому же рыбные места никому выдавать не хочу, - подумал он. - Давайте лодку мне и вёсел штуки две.
Вскоре всё было устроено: лодка заправлена, вёсла прикручены, фирменный крючок Вилле Вало (в форме хартаграммы) надежно прицеплен к удочке.
- Ну, я поплыл! - с готовностью крикнул Вилле Вало, и забрался в лодку. Ловко схватив вёсла, Вилле Вало начал грести, напоминая уже не звезду лав-метал, а прожженного финского рыбака.
Через 5 минут Вилле Вало маневрировал посередине озера.
Отличный кадр - смекнул режиссер. - А нука, - подозвал он оператора, - Сними рыбачка, может при монтаже пригодится.

Шёл последний, самый сложный, съёмочный день клипа на песню Funeral of Hearts - нового хита с последнего альбома группы Вилле Вало, HIM.
Вилле Вало отошёл по делам и, углубляясь в лесок, заметил своего клавишника - Бартона, подозрительно стоявшего рядом с берёзой. Вилле Вало подошёл ближе и ужаснулся - Бартон заканчивал художественное вырезание по дереву. Вырезание символа группы - хартаграммы.
- Чтож ты гад, бэйби, глумишься над финской природой? - вскипел Вилле Вало! - Даже Микка Люттинен, из местной группы Impaled Nazarene до такого бы не додумался!
- Ну я это.. Автограф тут вырезал просто.. небольшой.. Она сама попросила! - оправдывался Бартон.
- Да как ты мог! Это же мне просто прям сикс сикс сикс ин май харт!! - Вилле Вало очень любил финскую природу ещё с детства.
- Тебе хорошо, - чуть не расплакавшись продолжал Бартон, - У тебя вон! Все автографы берут! Каждый день и по много раз! А мне что? Меня никто не любит! Меня никто не знает! У меня самые трудные клавишные партии! И я их часто лажаю.
- Да все лажают! - Вилле Вало уже багровел, - Но на берёзах вырезаешь только ты!
На крик собрались участники съёмочной группы.
Бартон всхлипнул. Вилле Вало укоризненно покачал головой, - Зэ хартлесс ты, Бартон, эх, зэ хартлесс.
Так! Хватит ругаться! - сурово приказал режиссер. По домам пора! Съёмки закончены.
Все свободны!
А мне ещё в монтажной работать, - думал он, - вставлять родственников этих..

20

Ночной диалог Миджа и Вилле. Вилле:
- Ох, дорогой...
Миже:
- Оставь меня в покое!
- Но это же не займет много времени...
- Но после этого я не смогу заснуть!
- А я не могу заснуть без этого!
- Как ты можешь думать о подобных вещах в 3 часа ночи?
- Потому что я весь горю...
- Каждую ночь одно и то же!
- Если бы ты меня любил, мне бы не пришлось столько тебя уговаривать!
- Если бы ты меня любил, то не будил бы меня среди ночи со своими глупостями!
- Ты меня не любишь! (Хнык, хнык)
- Ладно, ладно, я сделаю...
- Что такое? Тебе нужен фонарик?
- Но я же ничего не вижу!
- Ты должен это чувствовать!
- Нашел. Теперь лучше?
- Конечно, дорогой!
- Ладно, давай спать. Только запомни, это был последний раз, когда я выключал этот проклятый камин среди ночи!!!

21

Вилле Вало и Эмерсон Бартон поймали золотую рыбку. Рыбка им говорит:
- Ты Бартон добрый и хороший, так уж и быть, выполню одно твоё желание, а ты, Вилле, злой и беспощадный, поэтому тебе можно загадать целых три.
Вилле начал:
- Хочу, чтобы в Хельсинки жили только шикарные блондинки.
Рыбка хвостиком махнула, и вокруг появились красивые блондинки.
У Вилле глазки забегали.
- Хочу, - говорит, - чтобы во всей Финляндии тоже были одни шикарные блондинки.
Ну и по всей Финляндии появились блондинки.
- А третье моё желание, чтобы во всем мире жили одни только шикарные блондинки! -загадал Вилле.
- А моё желание такое, - тихо сказал Барт: - Хочу, чтобы Вилле стал педиком.

22

Финляндия. Жуткий холод. Рыбачит Вилле без шапки. Холодно, уши красные. Подходит Линде и спрашивает:
- Слушай, а почему ты без шапки?
- Да вот, рыбачил я вчера в шапке, а на другой стороне пруда русский пил водку и звал меня.
- Ну и что?
- Я был в шапке и ничего не услышал.

23

Молоденький Вилле Вало (В) заблудился в Лондоне и под вечер забрел в «квартал розовых фонарей». К нему обращается сутенер (С):
C: What do you want?
В: Сорри, май инглиш соу бед. Ай вонт...
C: A girl?
В: Ай вонт...
C: A boy?
В: Ай вонт...
Долго смотрит в словарик и наконец выговаривает:
В: Ай вонт финниш консул.
С: Ооо, it’s possiblе. But very expensive...

24

ZENT good.gif

25

Бьюти, жжёшь!!! Просто мне лень цитировать твои рассказы, перейду к тем, которые поменьше ;)

ZENT написал(а):

В городе Хельсинки, что в Финляндии, что на севере, есть очень много андэграунд баров...

Классный рассказик, мне нра он и вообще из этой серии(с этого сайта)

ZENT написал(а):

Шёл холодный финский зимний день. Первый день съёмок клипа на песню Funeral of Hearts...

Первые истории про ХИМ, которые я услышала, тогда просто ЛЕЖАЛА под столом от смеха good.gif

ZENT написал(а):

Вилле Вало и Эмерсон Бартон поймали золотую рыбку.

Не ожидала этот анекдот про ХИМ услышать blush2.gif

ZENT написал(а):

Финляндия. Жуткий холод. Рыбачит Вилле без шапки.

-Точно-точно!!!Ай да анекдот :rofl:

ZENT написал(а):

Молоденький Вилле Вало (В) заблудился в Лондоне и под вечер забрел в «квартал розовых фонарей». К нему обращается сутенер (С):

+

ZENT написал(а):

Ночной диалог Миджа и Вилле.

Я про РАММОВ это читала, но всё равно спасибо, т.к. с химиками они представляются несколько по-иному asute.gif

Отредактировано NaHIMka (01-10-2007 17:41:49)

26

Это тоже было..................но я писькаюсь, когда читаю........... :lol:  :lol:  :lol:  (может наши уважаемые новенькие не читали..........специально для вас)
О-о-о-о-о-о!!!! Ребяты.....  :lol:  :haha: Я когда первый раз прочла, то долго у меня еще была истерика  :haha:     
Наслаждайтесь!!!!!!!:

«Лубовь»
«Ах, какие глаза!…какие глаза! Спорю: по таким глазам сходит с ума каждая вторая девушка в Финляндии….. что в Финляндии во всем мире!!! ….а фигурка то…ммммммм…все это враки, что он потолстел! По-моему он выглядит великолепно!….ростом правда не вышел, а еще эти перья…мда…ну что поделаешь…у каждого свои недостатки…и что этот мужик постоянно рядом с ним крутиться…как там его…проклятый склероз!…Ээро…точно Ээро! …фу, он даже не симпатичный….он не достоин находиться рядом с таким….с таким……..а от фотки, где они целовались меня аж в слезы бросило…на его месте должен был быть я ….ах, почему судьба так жестока…»

так думал Вилле Вало уже час сидя за стойкой самого крутого финского бара и глядя в сторону стола, за которым Лу и компания шумно отмечали Лушин ДР….

Тем временем бедный Лаури Илонен сидел как на иголках: «Блин! Этот мужик у барной стойки в упор смотрит на меня уже целый час!!!…так неловко мне не было даже на занятиях йогой вместе с Ээро….а зад ведь все еще болит после того падения с балкона …уууууууу….я этого больше не выдержу!!!! ….а он вообще-то ничего……люблю темненьких…..как там мой причесон….в порядке надеюсь….ой! чего это я…совсем замечтался…здесь же Ээро…хорошо, что он всего этого не слышал…» Ээро, увидев что Лаури чем-то сильно обеспокоен, обнял его за плечо и спросил: «Что-то не так?» «Нет…что ты…все просто замечательно!»-ответил Лу и улыбнулся Ээро своей самой милой улыбкой…..

Увидя эту сцену, Виль глубоко вздохнул и залпом осушил рюмку финской водки…

И тут из колонок, стоящих по всем углам бара, донеслись знакомые звуки…и до боли знакомый Вилю голос запел «in joy and sorrow….» «Это мой шанс»-решил Виль-«сейчас или никогда!» выпив еще рюмку (для смелости;))) Виль встал и стараясь шататься как можно меньше направился к столу, за которым восседали Лу и Ко…..

Тем временем на общей квартире группы HIM: «ГДЕ ЕГО НОСИТ!!!….Нет вы только подумайте: уже час ночи, а его все нет!…нам в 7 утра вылетать в долбанную Японию, а его еще нет!!!….я не буду больше тащить его на себе в самолет!…ХВАТИТ!…у мня уже радикулит, а если все будет продолжаться в том же духе, то вообще можно будет смело сдавать в дурдом!!! ….да я лучше сам туда уйду, как в монастырь и попрошу у них пожизненное место, чтоб только больше не терпеть подобных издевательств над моими нервами!!!!!!!!……PERKELE SAATANA! … VITTU!!!…..VITTU VALO!!!!» - ругался Миге, бегая по комнате из угла в угол. Бартон нервно постукивал барабанными палочками, Линде пытался что-то наиграть на гитаре, а Гас сидел на диване и жевал конфеты из большой корзины, подаренной фантами. Вообще то она валялась еще с прошлого ДР Вилле, но это Гаса особо не напрягало;). «По-моему беспокоиться тут не из-за чего….» - сказал Гас, запихивая в рот горсть конфет, - « когда-нибудь то он все равно придет…или приползет….это уже не в первый раз….пойдем те лучше прошвырнемся по местным барчикам…поедим чего-нибудь….авось и его встретим». «Мда…это наверное лучше чем сидеть здесь и попусту тратить нервы…ПОЙДЕМ ЕГО ИСКАТЬ!» - сказал Миге и вся компания дружно повалила на улицу…..

В это время в баре:

Виль подошел к столу Расмусов и уже слегка заплетающимся языком проговорил: «Разрешите приглааааасить вас на танец..ик…». Воцарилась полная тишина… Мысли сидящих за столом: «Блин!…я тоже хотел пригласить Лаури! ..так не честно!!!» - Ээро; «Надеюсь нам не придется делиться с ним едой и выпивкой…да, я жадный!…что теперь поделать то..» - Паули; «Ух, какая подозрительно знакомая рожа!…и где я мог его видеть?..» - Аки; «О, какой ужас!!! Все штаны промокли! ...не надо было надевать свои любимые розовые стринги…...» - Лаури. Полный ступор продолжался минут 10… .Первым очнулся Паули и пнул Лу по стулу ногой. Тот быстро повернул голову к уже закурившему ( Виль всегда носит с собой в кармане зажигалку и сигареты…на всякий пожарный;)) в ожидании ответа Вилю и тихо спросил: «Это вы …мне?». Виль кивнул. «Ясно….» - сказал Лу и послушно поплелся с Вилле на танцплощадку. Сидящие за столом молча наблюдали, как они вдвоем дошли приблизительно до середины зала, Виль бросил окурок на пол и затушил его ногой, потом осторожно обнял Лу за талию (тот в свою очередь обнял Виля за плечи) и они начали танцевать. К тому времени играл уже другой медляк, хотя в принципе это уже не было важно……
Тут в бар вваливаются уже слегка подвыпившие Гас, Линде и Бартон во главе с Миге. Их взгляды автоматически падают на единственную пару;), танцующую на танцполе… «Ааааааааааа!!!………» - только и успел сказать моментально протрезвевший Миге перед тем, как грохнуться в глубокий обморок… Остальные так же быстро протрезвели и, увидев, что Миге валяется на полу без сознания, схватили его за руки и за ноги и потащили к стоящему в углу диванчику. «И что нам с ним теперь делать?!!» - возмущался Бартон. «Может дать ему еще выпить?» - сказал Линде. «И-ДИ-ОТ!!!!! - завопил Бартон, - он же в обмороке! Как он по твоему пить будет?! Да и за чем, ему и так хорошо…то есть плохо.» «Ну мы могли бы взять пипетку, шланг или в крайнем случае клизму…» - продолжал Линде. «Нет, ребят, ему нужно сделать искусственное дыхание, - сказал Гас, - так в фильмах всегда делают, я видел.» «И кто же будет делать ему искусственное дыхание, - спросил Бартон, - не ты ли?» «Мог бы и я» - согласился Гас. «Неееенаааадооооо…» - еле слышно простонал Миге. Друзья помогли ему приподняться с дивана…взгляд Миге падает на тацпол…лицо принимает выражения человека, которому только что заехали кирпичом… «УБЬЮ!!!!!!!!» - проревел Миге и хотел было броситься в перед, но ребята-химовцы схватили его и усадили обратно на диван. Миге вырывался, дергал руками и ногами «Да как он мог!…ах он гад!..ах он дистрофично-зеленоглазая шпала!!!!!…он просто сво….» В это время Гас заливает бьющемуся в конвульсиях Миге стакан финской водочки…тот выпивает и понемногу начинает успокаиваться…
Расмусавцам к тому времени надоело пялиться на «сладкую парочку» и они с любопытством созерцали разборки, происходившие на диване в противоположном углу зала. «Что за пьяницы опять приперлись?!…нигде без них нельзя!» - возмущался Ээро. «Да ладно тебе! – вот я еще выпью пару стаканчиков и может к ним присоединюсь…вдруг им помощь нужна или еще чего…» - сказал Аки. «И я тоже с тобой! Хоть какое-то разнообразие будет…» - поддержал Паули. «А я что тут один как дЭбил сидеть буду!..налейте-ка и мне чуть-чуть» - Ээро.

«Как от тебя…от вас приятно пахнет». «Правда?…спасибо это мой новый одикалон мне его Э…друг подарил». «Апчхи!..хе-хе..». «Что с тобой… то есть с вами? Вам не здоровиться?». «Да не…мне твои перья просто в нос попали…апчхи!… perkele…». «Ой, простите!..как нехорошо…». «Да забей;))! … и давай будем называть друг друга на ты, ладненько?» «Ладненько…» - прошептал Лаури и покрепче обнял Вилле за плечи. «Эммммм…… продолжаем разговор, - сказал Виль важным тоном, – ну… у тебя есть кумиры в музыки или еще фигня какая-нибудь?» «О, да!!! – воскликнул Лу, - Бьёрк!!!! Я ее обожаю!!! Она просто сууууперррр!!!!! У меня даже татуировка с ней есть! Хочешь покажу?! Я перед ней приклоняюсь! Такие женщины, как она………» и Лу начал с восторгом описывать свою музу, тем временем как Виль, уже пожалевший о том, что задал этот вопрос, потихоньку вытаскивал из причесона Лу перья и откидывал их в сторону «чтоб не мешались». До Виля начало доходить, что они танцуют уже третью песню подряд, что это уже отнють не медляк и что все люди (хоть их было и не так много), присутствующие в баре, с любопытством таращатся на них…
«…первый раз я услышал ее песню, когда был еще совсем мальчиком, и…» «Я думаю, что нам пора вернуться в общую массу, так сказать…» - вставил Вилле. «А? Что? – сказал Лаури, слегка расстроенный тем, что его прервали на половине рассказа, - ну как хочешь…». Взявшись за руки они с сияющими лицами направились к «расмусовскому» столу. Подходя, Виль заметил, что за столом уже сидит на 4 человека больше. Первая мысль его была такова: «Неужели у меня так сильно в глазах двоиться? Надо меньше пить…». Вторая мысль: «Что то рожи больно знакомые???». Третья мысль: «ААААА!!!!ЧУР МЕНЯ!!!!! VITTU!!!». Когда они подошли к столу, все сидящие смотрели на Лу и ВВ такими рожами, как будто на всех семерых упал целый блок кирпичей. «Ну что, милый мой, - сказал Миг, обращаясь к Вилле, - мы тут тебя, понимаешь обыскались, а ты значит все по баб…по мальчикам, да по мальчикам! А если бы мы сюда не зашли, то ты бы про нас совсем забыл, гад такой?!!!» «Спокойствие, товарищи, только спокойствие! – сказал Ээро, и добавил, обращаясь к Лу и ВВ, - ребята, мы конечно понимаем ваши чувства, бла-бла-бла и все такое…, но мы тут с общественностью посоветовались и решили, что вам будет лучше расстаться, вот так вот…» «На это есть несколько причин, - начал Линде, - целых две, во- первых, все и так считают, что в финских группах одни геи, а еще вы тут… во-вторых, мы хоть и соотечественники, но как ни как конкуренты, так что всё, мальчики: пернатые на лево, тощие на право, финита ля комедия…так сказать…». «Ну…мы же это…вроде как …того самого…» - начал было оправдываться Лаури, который все это время стоял, опустив голову, как пятилетний ребенок, который в чем-то провинился и теперь его ругают. «ЧЕРТАС ДВА!!! – крикнул Виль, - НИ-ЗА-ЧТО!!!» «Ага, значит бунт на корабле! – сказал Миге, вскакивая со стула. «Ну, ничего, ребят, нас же в два…не в три…в общем нас больше! Мы их щас по рукам и ногам, да по клизме! Может тогда поймут…» - сказал Гас, потирая руки. «Только без насилия! – воззвал Ээро и обратился к стоявшему в полном ступоре Лу, - Лаури, друг мой, ну может быть ты уже, блин, скажешь что-нибудь вразумительное?!!!» Все взгляды, в том числе и ВВ, обратились к Лу. «Ну…я…я…в конце-то концов! Это моя личная жизнь! И я в праве делать с ней все, что захочу!!! Вот так то!!! А ты, Ээро…у тебя вообще жена есть…постыдился бы…чего-нибудь…блин!» - сказал Лу, гордо вскинув голову с остатками перьев, которые не успел выкинуть на танцпол Виль. У всех присутствующих вытянулись лица, Ээро покраснел от злости, а Виль довольно ухмыльнулся. «Ах ты маленький пернатый коротышка! – прошипел Ээро, глядя на Лаури, - да я тебя сейчас в такую позу лотоса скручу, что ты век не распутаешься!!!» «Спокойствие, Ээро, только спокойствие! – сказал Аки, схватив кинувшегося вперед товарища, - дыши глубже!» «Значит так, вы оставайтесь здесь, а нам, пожалуй, уже пора» - сказал Вилле и, схватив Лу за руку, потащил его к выходу под аплодисменты всех посетителей бара, которые все это время наблюдали за «представлением». «А как же япошки?!!!» - крикнул им в след Бартон. «А ну их на [censored]!» - сказал ВВ уже у самого выхода.

03:30 на огромном темном небе рассыпаны миллиарды ярких звезд…по одной из главных улиц Хельсинки идут, взявшись за руки, два человека…на востоке небо по не многу начинает краснеть, предвещая восход солнца… «Мое любимое время…» - сказал один из них…да, впереди новый день и абсолютно новая жизнь…

27

Beautiful написал(а):

:rofl:  :rofl:  :rofl:

28

чуть не умерла пока дочитала)) теперь в глазах рябит)) clapping.gif  :D

29

Так......воть рассказик, деукииииииииииииииииии....пипец blush2.gif  heat.gif  blush2.gif я и поржала.....и...... blush2.gif  blush2.gif  brunette.gif

«Just One Night»

Китана всю дорогу чувствовала на себе взгляд Вилле.
- Вилле, мой Вилле, - прошептала Китана, упиваясь звучанием этих слов.

Он ничего не говорил, просто смотрел на нее, и от этого ей почему-то становилось не по себе. Внезапно она почувствовала легкое прикосновение к шее. Девушка дернулась от неожиданности, машина вильнула, едва не врезавшись в бок шикарного мерса, обгонявшего их. Водитель того естественно не замедлил тут же высунуться и огласить окрестности отборнейшей матерщиной. Китана выровняла машину, покосилась на своего спутника. Тот тихо смеялся, откинувшись на спинку кресла. Досмеявшись, насмешливо заметил:
- Че ты дергаешься? Я не кусаюсь.
- Ну надо же, а я так была в этом уверена, - буркнула себе под нос Китана.
Конечно он расслышал и снова рассмеялся. Сквозь смех еле смог проговорить:
- Теперь направо. Направо, я сказал! Вот так все, приехали.
Он выбрался из машины, невероятно грациозный, высокий, стройный до худобы. Подошел к ее дверце. Китана, мысленно ругаясь, изо всех сил боролась с ремнем безопасности. В отличие от Вилле, она не питала никаких иллюзий по поводу своего умения водить машину. Но если бы за руль сел тот! Во-первых, он был довольно пьян, во-вторых, у него не было водительских прав, наконец, он просто не умел водить машину. Так что эта дорога явно привела бы их очень далеко. Your pretty face is going to hell. Вилле по-прежнему с усмешкой наблюдал за ее мучениями. Спасибо хоть не комментировал. Наконец, проклятый ремень поддался. Китана с силой распахнула дверцу, надеясь, что ушибет Вилле. Ага, щас.
Он помог ей выйти из машины. От его прикосновения она вздрогнула: его рука показалась ей обжигающей, как огонь. Едва очутившись снаружи, Китана тут же промокла насквозь. Дождь лил немилосердно. Впрочем, Вилле теперь тоже весьма смахивал на мокрого котенка. Его темные кудри, красиво обрамлявшие лицо, потемнели и слиплись от воды.
В небе прогремел первый раскат грома.
- Будет гроза, - с очень серьезной рожей прокомментировал Вилле.
Он отпустил ее руку и направился к дому. Девушка пошла за ним, то и дело поскальзываясь на липкой от грязи дорожке. Догнав Вилле, немного неуверенно сказала:
- Ты оставишь машину вот так, на улице?
- Это не моя, - рассеянно ответил Вилле, копаясь в карманах и чертыхаясь, - тачка принадлежит Баму, а у него их и так хватает. К тому же, он все равно мне должен, ага, вот они! На свет божий была извлечена связка ключей, и теперь Вилле, задумчиво хмуря брови, разглядывал их с таким видом, словно видел их в первый раз в жизни.
- Этот, нет, он от моей бывшей квартиры, а этот замок я поменял три года назад….. хм….. черт, не помню!
- А зачем тебе старые ключи? - язвительно спросила девушка. Так, щас он ухмыльнется. Действительно, так и случилось.
- Чтоб веселее было, - пояснил Вилле страшным шепотом и, выбрав наконец нужный, вставил его в дверь. Та щелкнула и раскрылась с легким скрипом во тьму.
“Ой, мама, я темноты боюсь!”
Китана и сама не заметила, как вцепилась в лапу Вилле. Тот, впрочем, отнесся к позаимствованию конечности вполне философски и заметил только:
- Ща мы зажжем эту эндлесс дарк!… где там этот выключатель, упс, света нет.
- Ааа, - взвилась девушка, - так у тебя и света еще нет!
Вилле поскреб в затылке.
- Наверно, отключили за неуплату. Так, щас попробуем еще раз. Да будет свет, сказал монтер….. и о, получилось!
Свет наконец-то зажегся, осветив то, что с полным правом можно было именовать прихожей, очень грязной прихожей. Вилле посторонился, давая девушке пройти, и закрыл дверь. Повернувшись, одним взглядом оценил масштабы бедствия и скомандовал:
- Немедленно в душ!
Наклонившись, Китана отстегнула застежки туфель и разулась. А потом пошлепала в том направлении, куда вроде бы только что унесся неугомонный Вилле. Подойдя к открытой двери, за которой он исчез, девушка осторожно заглянула внутрь. В комнате царил жуткий беспорядок, но Китана этого сначала не заметила, может быть потому что Вилле Херманни Вало в данный момент уже снял футболку и явно собирался сделать тоже и с брюками! Заметив ее, он все же остановился на полдороге (на пол-ширинки) и снова усмехнулся. Китана, конечно, и раньше уже видела это худощавое тело, изрисованное татуировками (по-крайней мере, до пояса точно!), но одно дело фотографии, и совсем другое дело, когда эта сволочь стоит полуобнаженная и смотрит на тебя так, словно видит насквозь.
“Впрочем, так оно и есть, - тут же сообразила Китана, - он ведь привык, чтобы им восхищались, в него влюблялись и т.п. и т.д.Так что все твои мысли, дорогуша, для него просто открытая книга”.
- Где тут у тебя ванная? - наконец сказала она. “Мда, глупо надеяться на то, что мой голос прозвучал естественно”.
Вилле неопределенно мотнул головой.
- В конце коридора, дверь налево.
Китана прошествовала в указанном направлении, старательно сделав вид, что не заметила тихого смешка, донесшегося ей вслед. Толкнув дверь налево, она действительно оказалась в ванной. Большой и относительно чистой. Заперев дверь на задвижку, она поспешно скинула одежду и с наслаждением залезла под душ.
“Слава богу, хоть горячую воду у него не отключили”, - подумала девушка, поворачиваясь под теплыми струями. Вдруг она сообразила, что никакой сухой одежды Вилле ей так и не дал. Потом отбросила и эту мысль. Ей было нужно работать. Китана закрыла глаза, и в голове стали привычно всплывать строчки.
“Когда я отправилась на интервью с Вилле Вало, лидером группы HIM, я не знала, чего от него ожидать.”
“Это факт”, - мрачно подумала она, не открывая глаз. Ей пришлось искать его по всему городу в течении примерно трех часов. Он должен был ждать ее в одном небольшом клубе в 9 часов вечера. Маленькое интервью, и она отправилась бы домой, где ее ждали уютная постель, горячий чай, что-то напевающий на заднем плане телевизор, расшифровка диктофонной записи, очередная статья и круглый гонорар за нее. Так нет же!
В назначенном месте в назначенный час этого чуда не оказалось. Когда она подошла к бармену, тот разъяснил ей (предварительно потребовав показать журналистское удостоверение), что “тот самый” Вилле Вало с небольшой компанией был здесь примерно час назад. Они выпили энное кол-во литров крепких спиртных напитков, затем Вилле Вало шатающейся походкой приблизился к стойке и рухнул на один из стульчиков, едва не промахнувшись. Хриплым шепотом на весь бар он сообщил бармену следующее: “Эй ты, да, ты, ты знаешь, кто я?!… вот и хорошо, так вот.
Я Вили, нет, хмм….. Вилле Вало из группы, ик!… ну вощем ты понял, посмотри мне в глаза, ты меня уважаешь?… так вот, тут будет дама, о чем я говорил?… а да ну, вот, скажи ей, я пошел в Тавастию, да, вот так”. Конец цитаты, все аплодируют.
После сего эпохального заявления ВВ унес свои татуированные мощи из клуба. В неизвестном направлении.
Китане ничего не оставалось, кроме как поблагодарить вежливого бармена и наведаться в Тавастию. Там ей сообщили телегу примерно такого же содержания как вышеизложенная, и отправили дальше. В конечном итоге, искомый объект нашелся в восьмом по счету заведении. Уронив голову на стол, он мирно храпел, пуская пузыри. Рядом Миге и Линде спорили, чья гитара лучше:
- У моей струн больше - шесть, а у твоей только четыре!
- Зато у моей они толще!
Яни тоже дремал. Правда понять, что это именно он было, с одной стороны, затруднительно - съехавшая шляпа закрывала ему лицо -, с другой стороны…. хм, да кому еще в Хельсинки взбредет в голову напялить такой ужас! Гаса нигде не было видно (потеряли бедняжку по дороге), зато поблизости наблюдался Бам Маргера, который просто сидел и хлопал глазами, и Юрки из 69 Eyes. Этот безо всякой оригинальности продолжал глушить водку.
“М-да, и точно заслуженный финский алкоголик”, - подумалось Китане, пока она вытаскивала Вилле из-за стола. Несмотря на худобу, тот неожиданно оказался довольно тяжелым. К тому же, пробудившись от пьяных грез, он почему-то начал называть ее Сюзанной и лапать за все возможные места. Это затруднило его транспортировку до туалета настолько, что когда они все-таки добрались до искомого места, Китане больше всего на свете хотелось оставить его валяться на заплеванном полу и уйти. Она еще раз строгим тоном напомнила себе о профессиональном долге и с большим удовольствием засунула голову обормота в раковину под ледяно холодную струю. Канешна, он заорал, проявив свои недюжинные вокальные способности на полную. Китана даже на всякий случай отошла подальше. А то мало ли что ему в башку взбредет. Высунувшись наконец, Вало какое-то время просто поматерился, потом спотыкаясь добрел до унитаза и засунулся туда. Тошнило его долго и шумно. Все это время девушка задумчиво рассматривала его зад, торчащий из унитаза, и гадала, стоит ли достать камеру и сделать пару снимков. Когда она наконец решила, что стоит, и полезла в сумочку, Вилле все таки решил повернуться и продемонстрировать восхищенной общественности в лице девушки 21 года от роду свою нежно-зеленую рожу.
Чудище зеленое какое-то время молча осматривало ее, потом вопросило
1) кто она
2) что она здесь делает
3) и какого…….х*** она засунула его под холодную воду
Китана, насколько могла вразумительно, объяснила ему все по пунктам. Потом он.
Ее умные мысли прервал требовательный стук в дверь.
- Ты там скоро, а?
- Щас-щас, - откликнулась она.
“Если б дверь не была бы заперта, он бы наверняка зашел. Черт, и почему мне так жаль, что я ее закрыла! Ладно сосредоточься и расслабься. Не думай о чьих-то зеленых глазах, лучше снова вернись к тому, на чем остановилась”.
Выслушав ее, Вало заявило, что интервью на седня и вобще отменяется, т.к. видите ли оно очень устало и немедленно едет домой. Доведенная до отчаяния (я его сюда дотащила, умыла, а он!.), Китана неожиданно для себя самой ляпнула что-то типа, я поеду с тобой! Чудо рассматривало ее еще дольше, а потом вдруг.
Ее мысли снова были прерваны самым бесцеремонным образом. На этот раз в ванной потух свет. Первой реакцией Китаны было легкое удивление. Ей-то уж было показалось, что Вилле Вало как-то немного вырос из того возраста, когда подобные глупые розыгрыши считаются верхом остроумия.
- Вилле, немедленно включи свет!
Нет ответа. Китана выключила воду и прислушалась. Ни один звук не доносился до ее слуха.
- Вало, это не смешно! Немедленно включи свет!
Опять тишина.
“Наверно, притаился где-нибудь за углом и наслаждается моими воплями”, - чувствуя, как вскипает в ней холодная злоба, подумала она. Но тут же в голову ей пришла другая мысль, гораздо хуже предыдущей.
” Боже, да все идет прям как в фильме ужасов. Женщина под душем, свет выключается…..”
“Нет, - тут же поправила она себя, - если женщина под душем, свет обычно не выключают. Но ведь следующим пунктом программы идет маньяк с бритвой, топором или каким-нить другим орудием смертоубийства! Так, че-то ванну принимать как-то больше не хочется.”
Китана наощупь нашарила в темноте полотенце и быстренько вытерлась. Ругнулась сквозь зубы, сообразив, что ее одежда сейчас совершенно не готова к употреблению. Завернулась во все то же полотенце, справедливо решив, что это все же лучше, чем совершенно ничего. Замерла, соображая, что же делать дальше. Собственно говоря, вариантов было только два. Либо оставаться в ванне и дальше в ожидании неизвестно чего. Либо идти вперед навстречу возможному маньяку и прочим прелестям.
Конечно она выбрала второй вариант.
Китана ничего, ну абсолютно ничего не боялась, но все же, когда она осторожно отодвинула засов и выскользнула наружу, ее сердце билось слишком громко. В коридоре царила непроглядная тьма. Весь дом был погружен в какую-то вязкую тишину. Коснувшись рукой одной из стенок, девушка сделала несколько осторожных шагов вперед.
Внезапно до ее слуха донеслись чьи-то шаги. Китана замерла на месте. Ужас, сковавший ее, не давал даже пошевелиться. В голове билась только одна мысль - беги скорей, дура!
Темная тень возникла перед ней.
..и раздался подозрительно знакомый голос!
Ты не очень сильно испугалась? - озабоченно спросил Вилле, почесывая за ухом (об этом она догадалась по движению воздуха), - я слышал, как ты зовешь, но я как раз в этот момент застрял, а, не важно. Вобщем я позвонил диспетчеру, он сказал, что молния ударила в один из столбов электропередачи, короче щас весь район сидит без света.
Как бы в подтверждение его слов, за приоткрытой им дверью в какую-то комнату вспыхнула молния, осветив его.
“Хм, он сменил брюки, но так и не одел футболку. Интересно, что там у него застряло…….”
Внезапно, как будто прямо рядом с ней, прогремел раскат грома. От неожиданности Китана чуть не подпрыгнула и уж конечно упустила полотенце. Оно с тихим шелестом сползло на пол. Матеря все на свете, а в первую очередь себя, девушка нагнулась за ним. Почувствовала, что сволочное полотенце за что-то зацепилось. И поняла, что этим чем-то был ботинок Вилле. Глянула туда, где по идее должны были находиться его глаза и процедила сквозь зубы:
- Отпусти.
- Зачем? - с ленивой издевкой в голосе протянул Вилле, - тебе оно все равно не пригодится. А если обнаженной ты чувствуешь себя неловко, тогда я тоже могу раздеться.
Китана выпустила полотенце и отпрянула подальше от Вало. В голове крутились тысячи вариантов ответов, начиная от совсем глупого “что ты имеешь в виду?” и заканчивая истерическим визгом. Как обычно в экстренной ситуации, пришлось высказать не лучший.
Что ты хочешь этим сказать?
- Не притворяйся дурочкой, - он сделал шаг вперед, заставив ее попятиться, - ты ведь сама предложила поехать ко мне, я тебя не заставлял.
- Да, но я не ЭТО имела в виду.
Еще шаг вперед. Китана отступала от него, отчетливо понимая, что это ей, похоже, уже не поможет.
- Какая разница, что ты там имела в виду? Все равно, света нет, заняться больше нечем. Или ты предлагаешь порассказывать анекдоты?
- Ну, а может, ты споешь там, на гитаре сбацаешь., - Китана умолкла, почувствовав стену за спиной. Коридор явно закончился.
“Так, долбаная ванная была налево. Щас запрусь и пускай стучится скока влезет”.
Китана толкнула дверь налево и проскользнула в оказавшуюся за ней комнату. Здесь было хотя бы посветлее: небо за широким окном без штор то и дело вспарывали молнии.
“Ну канешна, если идти по коридору, тогда ванная будет слева. А вот если пятиться спиной, тогда она будет справа. И почему у мя с логикой так плохо.”
Вилле, естественно зашедший за ней, хмыкнул:
- Ну надо же, какая хорошая девочка! И в спальню мою сама зашла.
- Харе гнать, - возмутилась Китана, одновременно подыскивая пути для отступления. Увы, единственным предметом мебели здесь была огромная кровать. И стукнуть Вало по башке тоже было нечем, - я видела фотографии твоей спальни. Там настоящий бардак, а здесь вполне чисто.
- Ну так в той спальне я сплю, а в этой развлекаюсь, - пояснил Вилле с паршивой ухмылочкой.
- Понятно, - протянула Китана, огибая кровать так, чтобы держаться подальше от него.
Он подошел к своей кроватке с другой стороны и прикинул взглядом ее ширину.
- Таак, особенного настроения за тобой гоняться у меня как-то нет, поэтому предлагаю сделать вот так: ты сама ложишься и раздвигаешь ноги.
- Щассс, наивный чухляндский мальчик!!!!!!! Жду следующей блестящей идеи.
- Ну как хочешь, - устало вздохнул Вилле, - мне вообще-то показалось, что так тебе будет удобнее, чем ТАК.
И он, ловко перемахнув через всю ширину своей постели, толкнул девушку на нее. Китана упала на его кровать. Та оказалась неожиданно мягкой. Пытаясь выпутаться из пушистого одеяла, она заметила, что Вилле расстегивает брюки. Подумала, ну вот, теперь я точно узнаю, есть у него там татуировка или нет. Поразилась странности собственных раздумий. Впрочем, через две секунды ей уже стало не до мыслей. Он вошел в нее……

Вилле сполз с нее и откатился в сторону, тяжело дыша. Потом раздался щелчок зажигалки: он закурил. Китана продолжала лежать, глядя в потолок. В голове у нее был полный сумбур.
“Я люблю его. Я пыталась как-то сопротивляться ему сначала исключительно из-за своей дурацкой гордости. Я люблю его. Люблю. Мать моя девственница, отец мой вампир, я не хотела этого, но я его люблю.
Вилле докурил сигарету и легким щелчком выбросил ее. Лениво потянулся, заложил руки за голову и небрежно осведомился:
- Ну как? Тебе понравилось?
Китана ничего не ответила.
- Молчание, - знак согласия, - он снова притянул ее к себе.

Часа через два он наконец заснул, улыбаясь какой-то странной победной улыбкой. Гроза уже закончилась, взошла полная луна, которая заливала комнату своим светом. Вилле был так прекрасен сейчас, когда лежал раскинувшись на смятой постели, освещенный лунным сиянием. И теперь весь он, целиком, принадлежал ей. Только ей.
Прижавшись щекой к его груди, вслушалась в неровный стук его сердца. Вздохнула и, уже засыпая, пробормотала:
- А детей у нас будет трое. Утром она проснулась первая. Долго любовалась на него спящего, потом, накинув халат, валявшийся под кроватью, пошла на кухню заварить кофе. Естественно на кухне не оказалось никакого кофе. Там вобще ничего не было кроме метрового слоя грязи, тараканов и алкогольных напитков в ассортименте.
“Ну мы порядок наведем”, - мысленно пообещала она, улыбаясь своему отражению в зеркале.
Тут на кухню заявился Вилле Вало. Плюхнулся на табуретку, потом поднял на нее глаза. Судя по напряженному выражению его лица, он явно что-то усиленно соображал. Потом сдался и спросил:
- Как тебя зовут?
“Господи, если он даже это не может вспомнить……”
- Вобще, Китана. По крайней мере, вчера вроде было так.
*А что, дорогой, проблемы с идентификацией личности?*
Наступила неловкая пауза. Китана ждала, что Вилле скажет что-нибудь хорошее. Чего ждал Вилле, не известно никому. Но ждали они долго. Наконец девушка неуверенно сказала:
- Ну ладно, я пойду.
Она ожидала, что Вилле остановит ее, попросит не уходить. Но он только пробормотал что-то типа, да конечно, тебе уже пора. Вскочил и, крикнув: - Сейчас принесу тебе одежду! - убежал. Она присела на оставленное им место. Мысли путались, поэтому она предпочла не думать. Вилле вернулся секунд через 20. С футболкой и брюками. Женскими. Пахнущими другой.
Она неохотно надела их, чувствуя, как сладковатый запах от одежды проникает внутрь ее.
“Да, конечно, а сейчас у меня будет аллергия на эти духи. Глаза что-то щипет. Ну нет, только не при нем.”
- Может, тебе оставить мой телефон? - предложила она, все еще надеясь на что-то. На лице Вилле появилось нескрываемое облегчение.
- Обязательно оставь!
В первую секунду Китана уж было решила, что ошиблась. Подумаешь, человек не выспался, вот и вел себя странно. Но потом она поняла, что он просто боялся, как бы она не попросила его номер. И мир снова померк.
Она продиктовала ему свой, уже зная что это бесполезно.
Он проводил ее, поцеловал на прощание в щеку. Этот поцелуй был холодным и безжизненным. А потом ушел по дорожке к дому, не оглядываясь, и захлопнул за собой дверь.
Придя домой, она долго плакала. Потом пришла к выводу, что ничего страшного в сущности не произошло.
“Кто он, и кто ты?.
просто ее жизнь изменилась навсегда.
С работы ее естественно уволили.
Но это не имело значения. Совсем никакого.
Она продолжала надеяться, что он позвонит ей. Сидела целыми днями и смотрела на телефон, гипнотизируя его, прося, надеясь. Но он не звонил.
А потом ее менструация запоздала. И ее охватила безумная радость.
“У меня будет ребенок! От него! Ну если мальчик, то понятное дело, Вилле, а вот если девочка……. хммм, тут есть над чем пофантазировать!”
Опоздание оказалось связанным лишь с ее депрессией и было недолгим. Она вновь погрузилась в темную бездну отчаяния.
А дальше жизнь стала потихоньку возвращаться в привычную колею. Ее подруги больше не давали ей оставаться одной. Хотя ее разбитое сердце и продолжало рыдать, она научилась скрывать свою боль, жить с ней.
Через полгода она встретила его в ресторане. Подошла как бы просто попросить автограф. Он не узнал ее, равнодушно скользнул взглядом и написал: “С любовью от Вилле“. Ей уже не было так больно. Она была просто счастлива, что он счастлив, счастлива за ту темноволосую девушку, с хозяйским видом обнимавшую его за шею. Она надеялась, что у них все будет хорошо. Всегда.
А еще через год она вышла замуж за парня, с которым была знакома еще со школы. Он обожал ее. А она позволяла ему это. У них было двое детей. Она умерла, пытаясь родить третьего. И ее последними словами было:
- Назовите его Вилле.

30

cray.gif  грустно....эротично...но грустно..... drag.gif


Вы здесь » Ville-hearts & Marsis » Приколы » Юморные рассказики про HIM!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!